Читая Роберта Блая

Дата: 07-04-2014 | 14:21:28

Несколько часов одиночества

Меня сегодня
дома нет,
хоть никуда идти не хочется.
Я – шелестение газет.
Я – тишина.
Я – одиночество.

Я призрак света
на стене,
который тенью называется.
Я ветка тополя
в окне,
куда присела
птица-странница.

Я мысль,
которой хорошо,
я плащ нетронутый
на плечиках.
Я –
Говорящий: «Он ушел», –
чудак внутри автоответчика.

Я эхо струнного щипка,
глубокого от повторения.
Я
эта самая строка
из этого стихотворения.

Я жизнь,
которая одна
и потому всегда на взлете.

«Сегодня в городе весна,
и вряд ли вы его найдете».

Оплакивая Пабло Неруду

Вода нужна,
а в жаркий день вдвойне
и воздуху,
и дереву,
и мне,
и даже металлической машине.
Вода нужна
и так,
и про запас,
мы жажду утоляем каждый раз
и снова ищем воду,
как в пустыне.
И снова ищем воду мы везде,
идем
за нею вслед
до Океана,
встречая
водопады и фонтаны,
как памятники
канувшей воде.

И в нас она
проделывает путь
не меньший,
чем великая Миссури,
она – как мы,
как брови,
волны хмурит,
когда не может
мир
перевернуть.
Воде порой
бывает
тяжело,
но, как и мы,
она скупа
на слезы.
Блестит ледник
на солнце,
как
стекло,
но не кладут
к его подножью
розы.

А что вода?
идет иным путем,
уходит в глубину,
меняет русло,
не понимая,
почему нам грустно
под бесконечным
проливным
дождем.

Об одиночестве поздним вечером в лесу

1

Подходит к завершению прогулка,
еще раз перейду через ручей.
Стволы берез постанывают гулко,
как трубы разжигаемых печей.

2

Обратный путь – к полям, еще хранящим
почти неуловимое тепло,
обратно в дом, где по утрам все чаще
уютно от камина и светло.

3

Нет у берез ни крыши на поляне,
ни радио, ни философских книг.
Прозрачные, как инопланетяне,
они с Луной толкуют напрямик.

Где искать нам помощи

Пока спасительный ковчег
парит в разгневанном просторе,
найдет и голубь здесь ночлег
и ласточка гнездо построит.
И будет равнодушный лев
блуждать по звездам сонным взглядом,
и глупый кролик, осмелев,
найдет себе местечко рядом.

Читая под осенним дождем

1

Все ясно. Недосказанности нет.
Поля черны, и одиноки птицы.
Смотрю на дождь, как будто на просвет
разглядываю тонкие страницы.

Навеки остаются между строк
прозрачный лес, заезженный проселок,
бурлящий у плотины водосток,
зеленый, как бутылочный осколок.

2

За чтеньем бесконечного романа
бессовестно забуду я порой,
что где-то в дебрях плотного тумана
блуждает мой лирический герой.

Покинутый, несчастный, одинокий,
на вешалке забывший дождевик,
сквозь мутные, расплывчатые строки
идет он через поле напрямик.

Снежные гуси

Снежные гуси хлопают крыльями,
тянутся шеями, чтоб ущипнуть.
Гогот над фермою и лесопильнею,
черные бревна будто намылены,
дышится в полную грудь.

Мальчик, сбежав от отца-алкоголика,
кормит с ладони снежных гусей
там, где ботва замерзает свекольная,
там, где тропу заметает окольную,
там, где пороша на ней.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!