Апокалипсис (триптих)

Монолог белька

Они пришли – посланцы сатаны
И началась кровавая потеха:
Они алкали смерти – из-за меха
Мы были на нее обречены...

На нас им даже пули было жаль:
И забивали насмерть нас баграми!
И мне казалась милосердней сталь,
Чем люди с их железными сердцами.

Струила кровь из жил смертельный бег
Под синими до боли небесами,
Пятная алым белый-белый снег,
И устилали мы его телами.

И не пытались даже мы спастись:
М ы фаталисты, видимо, с рожденья!
Внушал нам ужас смерти – покорись! –
А человек внушал нам отвращенье...

Забили всех: один я уцелел –
Белек, сиротка, бедный несмышленыш...
Какой-то парень (видно, пожалел)
Сказал другому: пусть живет, детеныш...

Апокалипсис

Волною их швырнуло на песок
И берег их, гостей незванных, встретил...
Алел зарей тревожною восток,
Кричали чайки, бился в скалы ветер...

Гиганты, короли морских пучин,
Как сироты, беспомощные дети,
Как корпуса погибших субмарин, –
Лежат киты... Не мы ль за них в ответе?!

А где-то: на другом краю земли,
На берегу другого океана
Другие беды Мир подстерегли,
Кровоточа, болит, зияет рана:

Чернеет белоснежный альбатрос
Какой-то головешкой обгорелой,
Как символ всех невыплаканных слез,
Как крик души от горя омертвелой:

Апокалипсис: трупы, трупы птиц... –
Им нет числа, ведь счет на миллионы!
Убийца – нефть: «бледнеет» Аушвиц!
Зияет смерть через дыру озона...


Цунами

Вздрогнул Мир от смертельного страха
Пред кошмаром грозящей агонии:
За грехи человечества – плаха!
Апокалипсис – миф?.. А Япония?!
Возомнили воры и «мессии»,
Психопаты, тираны и гении,
Но сотрет в порошок вас стихия!
Что пред ней вы «энштейны» и «ленины»?!
Слезы льем мы теперь покаянные
И взываем все к Господу истово!
Что ж творили мы зло, окаянные?!
Что ж мольбе отвечали мы – выстрелом?!
Что ж мы землю терзали и гробили,
Жгли «напалмами», «диоксинили»?!
Мало было ли нам «чернобылей»
Да чумы лихой с «хиросимами»?!
И, не в силах унять содрогания,
Бьются недры в припадке отчаянья
И душа кровоточит: израненна,
«Геростраты», «иуды» и «каины»!
Переполнилась чаша терпения
И последней достаточно капли:
Капли боли и возмущения!
(Утешались: «над нами не каплет»)...
Мстит земля за свое поругание
И прощает прощением матери...
И к цунами восходит рыдание
О любви, что давно мы утратили...














У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!