Владимир Ягличич Шахматы и др.

Дата: 04-03-2014 | 23:47:52

Владимир Ягличич Шахматы
Посвящено Милославу Самарджичу*
(С сербского).

Армия белых, армия чёрных -
с вечною жаждой победы в сраженье.
Этих воителей в битвах упорных
два полководца приводят в движенье.

То не актёры, то не актрисы.
Бьются без страха, не ведают смерти.
Их вдохновляет богиня Каисса
Мудрость выводит из злой круговерти.

Гнев Ахиллеса, гибель Помпеи,
путь Ганнибала, его неудача,
варвары в Риме - какие идеи
всё это шепчет участникам матча ?

Движется пешка к последнему бою,-
где по расчёту, где наудачу,-
так же и Хаген** мосты за собою
жертвенно рушил, решая задачу.

Вдруг обратилась в ферзя, и сердито
бьёт без разбора враждебные силы.
Давит, и голый король, без защиты,
в миг попадает на острые вилы.

В сумерках кружевом ткутся во мраке
тени, где спят в тишине сокровенной
отвоевавшие в битвах вояки.
Шахматы - первая схема Вселенной.

Примечания.
*Милослав Самарджич (р.1963) - сербский писатель и историк, исследующий
историю четников во Второй Мировой войне.
**Хаген из Тронье (Хёгни), воспитанник Этцеля, - один из персонажей "Песни о Нибелунгах". О нём рассказывается в "Саге о Тидреке", в "Песне о Хёгни, убийце Сигурда". Отважный, но жестокий воин. В одном из эпизодов переводит десятитысячный отряд бургундов через Дунай.


Владимир Ягличич Высокие Дечаны*
(С сербского).

Смерть для души - как саван, как покров
и растворение вражды в лазури,
а Воскресенье - празднество цветов,
с ума сводящий плеск весенней бури.

Глянь, ангелы по воздуху летят,
пленяют песней в радостном роенье,
зовут людей преодолеть разлад,
устроить мир, как в первый день творенья.

У Бистрицы** есть память о былом.
Чтоб не погибнуть в сваре окаянской,
здесь нужно жить и храбро и с умом,
как сербам завещал Стефан Дечанский***.

Святой Данила дал ему совет:
"Стефан ! Создай достойное творенье**** !"
И был построен храм, дивящий свет,
в честь возвращённого Стефану зренья*****.

Но не хотел сказать ему монах,
что проклят рок любого властелина,
что, ради власти, всё сметая впрах,
сын гонит в гроб отца, тот гонит сына.

Мних видел грозный купол облаков,
пылающих над Сербией упрямо,
предвидел бедствия и звон оков
и знал, что верный путь - дорога к храму.

Высокий крест поднялся к небесам,
красуясь в синеве, легко и стойко.
Для нас всю жизнь как светоч этот храм.
Король затеял, царь закончил стройку.

Но это - не свершение мечты.
Оно веленьем Господа случится,
когда вспорхнёт с крестовой высоты
дуглавый наш орёл, открыв зеницы;

когда, стряхнувши весь греховный груз,
сберутся в храм все сербы отовсюду...
"Я - верный твой слуга" - сказал Иуда.
"Как дети будьте !" - молвил Иисус.

Примечания.
*Высокие Дечаны - первый сербский православный монастырь в Косове. Расположен
в 12 км от города Печ у подножья горы Проклетье. В нём крупнейшиий на Балканах храм оригинальной архитектуры романского стиля. Храм сложен из
мрамора трёх цветов, на средневековых фресках изображения тысячи святых,
портреты сербских правителей из рода Неманичей. Начало стройки храма - при короле Стефане Уроше III Неманиче - 1327 год. Завершение - при его сыне Стефане Душане - в 1335 г.
**Бистрица - Призренская Бистрица - река в Косовском крае.
***Стефан Дечанский - Стефан Урош III Неманич - назван Дечанским, как строитель храма, где хранятся его мощи. Причислен к лику святых.
****Сербский национальный обычай - жертвовать значительные средства на
основание общественно значимых зданий и учреждений - "задужбина". Такой
задужбиной был и храм в Высоких Дечанах.
*****Согласно старым хроникам в молодости Стефан Дечанский участвовал в
мятеже против своего отца Милутина, за что был потом ослеплён. До смерти
отца носил на глазах повязку. Потом якобы чудесным образом прозрел.


Берлога
(C сербского. Авторизованный текст)

Вечное небо нас к свету влекло,
но вековечно людское зло.

Вечное око над миром разверзлось,
где вековечна людская мерзость.

Всё увядает, но снова цветёт
вечный бордель и извечный гнёт.

Жрут кровососы, лютует несытость,
и вековечна людская немытость.

Смрадно в берлоге, жуткой и тесной.
Вечно обижен невинный и честный.

Вариант: Логово

Вечное небо над вечной Землёй,
где вековечны раздор и разбой.

Вечное Солнце глядит исподволь,
как бесконечна людская боль.

За увяданием - снова расцвет,
только от скверны спасения нет.

Вечно вокруг комарьё и зверьё.
Жаль, что у власти всегда коршуньё.

В логове, если там правды не чтут,
вечная затхлость и вечный блуд.

Vladimir Jaglicic Brlog

Vecno је nebo, vecno tlo.
Vecno је sамо ljudsko zlo.

Vecno те око vecno gleda.
Vecna је sамо ljudska beda.

Vecno venjenje, vecna cvast.
Vecan kupleraj, vecna vlast.

Vecna је buba, vecna zver.
Vecan је ljudski neoper.

I zaudari na vecnost nas brlog
тек, sа svih strana, каd кrenu na vrlog.


Владимир Ягличич Императоры

Был каждый и жесток, и развращён.
Нерону дали лет пятнадцать
безумствовать,покуда правил он.
Шесть - Каракалле, Коммоду - двенадцать.

Что если б ты в то время был рождён,
когда ни рассудить, ни разобраться:
повздорили б вожди, шатался трон,
и ненависть звала тебя сражаться ?

Кто был свободен, кроме тех вампиров,
что поклонялись фаллосу и бесам
и нагло презиравших весь свой мир ?

Лишь пастухи, не признававшие кумиров,
не склонные к плебейским стрессам
и евшие на завтрак козий сыр.
1984


Владимир Ягличич Славно
(С сербского)

Славно мне в каторге этой - не тесно.
Все называют её - "канцелярия".
В стенку смотрю и печатаю тексты
под дребезжащую вечную арию.

Славно, что это - не худшая участь:
угол уютный, место нешумное.
В дружбе с компьютером я не мучусь.
Он, вообще, - существо разумное.

Славно бывает для пользы дела
чуть поразмяться, гоня утомление.
Тщусь заиметь, чтоб ничто не болело,
прочную шкуру и много терпения.

Славно, что платят, хотя работа
и не украсит моей эпитафии.
Снятое кем-то без ведома фото
станет довеском к моей биографии.

Взглянут - подумают: "Славная доля -
осуществлённое устремление !"
И не поймут, что я здесь поневоле -
сердцем и духом в ином измерении.



Владимир Ягличич Опустевшие города

Глохнут звоны в потускневшем окруженье.
В полночь вид у всех проспектов пустоватый.
Что здесь встретишь за обманчивою тенью ?
Мрачных призраков да кучку дерзких статуй.

Тайно прячемся, скрываясь беспокойно
ото всех новинок света из боязни.
Неужели будем вечно недостойны
всех даров небес, помимо божьей казни ?
1983

Другой вариант второго катрена:

Тайно прячемся, скрываясь беспокойно
от грядущего, как будто от пожара.
Неужели будем вечно недостойны
всех святых даров, помимо божьей кары ?


Владимир Ягличич Ной
(С сербского).

Разверзлись небеса. Дожди над всей планетой.
Понять, где день, где ночь, - задача не легка.
У живности в глазах смертельная тоска.
Исчезла вся земля, став песнею пропетой.

Закрывши горизонт, мчат тучи эстафетой.
Без лоцмана в пути, без света маяка,
ковчег лишь чудом цел, а волны бьют в бока.
Держись и не дрожи ! Упорствуй и не сетуй !

В моих зеницах блеск безумного огня.
Я - мир среди миров, и я мирюсь с юдолью.
Смотрю вокруг себя на алчное раздолье
и жду, что океан проглотит и меня.
Но живность на борту - совсем без разуменья -
с надеждой ждёт с небес намёка на спасенье.
1983


Владимир Ягличич В Драче* такой закон.
(С сербского).

Ягличичи живут
и сверху и в низине.
Когда из горцев кто-нибудь умрёт,
низинные в день похорон
уже с утра
спешат копать могилу
на склоне над рекой.
Взаимно,
если смерть придёт в долину,
процессия прибудет на погост
и с верху.
А могила должна манить на отдых,
как свежая постель.
Так здесь два мира,
и верхние, и нижние,
друг другу помогают.
1986.

Примечание автора.
*Драча - родное село моего отца в Шумадии.


Владимир Ягличич Надломленная ветка
(С сербского - перевод не авторизован).

Совсем сухая ветка
беспомощно повисла.
Дождь хлещет, как из бочки,
но лес под ливнем весел.

Могло ль случиться лучше ?
А плакальщица стонет,
и ветер докучает,
проказничают дети.

Приляг в лесу на листья.
В дожде - надежда травам.
Капель тебя тревожит,
зато грибам на радость.

Здесь шёпоты смиренья.
Здесь вечные химеры.
А дождь, хоть точит кости,
но пробуждает семя.

Когда мы повстречались,
во встрече смерть таилась -
и хуже лютой смерти
нет ничего на свете.

Кора отшелушилась,
и годовые кольца
у дерева взорвались.
И больше нет нас прежних.
1986

То же - второй неавторизованный вариант.

Надломленная ветка -
как тощая косица,
и ливень льёт нередко,
но лес вокруг бодрится.

Могло ли лучше статься ?
Ель-плакальщица стонет,
а шалуны резвятся -
никто не урезонит.

Ты мокнешь под капелью,
томим тоской и болью,
зато под мокрой прелью
в лесу грибам раздолье.

Здесь дух смиренной веры,
и, если дождь всё время,
рождаются химеры
и прёт любое семя.

Мы встретились в ненастье,
а рядом смерть гнездилась.
Подобное несчастье
нам в страшном сне не снилось.

Древесный пень ошкурен,
узоры в центре сгнили.
Вид неба - не лазурен.
И мы - не те, что были.


Владимир Ягличич Гоголь
(С сербского)

Огонь в печи сурово
горит с усмешкой злобной.
Ладья уже готова
отчалить в мир загробный.

Вот плата за дорогу,
гребец, служитель смерти !
Помедли хоть немного
у края круговерти.

Тем временем открыться
должны врата пред нами -
пока горят страницы
и их читает пламя.
1982.


Владимир Ягличич Херувим
(c cербского - не авторизованный вариант).

Я не видал его. На это есть причина.
Такие не показывают лиц.
В моих глазах лазоревая льдина
и ярость солнца блещет меж ресниц.

В трагичный час наилютейшей брани,
одним ударом острого меча,
одним движением небесной длани,
он рассечёт противника с плеча.

Когда ж во мне потом совсем иссякнет сила
и будет только пропасть предо мной,
он грозно явится у вырытой могилы
с огромными крылами за спиной.
1984

Вариант, где учтены замечания автора.

Я не видал его. На это есть причина:
играет в жмурки, прячется, таится.
Смотрел: в глазах лазоревая льдина,
сияние и юные девицы.

В трагичный час наилютейшей брани,
во имя мщения и в качестве расплаты,
одним движением небесной длани
он надвое разрубит супостата.

Когда ж во мне потом совсем иссякнет сила,
он спустится ко мне с небес, как пламя,
и я восстану из своей могилы
как он и сам, со светлыми крылами.


Владимир Ягличич Жар
(С сербского).

Раздуй огонь. Пусть угли веселятся.
Пока горят, светлее станет свод
и тени устремятся в хоровод,
и все мы сможем на свету собраться.
Побалуй пламя дровяным довеском
и кочергою угли размельчи.
Смотри, как искры брызжут из печи.
Услышь, как чья-то жизнь проходит с треском.
Я вспоминаю ту былую печь
и угольки, что в ней тогда горели.
Отец там грел мозолистые руки.
От смерти никого не уберечь,
но где бы мы тогда сердца согрели
в ту зиму и за много зим разлуки ?
1985

Спасибо, Владимир! И тёзке Ягличичу!

Прекрасные стихи о шахматах! Они войдут в мировую антологию стихов об этой
великой игре!!!

Всех благ и здоровья!
С уважением,
Вячеслав.