По руинам империи ветер бесславья бредёт

Дата: 28-02-2014 | 01:52:24



По дуге огибают дельфины седой Аю-Даг,
я смотрю на них сверху из маленькой каменной ниши…
В одночасье лишился народ сбережений и благ,
в одночасье возникли /неведомо как!/ нувориши.

Вот и будь вне политики! Ладно, проехали вновь!
Невозможно прожить, не изведав крушенья иллюзий!
Лишь одно неизменно – мятежная к Ялте любовь
и мятежная верность навеки лирической Музе.

Что политика – грязь, не оспоришь, не ставши смешным,
Потому и проходит вся жизнь вроде с нами, а всё-таки – мимо:
самодур Украине вдруг дарит прославленный Крым,
а невежда и пьянь отрекается позже от Крыма.

Но потом, спохватившись, доходит, что кинул он Флот,
Черноморский свой Флот /вот икает хмельная контора!/.
И уже Севастополь, что был и форпост, и оплот
Славы Русской, стал яблоком /Боже, прости мне!/ раздора.

А на русский язык в Украине негласный запрет,
малограмотной мовой дают поясненья к лекарствам,
если в Ялте родился, как русскоязычный поэт,
то забудь о признании * в, спесью больном, государстве.

По руинам империи ветер бесславья бредёт,
маргинальная даль вся захламлена кучами сора,
и враждует смертельно единый когда-то народ,
а присмотришься пристальней – это политиков свора.

Ах, опять я увлёкся! Обиды не скомкать никак!
А закат над горой стал уже акварельно-фисташков…
По дуге огибают дельфины седой Аю-Даг
и теряются в дымке морской среди белых барашков…


* Государственную премию Украины им Т.Г. Шевченко могут получить только писатели, пишущие на украинской мове. Для русскоязычных писателей потолок – премия им. Вл. Г. Короленко.


МОНОЛОГ ПРОЗРЕНИЯ

Мне веришь ли, иль нет ли,
жуя газетный жмых,
а мы попали в петли
политиков гнилых.

Для них, для браконьеров,
разжиться высший шик –
за счёт пенсионеров
и прочих горемык.

Они себе жируют,
причёски – «Вери гуд!»,
а вот народ – мордуют,
а вот страну – секут!

Всё продаётся ныне –
земля, умы, прогресс,
и прошлые святыни
низвергнуты с небес.

Они сейчас во власти,
кураж их ныне лих,
да я не вижу счастья
в холёных ряшках их.

В глазах застыл обман, как
его не прячет грим,
недаром в загранбанках
счета открыты им!

Им самостийность – кредо,
им заграница – мать,
а, что народ свой предан
и разобщён, – плевать!

Одеты все с иголки,
посмотрят – ясен взгляд,
но это волки, волки
в загоне для ягнят.


Если чьи-то права ущемляются - это всегда чревато негативными последствиями. И делается это не от недостатка ума, а потому, что у этой волны гребень повыше, а амбиции несопоставимы с возможностями. Чехия и Словакия - пример того, как ведут политику. Тем более, что границы стран становятся всё более прозрачными. А что язык? Есть язык - есть народ, нет языка - нет народа.

Вячеслав, разделяю Вашу тревогу и чувства.
Киевское месиво страшит дикостью смыслов и воплощений.
Кажется, что столетия прошли напрасно и жизнь вернулось
в дремучие времена...
Мои родители с Украины. По воле советских ветров они оказались в Латвии.
Поэтому особенно больно смотреть репортажи.
Монолог прозрения - узнаваем до деталей!
Это только начало пьесы.
А мы у себя уже посмотрели почти все представление
в нашем провинциальном театрике.
Слепой национализм быстро исчерпывает себя,
но сколько потерь еще предстоит даже на этом кратком пути!
И трудно вообразить - как будет разыграна "Крымская карта".
На Крещатике - гильзы...
Не приведи, Господь, если к дивному аромату крымских субтропиков примешается пороховая горчинка!
"Если только можно, авва отче, мимо эту чашу пронеси.."

Юрий

У Виктора дядя в Киеве живёт, двоюродный брат. От них нет никаких известий. Как всё это страшно, смотришь новости - не верится, что вот так, в одночасье, можно всё разрушить. И в то же время несколько дней назад мне пришло письмо от гл. редактора лит-худ. журнала "Махаон" из г. Запорожья с просьбой разрешить опубликовать подборку стихов Виктора в их журнале. Всё смешалось... Я, конечно, не против.
Спасибо, Вячеслав. Добра и спокойствия Вам и Вашему любимому Крыму!
Нина