Роберт Фрост Млечный Путь - коровья тропа и др. (Цикл).

Дата: 24-02-2014 | 00:28:17

Роберт Фрост Млечный Путь - коровья тропа.
(С английского).

Нам не взлететь в азарте
без крыльев за спиной.
Взамен следим по карте
за трассой неземной.

В мечтах о дальних звёздах,
как дети, хоть сейчас,
мы б рады прянуть в воздух
со всем, что есть у нас.

Не просто ротозеи -
сквозь тучи, сквозь туман,
готовы мчаться, сея
там взрывчатый уран.

Потом, когда всё дрызнет,
придётся нам вздохнуть.
Каким примером жизни
служил нам Млечный Путь !

Супруга вставит слово,
когда прильнёт к окну,
мол, это след коровы,
что шла через Луну.

Парабола маршрута,
где той пришлось шагать,
сворачивает круто
и не приводит вспять.

Та нянька, что старалась
поить людей Земли,
навечно потерялась
в космической пыли.

Корова тащит ноги,
поход отнюдь не прост.
Теряет нить дороги
и кормится меж звёзд.

Там яркий луг отменный,
и травы там цветут,
но на краю Вселенной
их бритвою стригут.

Пойдёшь жевать в охотку -
в опастность попадёшь.
Вот-вот вопьётся в глотку
неумолимый нож.

Я был всегда при стаде
беспечен, как на зло.
При этаком догляде
скотине не везло.

Robert Frost The Milky Way Is a Cowpath

On wings too stiff to flap
We started to exult
In having left the map
On journey the penult.

But since we got nowhere,
Like small boys we got mad
And let go at the air
With everything we had.

Incorrigible Quidnuncs,
We would see what would come
Of pelting heaven with chunks
Of crude uranium.

At last in self collapse
We owned up to our wife
The Milky Way perhaps
Was woman’s way of life.

Our un-outwitted spouse
Replied she had as soon
Believe it was the cow’s
That overshot the moon.

The parabolic curve
Of her celestial track,
As any might observe,
Might never bring her back.

The famous foster nurse
Of man and womankind
Had for the universe
Left trivia behind.

And gone right on astray
Through let-down pasture bars
Along the Milky Way
A-foraging on stars.

Perennial as flowers,
To where some allege
This universe of ours
Has got a razor edge.

And if she don’t take care
She’ll get her gullet cut,
But that is no affair
Of anybody’s but —

The author of these words
Whose lifelong unconcern
Has been with flocks and herds
For what they didn’t earn.
1962 "In the Clearing".


Роберт Фрост Строки, написанные в унынии, накануне большого успеха.
(С английского).

Моя корова вдруг взбрыкнула до небес.
Сказать, что до Луны, - так мало.
Заколобродила, как лунатичный бес.
Как будто клевера не стало.

Мы у Гусыни, крестной матери моей,
перепились и были нездоровы:
набрались всякой минералки до бровей
и не смогли догнать коровы.

Постскриптум.

А будь я трезв и так же сильно раздражён,
беглянку бы призвал к порядку,
бьюсь об заклад, она б сменила тон.
Скрутил бы хвост и сунул ногу в кадку.

Позорней этакой у нас обиды нет.
Раз, было, дояра корова доканала.
Батрак отбросил свой доильный табурет,
вскричал и выдал ей урок вокала.

В сердцах за вилы ухватиться он не мог.
Не помогла бы хворостина или розга.
Он быстро вспрыгнув ей на волосатый бок,
куснул зубами до спинного мозга.

Когда б у них тогда зашёл об этом торг,
корова предпочла бы вилы.
Ужасный вой услышал весь Нью-Йорк.
Об этом пресса громогласно возвестила.

Батрак спросил её: "Зачинщица не ты ли ?
Чего ещё ждала ты от войны ?"
Так вечно спрашивают те, что победили,
и кто бы ни смотрел со стороны.

Robert Frost Line Written in Dejection on the Eve of Great Success.

I once had a cow that jumped over the moon,
Not onto the moon but over.
I don't know what made her so loonar a loon;
All she'd been having was clover.

That was back in the day of my godmother Goose.
But though we are goosier now,
And all tanked up with mineral juice
We haven't caught up with my cow.

Postscript.

But if over the moon I had wanted to go
And had caught my cow by the tail,
I'll bet she'd have a melodious low
and put her foot in the pail;

Than which there is no indignity worse,
A cow did that once to a fellow
Who rose from the milking stool with a curse
And cried, "I'll larn you to bellow".

He couldn't lay hands on a pitchfork to hit her
Or give her a stab of the tine,
So he leapt on her hairy back and bit her
Clear into her marrow spine.

No doubt she would have preferred the fork
She let out a howl of rage
That was heard as far away as New York
And made the papers' front page.

He answered her back, "Well, who begun it ?"
That's what at the end of a war
We always say - not who won it,
Or what it was faughten for.
1962 "In the Clearing"


Роберт Фрост Гибель после расцвета.
(С английского).

Скажи, Сивилла, дивная огресса,
какие мне пути прогресса
полезней выбрать для опоры,
ведя о том переговоры ?
Та мне в ответ: "Вернись-ка в Рим.
Скажи напарникам своим,
что всё равно, какие мненья
берутся для распространенья -
нарядов, взгядов и интриг.
По смыслу всех волшебных книг
что либерал, что консерватор
глядят в один иллюминатор.
Как требует суровый рок,
цветам дарован краткий срок.
Одни до осени завянут,
другие в одночасье канут.

Robern Frost Our Doom to Bloom

Cumaean Sibyl, charming Ogress,
What are the simple facts of Progress
That I may trade on with reliance
In consultation with my clients?
The Sibyl said, “Go back to Rome
And tell your clientele at home
That if it’s not a mere illusion
All there is to it is diffusion—
Of coats, oats, votes, to all mankind.
In the Surviving Book we find
That liberal, or conservative,
The state’s one function is to give.
The bud must bloom till blowsy blown
Its petals loosen and are strown;
And that’s a fate it can’t evade
Unless ‘twould rather wilt than fade.”
1962 "In the Clearing".


Роберт Фрост Вопрошающие лица
(С английского).

Сова вдруг, на лету, свернула тяжело -
спаслась, чуть не разбив оконное стекло.
А крылья напряглись и стали розоваты:
окрасились в цвета предзимнего заката.
И пух и всё перо явила ребятне,
увидевшей, страшась, ту невидаль в окне.

Robert Frost Questioning Faces

The winter owl banked just in time to pass
And save herself from breaking window glass.
And her wings straining suddenly aspread
Caught color from the last of evening red
In a display of underdown and quill
To glassed-in children at the window sill.
1962 "In the Clearing".

Примечание.
Стихотворение Questioning Faces было неоднократно переведено на русский язык.
В Интернете можно найти переводы Вадима Белякова, Романа Дубровкина, Максима Егорова-Советова (два варианта), Бориса Старосельского и др.


Роберт Фрост Опасная надежда.
(С английского).

Взбодрит надежда,
да невпопад.
Всё смотрят вежды:
каков твой сад ?

Весною праздник.
Там всё в цветах -
в сплошных да разных -
а в сердце страх.

Капризный климат
взыграть готов -
вдруг всё отнимет
в лихую ночь.

Robert Frost Peril of Hope

It is right in there
Betwixt and between
The orchard bare
And the orchard green,

When the boughs are right
In a flowery burst
Of pink and white,
That we fear the worst.

For there's not a clime
But at any cost
Will take that time
For a night of frost.
1962 "In the Clearing".


Роберт Фрост Тягловая лошадь
(С английского).

Мы в нашу хрупкую коляску
впрягли громадного коня
и вдоль бескрайней чащи тряско
катили ночью без огня.

Вдруг вышел из лесу детина,
схватил поводья, придержал
и так коня ударил в спину,
что тот сражён был наповал.

Как будто что-то в ней сломалось,
вся туша повалилась вмиг.
И ночь над сценой рисовалась
как дикий мрачный черновик.

Мы были парой бессловесной
и не способною к борьбе,
однако тот разбой бесчестный
не ставили в упрёк судьбе.

Должно быть, тот злодей с дороги
был подчинён кому-нибудь,
и тот хотел, чтоб мы в итоге
пешком закончили свой путь.

Robert Frost The Draft Horse

With a lantern that wouldn’t burn
In too frail a buggy we drove
Behind too heavy a horse
Through a pitch-dark limitless grove.

And a man came out of the trees
And took our horse by the head
And reaching back to his ribs
Deliberately stabbed him dead.

The ponderous beast went down
With a crack of a broken shaft.
And the night drew through the trees
In one long invidious draft.

The most unquestioning pair
That ever accepted fate
And the least disposed to ascribe
Any more than we had to to hate,

We assumed that the man himself
Or someone he had to obey
Wanted us to get down
And walk the rest of the way.
1962 "In the Clearing"

Примечание.
Пользуется широкой известностью перевод стихотворения The Draft Horse,
сделанный Романом Дубровкиным.


Роберт Фрост Финал
(С английского).

Громкие речи при ярких свечах.
Много различных бредней
в память о прежних, первых ночах.
Нынче дошло до последней.

Мало ли что говорил он всегда,
если в душе накипело,
лишь не о том, что не так молода
или уже надоела.

Многие, прочно забыв, смолчат
и о перчёном и кислом.
Кто-то заврётся во всём подряд.
Кто-нибудь скажет со смыслом.

Robert Frost Ends

Loud talk in the overlighted house
That made us stumble past.
Oh, there had once been night the first,
But this was night the last.

Of all the things he might have said,
Sincere or insincere,
He never said she wasn't young,
And hadn't been his dear.

Oh, some as soon would throw it all
As throw a part away.
And some will say all sorts of things
But some mean what they say.
(1963) "In the Clearing"


Роберт Фрост Ауспик
(С английского).

Однажды в Калифорнии, в горах,
я атакован был огромной птицей,
но был мальцом невыгодных кондиций,
и взмыл орёл, нагнав лишь только страх.

Царь птиц плохой добычей пренебрёг.
Отец потом сказал мне за обедом,
что мне не суждено стать Ганимедом,
и от пустых надежд предостерёг.

Не ставши виночерпием богов,
с тех пор я постоянно негодую,
как только обо мне вдруг скажут всуе,
что где-то не гожусь и не казов.

Robert Frost Auspex

Once in a California Sierra
I was swooped down upon when I was small,
And measured, but not taken after all,
By a great eagle bird in all its terror.

Such auspices are very hard to read.
My parents when I ran to them averred
I was rejected by the royal bird
As one who would not make a Ganymede.

Not find a barkeep unto Jove in me?
I have remained resentful to this day
When any but myself presumed to say
That there was anything I couldn't be.
1962 "In the Clearing"

Примечание.
Стихотворение Auspex известно в переводе на русский язык, сделанном Романом
Дубровкиным.


Роберт Фрост Прости, о Господи...
(Фантазии на тему фростовского афоризма).

Прости мне, Господи, невинные усмешки,
чтоб я забыл твои жестокие потешки.

Прости мне, Господи, ехидные стишки.
Невинные грешки, а кары так жутки !

Прости мне, Господи, весёлые забавки,
как я терплю твои калёные булавки.

Прости мне, Господи, фривольные уколы,
среди жестокого и злого произвола.

Прости мне, Господи, трагичные улыбки,
когда меня терзают по ошибке.

Прости мне, Господи, мой горький смех,
при виде всех твоих космических потех.

Прости мне, Господи, невольные сарказмы,
когда кругом зловещие миазмы.

Robert Frost Forgive, O Lord...

Forgive, O Lord, my little jokes on Thee
And I'll forgive Thy great big one on me.
1962 "In the Clearing".

Примечания.
Афоризм Роберта Фроста "Forgive, O Lord..." перевели на русский язык многие
поэты, в том числе Валерий Савин, Максим Егоров (Советов), Антон Ротов.

Афоризм Роберта Фроста перекликается с высказываеием Роберта Сервиса:
God's greatest joke is man - и с другой лаконичной английской фразой:
Human being is just God's joke.


Роберт Фрост Концепция самозачатия.
(С английского).

Нам всем внушают модные понятия
и даже детям их твердит учительство.
Толкуется процесс самозачатия,
хоть это старое и доброе язычество.

Вернулись к самой древней мифологии.
Мол, ни к чему ни споры, ни волнения.
Мол, будем славить Бога в апологии,
чтоб молодёжь не мучали сомнения.

Robert Frost A Concept Self-Conceved

The latest creed that has to be believed
And entered in our childish catechism
Is that the All’s a concept self-conceived,
Which is no more than good old Pantheism.

Great is the reassurance of recall.
Why go on further with confusing voice
To say that God’s either All or over all?
The rule is, never give a child a choice.
1962 "In the Clearing".


Роберт Фрост Проницательность
(С английского).

Сыскался лучник,
выдалась минута,
и выпустил он стрелы
в Новом Направленье.
Тогда он здорово смеялся.
Комедия была.
Стрелял нацелясь,
но мечтал о мираже
(таком же, как платоновский меон) -
о Фениксе,
но в возрасте цыплят.
И стрелы разлетелись
в напрасном кураже,
не натолкнувшись на заслон,
как разрывные пули,
как брызнувший томат.
Зато и мысли в голове блеснули.

Robert Frost Version

Once there was an Archer,
And there was a minute
When He shot a shaft
On a New Departure.
Then He must have laughed:
Comedy was in it.
For the game He hunted
Was the non-existence
Of the Phoenix pullet
(The Meon of Plato),
And the shaft got blunted
On her non-resistance,
Like a dum-dum bullet
Did in fact get splattered
Like a ripe tomato.
That's how matter mattered.
1962 "In the Clearing"

Примечание.
Роберт Фрост отталкивается в этом стихотворении от лонгфелловской строки
"I shot an arrow in air". Послать стрелу в воздух наудачу - это риск.
Неизвестно, каков будет результат. Комментаторы стихотворения Роберта Фроста
"Version" считают, что это отзыв на эксперимент Резерфорда с бомбардировкой
тонкой золотой фольги пучком направленных заряженных ядер. Проверялись две
модели строения атома (the plum pudding model и планетарная модель). Большинство ядер в опыте Резерфорда проходили сквозь "тело" атома, не отклоняясь, как через пустоту, отдельные ядра отклонялись под резким углом,
как бы наскакивая на твёрдое препятствие. Тем самым модель с плотной заполненностью атома отклонялась, подтверждалась планетарная модель и вместе с тем новое направление (New Departure) в физике.
Однако смысл стихотворения настолько завуалирован и непрозрачен, что о
содержании высказываются и другие мнения. В стрелке узнают то Аполлона,
то кентавра Хирона. Содержание стихотворения связывают со взглядами Платона
на строение материи.



Владимир, эти весёлые стихи Вам явно удались. Читаются легко и создают беззаботное настроение. Как раз то, что сейчас нужно:)

Нам ли ,уважаемый Владимир, в нашем возрасте реагировать на такое?Разумеется ,никаких "компенсаций" в виде оценок за прирожденное хамство здесь не требуется.Будьте благополучны и простите неразумному. :))