Балаклава - 3

Дата: 01-02-2014 | 15:03:35



Жмутся к скалам ставники,
над холмом закат малинов,
режут воду плавники
лакированных дельфинов.
Айя мыс, что тот Парнас;
и везёт, и очень кстати,
с Золотого пляжа нас
к Балаклавской бухте катер.

В мегафон экскурсовод врёт о чём-то – сам же верит:
он влюблён в просторы вод, омывающие берег,
в генуэзские руины, в рыжий склон кремнистых глин…
Вместо рыбин всплыли мины вслед за тралом их глубин.
Всяко было…. «Чёрный принц» здесь стоял на рейде гордо;
море входит, словно шприц, в балаклавский створ фиорда.
Словно псих, ревёт норд-ост, оживляя злые кадры:
жуток был конец и прост франко-английской эскадры.

Оседал потом, как дым,
морок брызг и пены бурой,
краб с дукатом золотым
на скалу взбирался хмуро.
Он грозил клешнёй кому-то,
недоступен, словно лорд,
утро цвета перламутра
опускалось на фиорд…

С рыбаками пил Куприн, отходя от дел столичных,
в этой бухте даже сплин не похож на сплин обычный.
И когда от Севастополя тянут фёны, как дурман,
курит трубку Попандопуло – балаклавский капитан.
Вспоминает субмарин тени, словно мифы Трои…
Городки такие Грин, видя в грёзах странных, строил…
Паустовский, глядя вдаль, ялик вёл, была болтанка,
в ставники зашла кефаль, на червя брала султанка,
и в районе Ласпи где-то всплыл морской петух со дна…
Он писал потом про это, и в строке жила волна,
то есть, жил в ней Понт Эвксинский,
Аш два О, Кара-Дениз,
и триремы профиль римский,
и туман, тяжёл и сиз,
греков мифы, греков стать
посейчас у местных даже,
браконьер в ночи, как тать,
тащит камбал на продажу;
виноградная лоза,
тропы козьи по предгорьям,
перед мысом пляж, а за –
тень смоковницы над морем
и таинственная тишь,
в коей вдруг душой оттаешь,
где ничто не объяснишь,
если сам не испытаешь.

Таковы законы жанра, что и плавен, и упруг,
в нём и холодно, и жарко за секунду станет вдруг.
Всё же, Чембало, прости, коль твой нерв не схвачен главный,
долетел, как свист пращи, до меня твой образ славный.

Долетел, обворожил,
подхватил, как будто лава,
чтоб в разлуке я тужил
и вздыхал:
– О, Балаклава!..


О, Балаклава! Упоительно...

Каждый плетет свою стихотворную сетку. У Вас она капитальная, здесь всегда что-то новое узнаешь о Крыме и прочувствуешь. Этот комментарий относится и к циклу, перед этим опубликованному.

Геннадий

Бала-Клава.
Славе -- слава!!!

Снова почувствовала магнетизм и уникальность Балаклавы.
Они переданы не только через содержание, но через ритм, который затягивает, как в воронку.
Благодаря Вам я снова вернулась в это потрясающее место.
Крыму повезло, что у него есть Вячеслав Егиазаров.

Вячеслав, я ещё потрудилась над своим стихотворением про Крым, подредактировала и усилила кое-какие акценты. Надеюсь, что стихотворение от этого выиграло.
Большая просьба - перечитайте, пожалуйста, мой текст "Русский Крым".

Заранее благодарю.