Роберт Фрост Птица-гончар и др.

Дата: 12-01-2014 | 20:45:53

Роберт Фрост Птица-гончар.

Речь про певца, знакомого всем нам.
Он летом громко свищет по лесам,
и крепкие деревья шумно вторят,
что цвета стало меньше в десять раз,
что тусклый лист души не раззадорит,
что лепестков на ветках больше нет,
и груша с вишней летом без прикрас,
что пасмурен теперь сам свет,
что грянет листопадное засилье
и всё покроется дорожной пылью,
что смолкнет сам он, видя, как всё сиро,
хотя ему молчанье не к лицу.
И есть вопрос, что он бросает миру:
что делать, если всё идёт к концу ?

Robert Frost The Oven Вird*

There is a singer everyone has heard,
Loud, a mid-summer and a mid-wood bird,
Who makes the solid tree trunks sound again.
He says that leaves are old and that for flowers
Mid-summer is to spring as one to ten.
He says the early petal-fall is past
When pear and cherry bloom went down in showers
On sunny days a moment overcast;
And comes that other fall we name the fall.
He says the highway dust is over all.
The bird would cease and be as other birds
But that he knows in singing not to sing.
The question that he frames in all but words
Is what to make of a diminished thing.
1916 "Mountain Interval"

Примечания.
Стихотворение The Oven Bird можно найти в Интернете в русском переводе
Таджимана Керымлы, Вячеслава Толстова, Александра Шаракшанэ.
*Oven Bird - птица-гончар, птица-горшечник, птица-печник - название нескольких видов певчих американских птиц рода Furmarius, строящих себе
прочные гнёзда из глины. Эти птицы славятся своим приятным пением, причём
могут петь дуэтом: и самец, и самка вместе.


Роберт Фрост Заложенное в семени.
(С английского).

Ты к ужину зовёшь и с нетерпеньем
меня уводишь от моих трудов,
когда в саду я занят погребеньем
летящих с яблонь белых лепестков.
Тот нежный дождь бежит с благословеньем.
(Прибавит сбор гороха и бобов).
Иду с тобой, но прежде умным зреньем
пойми, как я, значенье тех даров.
Я рад служить земле с весенней страстью.
Вся будущая жизнь заложена в зерне.
В земле родится счастье и несчастье,
и плевелы вокруг терзают душу мне.
Отрадно видеть, как полезные ростки,
напрягшись в почве, всходят сквозь комки.

Robert Frost Putting in the Seed

You come to fetch me from my work to-night
When supper's on the table, and we'll see
If I can leave off burying the white
Soft petals fallen from the apple tree
(Soft petals, yes, but not so barren quite,
Mingled with these, smooth bean and wrinkled pea);
And go along with you ere you lose sight
Of what you came for and become like me,
Slave to a Springtime passion for the earth.
How Love burns through the Putting in the Seed
On through the watching for that early birth
When, just as the soil tarnishes with weed,
The sturdy seedling with arched body comes
Shouldering its way and shedding the earth crumbs.
1916 "Mountain Interval"

Примечание.
Стихотворение Putting in the Seed можно найти в Интернете в русских переводах
Вадима Белякова, Галины Девяткиной, Бориса Зверева.


Роберт Фрост Корова в яблочную пору
(С английского).

Корову обуял задор.
Взамен ворот, всё лезет сквозь забор.
На городивших смотрит гордо,
и у неё стекает с морды
слюна и сусло вроде сидра.
Травой питаться ей обрыдло.
Лишь к падалице мчит резвей -
съедает с нею и червей.
Куснёт и, очумев с глотка,
взревёт, уставясь в облака.
С такой не спросишь молока.

Robert Frost The Cow in Apple-Time

Something inspires the only cow of late
To make no more of a wall than an open gate,
And think no more of wall-builders than fools.
Her face is flecked with pomace and she drools
A cider syrup. Having tasted fruit,
She scorns a pasture withering to the root.
She runs from tree to tree where lie and sweeten.
The windfalls spiked with stubble and worm-eaten.
She leaves them bitten when she has to fly.
She bellows on a knoll against the sky.
Her udder shrivels and the milk goes dry.
1916 "Mountain Interval"

Примечание.
Стихотворение The Cow in Apple-Time можно найти в Интернете в нескольких переводах, в том числе С.Степанова, Алексея Горшкова. Наиболее известен и удачен перевод Григория Кружкова.


Роберт Фрост Случайная встреча
(С английского).

Погода в этот день была надёжных лапах.
Жара - в пределах. Солнце не пекло
и дымкою само себя заволокло.
Я шёл болотами. То еле вылезал,
то вновь тонул. Меня душил кедровый запах.
Терзали грязь, усталость, полумрак.
Я, к сожаленью, и пути совсем не знал.
Присел в лесу, дойдя до буерака.
Чтоб отдохнуть там, подстелил пиджак.
Нигде не видел ни тропы, ни знака.
Взглянул в лазурь небес, глаза в неё вонзал.
Вдруг ствол воскрес, лежавший тт же рядом.
Сперва лежал и приподнялся ввысь.
Бескорый призрак. Встал, но не дерзал
задеть меня корнями или взглядом.
Я поражён был странным видом рук.
От каждого плеча тянулся жёлтый пук -
то к людям провода какие-то вились...
"Здорово ! - говорю. - О чём несёте весть ?
Какими истинами разум ваш проникся ?
Откуда и куда бредёте ? - В Монреаль ?"
"Я - ниоткуда, - говорит он, - как ни жаль.
Иду дорогами, какие ни на есть.
Ищу цветок по имени Калипсо"

Robert Frost An Encounter

Once on the kind of day called “weather breeder,”
When the heat slowly hazes and the sun
By its own power seems to be undone,
I was half boring through, half climbing through
A swamp of cedar. Choked with oil of cedar
And scurf of plants, and weary and over-heated,
And sorry I ever left the road I knew,
I paused and rested on a sort of hook
That had me by the coat as good as seated,
And since there was no other way to look,
Looked up toward heaven, and there against the blue,
Stood over me a resurrected tree,
A tree that had been down and raised again—
A barkless spectre. He had halted too,
As if for fear of treading upon me.
I saw the strange position of his hands—
Up at his shoulders, dragging yellow strands
Of wire with something in it from men to men.
“You here?” I said. “Where aren’t you nowadays
And what’s the news you carry—if you know?
And tell me where you’re off for—Montreal?
Me? I’m not off for anywhere at all.
Sometimes I wander out of beaten ways
Half looking for the orchid Calypso.”
1920 "Mountain Interval"

Стихотворение An Encounter можно отыскать в Интернете в переводе Вячеслава Толстова.


Роберт Фрост Подпорки для гороха.
(С английского).

С обедни в праздник я прошёл вдоль лога.
На вырубке чуть было не оглох.
Мне Джон сказал о хворосте, что много,
и можно брать, чтоб подпереть горох.

В тот день, вполне подстать для Первомая,
лучистый свет над просекою тёк,
а жизнь кровоточила, убегая, -
то бил из пней берёз их буйный сок.

Лягушки, вслед моим телодвиженьям,
по всем углам, где влажен был подзол,
скакали с хоровым сопровожденьем,
смотря во все глаза, зачем пришёл.

Весь свежий хворост свален был повсюду,
любые ветки, сучья и хвосты,
народ с тележками растаскивал те груды.
Под ними мялись дикие цветы.

Подобно детским нитяным узорам,
потом из веток стоек наплели -
на пользу хоть бобам, хоть помидорам,
чтоб их ростки поднялись от земли.

А вид цветов в том месте был печален.
И триллиум не приняли в расчёт.
Едва расцвёл - был хворостом завален.
Гадай да жди, как снова расцветёт.

Robert Frost Pea Brush

I walked down alone Sunday after church
To the place where John has been cutting trees
To see for myself about the birch
He said I could have to bush my peas.

The sun in the new-cut narrow gap
Was hot enough for the first of May,
And stifling hot with the odor of sap
From stumps still bleeding their life away.

The frogs that were peeping a thousand shrill
Wherever the ground was low and wet,
The minute they heard my step went still
To watch me and see what I came to get.

Birch boughs enough piled everywhere!—
All fresh and sound from the recent axe.
Time someone came with cart and pair
And got them off the wild flower’s backs.

They might be good for garden things
To curl a little finger round,
The same as you seize cat’s-cradle strings,
And lift themselves up off the ground.

Small good to anything growing wild,
They were crooking many a trillium
That had budded before the boughs were piled
And since it was coming up had to come.
1916 "Moutain Interval".

Примечание.
Стихотворение Pea Brosh можно найти в Интернете в русских переводах Вадима
Белякова, Василия Бетаки, Лидии Иотковской, Вячеслава Толстова.


Роберт Фрост Диапазон прицела
(С английского).

Отверстие в алмазной паутине.
Над гнёздышком - простреленный цветок.
А выстрел метил в грудь, не то в висок.
Цветок повис, сломившись в середине.

Но птица-мать к птенцам вернулась ныне.
А над цветком кружится мотылёк
и ищет, где б он прицепиться мог,
затем садится, ножками пружиня.

На пастбище стараньем паука
за ночь, среди стеблей коровяка
возникла чудо-сеть из тонких кружев.
Внезапно пуля поразила слух.
Бежит ловец, большой любитель мух,
и мрачно пятится, не обнаружив.

Robert Frost Range-finding

The battle rent a cobweb diamond-strung
And cut a flower beside a ground bird's nest
Before it stained a single human breast.
The stricken flower bent double and so hung.

And still the bird revisited her young.
A butterfly its fall had dispossessed
A moment sought in air his flower of rest,
Then lightly stooped to it and fluttering clung.

On the bare upland pasture there had spread
O'ernight 'twixt mullein stalks a wheel of thread
And straining cables wet with silver dew.

A sudden passing bullet shook it dry.
The indwelling spider ran to greet the fly,
But finding nothing, sullenly withdrew.
1916 "Mountain Interval"

Примечание.
Стихотворение Range Finding можно найти в Интернете в переводах Григория Кружкова и других.


Роберт Фрост Взаперти.
Как это было рассказано ребёнку.
(С английского).

Мы дома ночью спали взаперти.
Цветы отдельно запирали на террасе,
куда и свет не проникал почти.
И ночью спал я, будто на фугасе.
Казалось, воры пуговкой скребут:
явились за цветами и крадут.
Но Бог хранил цветы от всяких зол.
Я лишь одну настурцию нашёл
с помятым стебельком, взглянув на пол.
Я, верно, сам расправился с цветком
и честно признаю свою вину.
Вчера он в играх был моим дружком.
Мы вместе любовались на луну.

Robert Frost Locked Out
As told to a Child

When we locked up the house at night,
We always locked the flowers outside
And cut them off from window light.
The time I dreamed the door was tried
And brushed with buttons upon sleeves,
The flowers were out there with the thieves.
Yet nobody molested them!
We did find one nasturtium
Upon the steps with bitten stem.
I may have been to blame for that:
I always thought it must have been
Some flower I played with as I sat
At dusk to watch the moon down early.
1916 "Mountain Interval".


Роберт Фрост Прощальное слово Лазурной Птицы.
Как это было рассказано ребёнку.
(С английского).

Вышел я, а мне Ворона
громко крикнула с кола,
вроде дьякона с амвона:
"Эй ! Здорово. Как дела ?
Благодарна буду, если
передашь, увидев Лесли,
извиненье неспроста -
от не смогшей с ним проститься
маленькой Лазурной Птицы.
Хмурый ветер в свой наскок
звёзды яркие зажёг;
наморозил лёд повсюду;
нашу птичку ввёл в простуду,
вырвал перья из хвоста...
Птичка просит на прощанье
молвить Лесли: "До свиданья !"
Пусть до ласковых времён
носит красный капюшон.
Пусть, как выследит Вонючку,
даст ему большую взбучку.
Пусть надеется и ждёт.
А весной, как стает лёд,
птичка вновь ему споёт".

Robert Frost - The Last Word of a Blue Bird
As told to a child

As I went out a Crow
In a low voice said, "Oh,
I was looking for you.
How do you do?
I just came to tell you
To tell Lesley (will you?)
That her little Bluebird
Wanted me to bring word
That the north wind last night
That made the stars bright
And made ice on the trough
Almost made him cough
His tail feathers off.
He just had to fly!
But he sent her Good-by,
And said to be good,
And wear her red hood,
And look for the skunk tracks
In the snow with an ax-
And do everything!
And perhaps in the spring
He would come back and sing."
1916 "Mountain Interval".

Примечание.
Стихотворение The Last Word of a Bluebird отыскалось в Интернете в переводе на русский язык Захара Гинзбурга.



Роберт Фрост Девочкин сад
(С английского).

Подчас, в приятную погоду,
соседка говорила мне,
как раз в свои девчачьи годы
она блажила по весне.

Ей захотелось взять делянку
в своём саду, затем чтоб там
самой трудиться спозаранку.
Отец сказал: "Конечно, дам !"

Вблизи ограды был кусочек,
определённый под лабаз,
забитый грудой старых бочек.
Отец сказал: "Вот, в самый раз.

Задумано умно и мило,
затея лучше всех затей:
пусть руки наберутся силы,
помимо кожи да костей".

Сказал: садовая работа -
совсем не отдых, а страда,
что нужно не бояться пота ...
Она была не враг труда.

Навоз возила то и дело
и не гнушалась грубых блуз,
но всякий раз в пути краснела
за грязный неприятный груз,

когда хоть кто-то шёл дорогой...
Семян, где можно, набрала -
была к их выбору нестрогой -
и насажала без числа

всё, вплоть до косточек плодовых,
латук, горох, бобы, редис,
картофель, много трав столовых,
томаты, свёклу и маис.

Она сама подозревала,
что много яблонь на гряде,
но нужных знаний было мало,
чтоб разобраться что и где.

Осенний сбор был очень пёстрый:
по малой горсточке всего,
чего ведро, чего с напёрсток,
а в общей сумме - ничего.

Теперь, увидев, как в селенье
в делах подводится итог
и все в хорошем настроенье,
она твердит нам: "Я - знаток !

Когда-то фермершей бывала"...
Но без советов ! - Бог упас.
И никогда не привирала,
ведя повторно свой рассказ.

Robert Frost A Girl's Garden.


A neighbor of mine in the village
Likes to tell how one spring
When she was a girl on the farm, she did
A childlike thing.

One day she asked her father
To give her a garden plot
To plant and tend and reap herself,
And he said, "Why not?"

In casting about for a corner
He thought of an idle bit
Of walled-off ground where a shop had stood,
And he said, "Just it."

And he said, "That ought to make you
An ideal one-girl farm,
And give you a chance to put some strength
On your slim-jim arm."

It was not enough of a garden
Her father said, to plow;
So she had to work it all by hand,
But she don't mind now.

She wheeled the dung in a wheelbarrow
Along a stretch of road;
But she always ran away and left
Her not-nice load,

And hid from anyone passing.
And then she begged the seed.
She says she thinks she planted one
Of all things but weed.

A hill each of potatoes,
Radishes, lettuce, peas,
Tomatoes, beets, beans, pumpkins, corn,
And even fruit trees.

And yes, she has long mistrusted
That a cider-apple
In bearing there today is hers,
Or at least may be.

Her crop was a miscellany
When all was said and done,
A little bit of everything,
A great deal of none.

Now when she sees in the village
How village things go,
Just when it seems to come in right,
She says, "I know!

"It's as when I was a farmer..."
Oh never by way of advice!
And she never sins by telling the tale
To the same person twice.
1916 "Mountain Interval"

Примечание.
В Интернете можно найти перевод стихотворения A Girl's Garden а русский язык,
сделанный Маратом Джумагазиевым.


Роберт Фрост Спуск Брауна - или Скольжение волей-неволей.
(С английского).

Так высоко жил фермер Браун,
что виден был его фонарь
за много миль, когда шабашил
и складывал свой инвентарь.

Однажды многие смотрели,
как он летел, чин-чинарём,
сквозь все поля и загородки,
рисуя кольца фонарём.

Меж домом и сараем буря
его, схвативши, понесла
на гладь сплошной ледовой корки.
А мир вокруг накрыла мгла.

Под снегом - стенки, ряд деревьев.
Не смог схватиться ни за сук,
как ни старался уцепиться,
лишь в ямах застревал каблук.

Невольно, в нос бурча про что-то -
бежал за кем-то по пятам,
а сам не мог остановиться,
всё нёсся с горки по полям.

Всё мчался вниз. Расставил длани,
как неземное существо.
Раскинул руки, вроде крыльев.
В лице мелькнуло торжество.

Быстрее, тише - как случалось;
то прямо встав, то сев потом.
Летел, и в страхе, и рискуя
своей одеждой и хребтом.

Он пёкся, чтоб фонарь не гаснул,
и раздразнил внизу зевак.
Те, глядя на огонь, кричали:
"Смотрите, что ещё за знак !?

К чему нам Браун светит ночью ?
С чего распраздновался он ?
Не то удачно продал ферму,
не то почётно награждён".

Он мчал опасно, кувыркался.
Упал и грохнул свой фонарь
(и всё-таки не дал потухнуть -
крутил фитиль, сбивая гарь).

Ещё не веря в неудачу,
не тратя силы и ума,
он подчинился лютой буре
и, как пацан, съезжал с холма.

"Ох, я..." Вот всё, что мог он крикнуть,
попавши, как в речной поток,
и проскочил две мили склона.
Дом стал - аж страшно - как далёк.

Я ж думал (Всё же я - водитель !),
как быть, когда надежды нет
и мощь машины на исходе ?
Так вот мой собственный ответ:

мы, янки, - вечно неизменны !
Навряд ли Браун был смущён
и совершенно растерялся,
попав на слишком скользкий склон.

Он, будто, вздумал задержаться
до оттепели в январе,
которая покончит с настом,
и покорился злой поре,

как вдруг, съезжая, развернулся,
манером восхитившим глаз.
Неужто позабыл, к кому он
спешил добраться в этот час ?

Он явно выбрал направленье
не к цели, а в чужой квартал,
чему, однако, вне сомненья,
значенья он не придавал.

С сочувствием, как было должно,
вполне тактично, как сумел,
я подбежал к нему с вопросом.
Был очень рад, что Браун цел.

Он трижды поморгал глазами.
Встряхнул фонарь. Убрал фитиль
и двинулся в своё жилище -
дорогой в много-много миль.

Robert Frost Brown's Descent
or Willy-Nilly Slide.

Brown lived at such a lofty farm
That everyone for miles could see
His lantern when he did his chores
In winter after half-past three.

And many must have seen him make
His wild descent from there one night,
'Cross lots, 'cross walls, 'cross everything,
Describing rings of lantern light.

Between the house and barn the gale
Got him by something he had on
And blew him out on the icy crust
That cased the world, and he was gone!

Walls were all buried, trees were few:
He saw no stay unless he stove
A hole in somewhere with his heel.
But though repeatedly he strove

And stamped and said things to himself,
And sometimes something seemed to yield,
He gained no foothold, but pursued
His journey down from field to field.

Sometimes he came with arms outspread
Like wings, revolving in the scene
Upon his longer axis, and
With no small dignity of mien.

Faster or slower as he chanced,
Sitting or standing as he chose,
According as he feared to risk
His neck, or thought to spare his clothes,

He never let the lantern drop.
And some exclaimed who saw afar
The figures he described with it,
"I wonder what those signals are

Brown makes at such an hour of night!
He's celebrating something strange.
I wonder if he's sold his farm,
Or been made Master of the Grange."

He reeled, he lurched, he bobbed, he checked;
He fell and made the lantern rattle
(But saved the light from going out.)
So half-way down he fought the battle

Incredulous of his own bad luck.
And then becoming reconciled
To everything, he gave it up
And came down like a coasting child.

"Well--I--be--" that was all he said,
As standing in the river road,
He looked back up the slippery slope
(Two miles it was) to his abode.

Sometimes as an authority
On motor-cars, I'm asked if I
Should say our stock was petered out,
And this is my sincere reply:

Yankees are what they always were.
Don't think Brown ever gave up hope
Of getting home again because
He couldn't climb that slippery slope;

Or, even thought of standing there
Until the January thaw
Should take the polish off the crust.
He bowed with grace to natural law,

And then went round it on his feet,
After the manner of our stock;
Not much concerned for those to whom,
At that particular time o'clock,

It must have looked as if the course
He steered was really straight away
From that which he was headed for--
Not much concerned for them, I say:

No more so than became a man--
And politician at odd seasons.
I've kept Brown standing in the cold
while I invested him with reasons;

But now he snapped his eyes three times;
Then shook his lantern, saying, "He's
'Bout out!" and took the long way home
By road, a matter of several miles.
1920 "Mountain Interval"



Владимир, мне нравятся тексты Фроста в Ваших переводах.
Я, конечно, ценитель никакой!
Но лёгкий юмор и лёгкость построения строки - притягательны!
Спасибо Вам!
С уажением,
В.Е.