Казимера Иллакович. Стихотворения



Река

Разбивает меня о камни
каждое твоё дыханье.
я стихия бегущая, текучая, а ты – берег,
и ты чтобы меня берёг и был мне верен.
Охотник в лугах, несчётны и метки твои стрелы ,
умирают на груди моей птицы дикие и уточки белые ,
дубы вековые и ивы высокие валишь
и пускаешь по мне, чтоб они далеко уплывали.
И приходишь , устав, надо мною склоняешься, горбясь,
и я отражаю твой грязный измученный образ,
и - когда меня пьёшь – становлюсь я холодной и лёгкой и чистой
и душа моя сквозь усталые руки твои струится струится.



Неведение

Так многое во мне ещё мне незнакомо,
живу при двери как на солнечном пороге :
о, голуби мои, о,желтизна бегоний,
о розы... розы...
Есть дом, в нём коридоры тёмные укромны,
часы стучат как сердце и тревожат звоном ,
и галереи смотрят умерших очами,
и - Бог, который есть везде, где и меня нет.


Пустые стихи

Солнце, которое снега боится,
Лозы, дрожащие перед зимою,
мыслей и слов нехватает для рифмы -
вот эта песенка.

По винограднику от граблей
остался неровный след...
Меня, озябшую, зима, убей,
пока не выпал снег.

Очи, что многое слишком узнали,
жизнь, что морозов зимы боится...
...Пани, панове, люди!...
Вот эта песенка.


Возвращение

Возвращаюсь к простым вещам - к пылинок воздушной пляске,
к малютке слепцу паучку неразличимой окраски
к ставням, дрожащим в ненастье , их громкому горькому плачу,
к щелям интересным в полу, что пыль и загадки прячут.

Возвращаюсь кружною дорогой победной с добычей из боя
к тайной мышиной норе укрытой в углу покоя,
к страшной гибели дятла, к ежиной истории бедствий,
к мыши летучей с совою, к их непонятному бегству.

Гораздо всё тише и проще теперь... ясно...и без опаски
я возвращаюсь драконом усталым в старую ,старую сказку.
PoBуw, 1926

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!