Василий Циттель


Коллоди


Коллоди

тосканская деревня Коллоди
жара цикады все как всегда вроде

одна деталь здесь родился и умер Пиноккио
когда об этом узнал то был в шоке я

деревянный носатый пройдоха
когда-то здесь жил и весьма неплохо

заложил букварь деньги спустил
купил краски дешевый акрил

намалевал в коморке на холсте очаг
нет этот чурбан был не дурак

а вот Лексей Николаич Толстой
был человек ушлый и совсем непростой

подправил урезал изменил имена
сделал супермена из простого бревна

в деревне Коллоди я понял одно
воровать тексты это грешно


ты и я сидим целуемся пьем кальвадос

:::
ты и я сидим целуемся пьем кальвадос
ты прекрасна как ночь задаешь вопрос

что с тобой сделать когда ты умрешь?
Нина преврати меня в летний дождь

ты выйдешь на луг а в каждой капле я
теплый и звонкий как нота ля

как только услышишь что где-то гром
выбегай из дома бегом

я буду струиться по твоим плечам
ты сделаешь фотку выложишь в инстаграм

Нина и дождь снова вдвоем
давай нашу песню вместе споем

что ночь коротка а цель далека
дождевая вода не бывает горька

ты стоишь подо мной и тебе тепло
и совсем неважно что лето прошло


летучая мышь просто бабочка большая

%%%
летучая мышь просто бабочка большая
летает по комнате никому не мешает

если ты слышишь
как летают летучие мыши
значит ты всего земного выше

значит ты стал вровень с богом
идешь по своим дорогам

стоптал в кровь свои сандалии
тяжело ходить пешком по Италии

от одного колокольного звона к другому
петляя ищешь дорогу к дому

а дом далеко в горах похожих
пока доберешься миллион прохожих

встретишь таких же бездомных
каждого обнимешь спросишь скромно

сколько веков тебе сталось идти
сколько секунд ты уже в пути


Лукка

Лукка

в городе Лукка жарко толпы туристов
потный усатый итальянец бариста

нахваливает мои татуировки
у него хватает сноровки

курить хвалить варить кофе
настоящий луккианец профи

я жидкий терминатор хожу потею
негр подходит салям аллейкум

аллейкум а салям исламский бро
моя борода золото с серебром

но ты не прав Аллах мне не бог
и тот что бог мне тоже не бог
я верю только в уральский мох

он всегда растет с северной стороны
и катеты всегда чему-то равны
но это неважно Лукка прекрасен
у меня в рюкзаке нож и я опасен

потому что я отец сын и дух мой тверд
в сердце огонь в голове лед



посудные горы что я перемыл

(((
посудные горы что я перемыл
выше мощнее самих Фермопил

посудомойщик как призвание
берут только с образованием

с докторской степенью по филологии
да хранят меня кухонные боги

работа - деньги - еда - жизнь
держись за тарелку Вася держись

как просил Александр Дельфинов
расскажу историю про моих алкоджинов

первого зовут Ванья Алеша
человек говно повар хороший

любимая его забава сказать Ахтунг
громко пернуть заохать заахать

поржать и жарить стэйки дальше
вот такой кароши немецки мальшик

зовут Ванья - отец художник любил Пастернака
жил с Гюнтером Грассом увлекался маком

Ванья увлекается спортом и водкой
когда пьянеет кричит член короткий

но это не важно порядок важен
порядок важнее даже
зарплаты налогов трудового стажа

второй Леннард мать англичанка отец инженер
в питие не признает полумер

на первое виски на второе третье виски
все это дело заедает сосиской


дорожка кокса чтобы земля быстрее вертелась
пару водок чтобы появилась смелость

потому что готовка - дело отважных
спаржу связать жестко бондажно

отщлепать филейную часть отбивных
жарить и печь - для молодых

третий Томас шесть лет на Гоа
здесь все понятно к чему слова

четвертый Алекс бывший наци
не пьет не курит лет так надцать

говорит не пидор просто любит мужчин
тонким голосом поет из Queen

пятый Нильс вырос в коммуне хиппей
отчим ему говорил не пей

не глотай не кури не нюхай
с тех самых пор он всегда под мухой

любит техно жил в кибуце
говорит что еврейки хорошо е**тся

из иврита помнит машеу бен зона
единственный из поваров ел мясо слона

люблю их всех моих поваров
потому что выпить я всегда готов


плакать что-то расхотелось

плакать что-то расхотелось
ведь от плаканья вертикальные морщины возникают
для смеяния нужна смелость
так как становишься похожим на гражданина китая

а если не смеяться не плакать
то вроде как не человек ты больше а робот
работа дом погулять с собакой
посмотришься в лужу а уже не молод

нет не старостисмерти боишься
просто деревья уже большие а дети маленькие
говоришь себе бывает так вышло
жизнь прошла в хрущовке не в сталинке

среднего возраста кризис
смотрит пристально глазами женщины-одногодки
возможная с ней близость
пугает больше чем похмельный синдром от водки


не перейти бурьянного поля
не собрав бородой все репьи да одуваново семя
перейдешь вспомнишь что вышел за солью
а как зовут не помнишь Вася Сеня

захочется вдруг заплакать
пусть лицо превращается в кору соснову
сердца ядерный реактор
разделяет русский язык на немецкий и мову

стоишь слезами планету мочишь
солодковых снов земля без меня ты будешь пухом
gute Nacht по-русски - умирать так ночью
вместе с отцом и сыном и святым йухом


яблоня от яблока падает в трех кварталах

***
яблоня от яблока падает в трех кварталах
алегер ком алегер но людям все мало

запах горелой яблочной кожи
запаха черемухи на полгривны дороже

звездоносцы занимают украинские города
для каждого распятого мальчика своя звезда

наспех сколоченная из старых заборов
по телеку задорно шутит Задорнов

ха ха ха металл воздуха тяжелее
хо хо хо бездуховные самолеты придумали евреи

русский Адам женился на неандерталке
возникли русские живущие из-под палки

придворные поэты строчат слово о полку володином
писатели идут на вы целуют родину

во все ее интимные провинции
а родиной заправляют серолицые

мальчиши-плохиши да мальчики-с-пальчики
кибальчишей запихивают в танчики

посылают убивать бородатых носатых чубатых
играют в свои вечнодетские аты-баты

кибальчиши плавятся превращаясь в гору пластика
а над кремлем поднимается флаг со свастикой


не пойду на войну пусть погибнут другие

+++
не пойду на войну пусть погибнут другие
красивые сильные молодые

пусть останутся в мире только калеки
без рук без ног недочеловеки

а я буду такой между ними похаживать
волосатые руки ноги поглаживать

сверхчеловек как мечтал философ усатый
в левой руке облако в правой вата

буду хвалиться смотрите какой я целый
смотрите обрубки мое тело

прекрасно как закат над морем
как райское яблочко в эпл-сторе

я хипстерский бог мой пароль от вай-фая
жижек 666 я живу играя

в бисер потом плету из него феньки
для мертвых подруг Катьки Янки Женьки

а я живу война для слабых
друг друга жрут гадюки жабы

нет воевать ни за что я не буду
ни за аллаха ни яхве ни тетю Люду


Blaubeuren

*     *     *


холодно пасмурно подо мною засыпает Блаубойерн

жизнь здесь медленная клейкая как смола

сижу на скале как средневековый воин

наблюдать записывать часть моего ремесла


мертвые листья еще шевелятся под ногами

рядом дрожат шиповника хищные глаза

люди внизу засыпайте спокойно я с вами

всегда на страже ваш дикий степной хазар


я когда-нибудь выучу ужаснейший швабский

и спущусь к вам вниз мне есть что сказать

расскажу вам мои постсовковые сказки

про Вовчика Шиша про Зайцеву блядь


как мы хоронили Сиволовского Вадьку

его цинковый панцирь у подъезда стоял

как Холина отдалась за шоколадку

как Комар вешал кошку и ржал


как Женька Шамиль сгорел в своем танке

Рыжий повесился Серый сидел

как Гриню убили из-за шапки-ушанки

спился-сдымился ушастый Карел


вы от ужаса вздрогнете милые тихие швабы

таких сказок не слышали вы со средних веков

все потому что у нас дураки и ухабы

а у вас автобаны и нет дураков



на балконе в чужом городе курю


&&&

на балконе в чужом городе курю

вечный иностранец но жизнь не вечна

радуюсь тридцатьдевятому ноябрю

смотрю на речку


все есть собака дети даже жена

сад машина работа на хлеб хватает

когда остаюсь один слез полон стакан

моя борода уже седая


проходит осень уже рождество

но я язычник верю в лето

исус красивый но в него

верят лишь тетки и поэты


на вокзале в моем городе курю

вечный пассажир зеленого вагона

радуюсь непоследнему ноябрю

смотрю на клены



Leewarden


Leewarden


Памятник поэту на площади главной

рука протянута для денег и славы


но вместо этого местные утырки

в руки поэту вложили бутылку


я стою напротив с банкой пива в кармане

бомжи подходят Ду ю хав сом мани?


отвечаю что нет вру конечно

как любой писака я хочу жить вечно


собираю медь чтоб отлили в бронзе

в такой же как у поэта-голландца позе


пусть и мне в руку кладут всякий мусор

после смерти я больше не буду трусом



Pumerend


Pumerend


шестьсот лет для Пумеренда не прошли даром

здесь две церкви и два базара


в музее я был единственный посетитель

подошел сказал по-голландски простите


а что у вас здесь есть посмотреть

черепки санки монетная медь


самое главное что было в музее-квартире

значок рыночная доярка номер четыре


в обед повстречал одного уйгура

он продал мне денер и сказал культура


в Европе уже совсем закатилась

будущее за нами брат в Аллахе сила


я ответил брат Саллям Аллейкум

что по-голландски значит You're welcome!



Almere


Almere


Альмере блестящий как новый цент

в новых городах воздуха нет


люди как рыбы открывают рты

проплывают мимо в поисках пустоты


в центре озеро с оспинами гусей

я сижу на берегу я всех умней


жую дюрум денер курю самокрутку

рядом лилипут целует лилипутку


она смеется как герой мультфильма

он в костюме и шляпе стильной


а я один мне смешно и грустно

нужно встать и выпить за торжество искусства



Utrecht


Utrecht


Утрехт город иностранцев и стариков

на каждом заборе написано fuck off


серые мрачные заросшие каналы

по ним плавают утки-канибалы


толстые женщины снуют от лавки к лавке

я бы накалывал их как бабочек на булавки


собрал бы коллекцию подарил бы музею

толстая женщина она ведь как фея


только крылья как у летучей мыши

и при полете с одышкой дышат


чтобы забыться я выпил немного грольша

в Утрехт я не поеду больше



Amsterdam


Amsterdam


в Амстердаме кривые дома и укуренные туристы

цапля летит над каналом нечистым


на катерах люди спят или смотрят в айпод

девушки на улицах как на показе мод


на сигвеях морскими коньками проносятся немцы

я сижу на скамейке вырезаю сердце


стрелу и надпись Нина плюс Вася равно

не успеваю закончить слишком темно


мужик на мосту удит свои сэлфи-фото

у туристов просто такая работа


чем больше фоток себя тем дольше живется

с помощью сэлфи можно остановить солнце


я сделал фото надписи love me

больше ничего не нужно от любви



Ede


Ede


маленький голандский городок Эде

там стоит памятник медведям


то ли они борются то ли любовь такая

но похожи они на два минтая


примерзли к друг другу в объятиях жарких

я сижу напротив и мне их жалко


мне жалко всех несчастных теток

всех кто работает в субботу


собак бездомных и домашних

мне жалко всех и даже страшно


что все живое станет камнем

и мы с тобою пылью станем




Apeldoorn


Apeldoorn


Апельдорн просто точка на карте

в Апельдорне я думал о Сартре


просто меня немного тошнило

чуточку выпил пока были силы


потом ни сил ни вина телефон не пашет

отражаюсь в витрине нет меня краше


лыс бородат говорю с акцентом

даже подали несколько центов


наверное пора что-то менять

хорошо передвину в отеле кровать


носки переброшу в угол другой

все поменялось я опять молодой



Enschede


Enschede


Эншеде это просто центр торговый

продавцы здесь все чернобровы


здесь люди не живут здесь люди покупают

сбились в большую велосипедную стаю


колесят в поисках новой габаны

мне это показалось странным


зонт называется здесь параплюем

странно но я не критикую


девушек зовут Фемке и Ремо

это уже нерешаемая проблема



Bremerhafen


Bremerhafen


в Бремерхафене водится крылатый носорог

они все вымерли а этот не смог


летает ночами над северным морем

моряки считают что это к соре


еще в городе много восточных лавок

"Симит сарай" на главной улице справа


заборная надпись - немцы валите из Гермашки

но местные немцы родились в рубашке


ходят по холодному морю-окияну

им кроме трубки и рома все по-барабану


в портовом городе правят купцы и ветер

я в нем был галочкой пометил




Rotenburg



Rotenburg


В Ротенбурге стоит памятник колобку

нужно потереть его бок и сказать ку


на главной улице почта банк кафе Ахой

говорю обывателям **й а панкам хой


ротенбуржцы по-русски знают три слова

хлэб сабак и странно но полвторого


познакомился там с теткой Джиной Лаурой

оказалась 65 летней немецкой дурой


здесь не жил не родился Пауль Клее

из Ротенбурга я уехал не жалея



говорят я ворую рифмы


;;;;;

говорят я ворую рифмы

кровь-любовь это я украл

еще я генерирую мифы

умею выходить в астрал


розы-слезы моя работа

ну а как тут не воровать

включаю любимого Нино Рота

рифмую дальше мать-блядь


вы скажете все так банально

поэзия в общем банальная вещь

банально банально - ок - инфернально

на вещь есть отличная рифма лещ


ворую-рифмую разве в рифме дело

она лишь брошь на платье стиха

главное чтобы ты на меня смотрела

пусть даже издалека



никто не знает а я настоящая принцесса

;;;;;
никто не знает а я настоящая принцесса
да бородата да выпиваю
но это все под воздействием стресса
если б не стресс я была бы другая


я бы носила платья в горошек
красила губы играла на лире
флиртовала бы так чуть-чуть понарошку
фиалки росли бы в моем сортире


я была бы добра красива игрива
ждала бы принца на сивой кобыле
но жизнь тяжела лучше выпью-ка пива
и пойду гонять на автомобиле



я не думаю о тебе не имею такой привычки


(((

я не думаю о тебе не имею такой привычки

в моем рюкзаке бутылка столичной


ты сейчас далеко в террабайтах отсюда

ты наверно сейчас моешь посуду


я свою только завтра возможно помою

а сейчас я пью пиво покрываясь бронею-корою


дубенею раз в год такова уж моя природа

мастер Йода был началом нашего рода


я могу двигать скалы только силою мысли

я могу сделать так чтобы море прокисло


что еще ну могу наверно заплакать

но не стану лучше сделаю завтрак



ритм и рифма


((((

мне положить на ритм и рифму большой и тяжелый болт

сегодня я Василий Циттель настоящий лорд Вольдеморт


сегодня ночью я пьяный волшебник и маг

я показываю вам землянам один преогромный фак


завтра утром я снова стану собой

мужем отцом а если нужно женой


но сегодня ночью собираю звезды-грибы

сегодня ночью я использую частицу бы


потому что как сказала дочь небо село на землю

и я использую устаревшую форму и дочери внемлю


с этой дочерью странно мне кажется она идеальна

у меня их три все прекрасны но она идеальна


понимаете никаких метафор она идеальна

рифма к слову идеальна - идеальна


конечно это любовь слепая и глупая

все что нам нужно битлы правы супер


после бутылки шнапса глупая/супер - рифма

кто не согласен превращаю в тыкву


опять неудачная рифма да идите к черту

про ритм и рифму сказал в начале

а значит моя дочь ИДЕАЛЬНА



ты сидишь напротив загорелая юная Нина

Ты сидишь напротив загорелая юная Нина
Если б мог написал бы с тебя картину


С тобою легко и просто
Мы с тобою одного роста


Глаза твои незрелые маслины
Запах твой спелый и винный


У тебя не руки - горячие змеи
А ресницы такие наверно у феи


Ты похожа на ученого Полину из фильма
Про Алиса мелафон у меня сильно


Нравилась мне эта гостья в детстве
Даже вызывало желание в непотребстве


Моё будущее уже наступило
Гостья осталась говорит мне милый


И я действительно мил как кот из Шрека
На дворе не дрова - начало века


Мы сидим говорим о детях
Все хорошо на нашей планете



в центре комнаты стол


((((

в центре комнаты стол

в центре стола стакан

я гол и зол как сокол

слов полон карман


я собираю слова

я коллекционер

странное есть - хвала

мертвое - милицанер


мятое слово - дрожь

пьяное слово ласкать

я протираю нож

я хочу убивать


слово лезет в трусы

слово пьяный матрос

я говорю не ссы

прорвемся говно-вопрос


все слова соберу

построю каменный текст

смерть красна на юру

жизнь простой палимпсест



гиппопотам


;;;;

за горами за долами там

жил зеленый гиппопотам


он зеленый потому что любил рисовать

он с зеленою краской ложился в кровать


он зеленою краской все рисовал

даже солнце и море даже слова


он писал всегда зеленою ручкой

все зеленое даже небо и тучки


грибы и редиску помидоры лимоны

все и всегда рисовал он зеленым


он бродил по зеленым полям и лесам

вот такой он был странный гиппопотам



лучших креветок в своей жизни я приготовил сам


)))

лучших креветок в своей жизни я приготовил сам

оказывается объесться тоже можно в хлам


в шесть утра шевелящихся чудо-юдов

купил у рыбаков похожих на кукол вуду


чувствую себя большим страстным монстром

жить любить это очень-очень просто


просто забираешься на преогромную гору

садишься на камень твоему взору


предстает оливковое сочное море

для моря нет не избитых рифм вскоре


солнце встает испаряет капли пота

с моей лысеющей головы охота


сидеть так вечно как воин древний

смотреть на море и в бога верить



старик-хорват поет о прекрасной Марии


;;;

старик-хорват поет о прекрасной Марии

голос скрипучий хоть и смазан белым вином

ему хорошо и мне хорошо мы живые

мы живем пока смотрим на море и волны на нем


мы живем пока рыба плывет в наши сети

пока зреют оливки в наших древних садах

пока в наших горах зарождается ветер

пока светит не грея первая в небе звезда



среди пауков в банке я главный паук


§§§


среди пауков в банке я главный паук

без царя в голове с крестом на спине

жесток бородат сутул близорук

этакий Сатин из пьесы на дне


банка прозрачна и видно как бог

зевает курит дует пивас

этот алкаш двуглаз и двуног

я смотрю на него в свои восемь глаз


от живого паука добра не жди

паук пауку настоящий волк

подожди дожди дожди дожди

наш алкаш магнитофоном щелк


это ретро я выучил наизусть

в голове сиреневый туман

на сердце тихая грусть

бог все слушает и подливает в стакан



А.Гринвальду


А. Гринвальду


он любит длинные сигареты кэмэл

у его стихов простые темы


про любовь тяжелую как гиря

про русскую душу что поперек себя шире


изломанный изнутри скомканный снаружи

жизнью-войной застужен контужен


поэт земной звездный небесный

у него внутри лохматые бесы


в американский футбол сердцем играют

ноги козлиные хвосты минтая


тяжело ему хромому Сизифу

тащить на себе неподъемную рифму


новые стихи читает коту Бакси

кому еще читать такие страсти


Бакси хороший не пьет не курит

ну что хозяин читай в натуре


ничего ничего неплохая мантра

ты хозяин добрый доживи до марта


восьмого марта приедет марта

или не приедет как ляжет карта



выпей водки


(((

выпей водки раскрась раскраску

жизнь не поле лицо не маска


водка дарит дарит свободу

водка очень похожа на воду


выпей водки и все прекрасны

даже отъявленные пи****сы


выпей водки и враг станет другом

может не другом а даже подругом


выпей запости кота на фэйсбуке

пусть все думают что это от скуки


на самом деле ты любишь котов

за пушистых котов порвать готов


выпей водки поплачь снова выпей

в европе не хватает криков выпи


выпей водки закуси ее пивом

концептуально это и просто красиво


sms - это save my soul


///

sms это save my soul

утверждает Жан-Люк Годар

красиво сказал хорошо

у Годара в душе пожар


милый милый мой режиссер

я тебе напишу письмо

расскажу тебе все-все-все

сохрани его naturellement


извини мой французский язык

я совсем не безумный Пьеро

я угрюмый русский мужик

когда плохо хватаю перо


начинаю кропать и строчить

кровь любовь удары судьбы

мою душу ищут врачи

но находят язву увы


sms - сохрани мой сюжет

можешь снять крутое кино

в главной роли пусть Депардье

с Микки Рурком ****ят зерно


я сыграю поэта без ног

в черной шляпе и с бородой

ты Годар ты практически бог

я твой новый киногерой



белоснежка стала снежной королевой


///

белоснежка стала снежной королевой

вышла замуж за снежного короля

король больше не ходит налево

слева вымерзшая земля


королева танцует под минималтехно

лед превращает взглядом в вино

от взгляда ее смертные слепнут

бессмертные мрут снег за окном


все засыпает все засыпают

только король с королевой не спят

король голый королева нагая

под ними задубевшие тополя


тишина пустота тиха планета

нет ничего никого никогда

только двое танцуют про это

та да да   та да да   та да да



я в колодцы людские подсыпаю яд


%%%

Я в колодцы людские подсыпаю яд

Вечером смотрю пусть говорят


Разрываю матрешек на две равные части

Возбуждаюсь от матрешкиного несчастья


Слюной на зеркале рисую смайл

Муха за стеклом неужели май


Говорю с людьми но они лишь тексты

Сорок женихов у моей невесты


Каждый посвящает ей свои вирши

Невеста же думает как там бывший


А бывший на дуде играет читает жнет

А у бывшего тексты как тёмный мед


У бывшего борода золото с серебром

Бывший пьёт виски водку бром


А я как бог что пою то и вижу

Красивый богатый чуточку бесстыжий



все что я делаю я делаю идеально

Все что я делаю я делаю идеально
Все что говорю истина в последней инстанции
Но если от молота ушла наковальня
Может не стоило тогда рождаться


Сижу колупаю ножичком стену
Ещё лет двести бетон что масло
Когда выберусь тебя раздену
Красивую мертвую быстро и страстно


Говорят же стакан наполовину полон
На вторую половину стакан Пруст
Бросайте гайки в мою френдзону
Я с ними как-нибудь разберусь



я хочу

я хочу

чтоб араб полюбил еврея
чтоб еврей полюбил араба
чтобы бабы от страсти млея
посрывали свои хиджабы


чтоб ни русских ни украинцев
чтобы просто люди земляне
чтобы не было больше провинций
чтобы мир утонул в нирване


чтобы не было больше наций
вместе с ними сгинут нацисты
чтобы все кто любит подраться
превратились бы в мазохистов


вот тогда настало бы счастье
каждый стал бы вроде растенья
и со всей растительной страстью
распускались бы стихотворенья



Берлин


***

по берлинской Кнаакстрассе

       марширую я пьяный боец

поэтическо-винного фронта

       я четырежды отец

похожий на вымершего мастодонта


неуклюжий сутулый

       крушу мостовую

этому городу лежать в руинах

      я тебя Берлин лайкаю и плюсую

Берлин Берлин я люблю тебя сильно



пальцем в небо ткнул и проткнул

+++

пальцем в небо ткнул и проткнул
я не бог ревнив и сутул

человек идущий по автобану
на поэзия ру представленный к бану

иду безоглядки глаза закрыты
навстречу бегут суниты-шииты

им хорошо а мне еще хуже
я дезертир открыт безоружен

что впереди вопрос для гугла
рядом дети жена подруга

а больше больше ничего не надо
так и дойдем до райского сада



люди не любят калек


+++

люди не любят калек

калеки не любят кошек

внутри у калеки снег

замел лесные дорожки


и я ухожу в леса

мне тошно среди здоровых

там буду стихи писать

с восьми и до полвторого


с двух до семи наблюдать

как ветки трутся о ветки

в восемь залягу в кровать

свернусь вареной креветкой


буду лежать коченеть

не спать не дышать не плакать

панцирь мой мягок как медь

под панцирем снег и слякоть



Бешенство передается половым путем

+++

Бешенство передается половым путем,
Через поцелуи, прикосновение локтем.

Становишься несносен – что головы не сносить,
просыпаешься ночью – просто хочешь пить.

Выпиваешь жадно два стакана мертвой воды,
ложишься замертво, только волосы твоей бороды

продолжают свой неизменный вечный рост,
борода седеет, значит пора нести на погост.

Но кто-то вливает бутылку воды живой,
и опять просыпаешься с отрубленной головой,

плетешься на кухню, ставишь кофе на плиту,
проверяешь пальцем – язык все еще во рту.

Это хорошо, значит, смогу тебя еще целовать,
потом язык вырву и лягу спать.

Бешенство не лечится никакой водой,
дай мне локоть, я коснусь его бородой.



пятница ночь репербан

***
пятница ночь репербан
тыщи счастливых рож
я ныряю в стакан
я на себя не похож

все что учил забыл
всех растерял друзей
я из последних сил
стараюсь стать мудрей

глухота жженье в груди
доктора говорят здоров
меня от стихов тошнит
тошнит меня от стихов

пятница ночь репербан
режу толпу как нож
я сегодня не пьян
я на себя не похож



пьянство не причина

(((
пьянство не причина
пьянство это следствие
выпивший мужчина
у мужчины бедствие

выпить иль не выпить
он почти что Гамлет
первобытным мыком
он чего-то мямлит

про бутылку вечности
про стакан желаний
про пути во млечности
ужас кукований

про талант зарытый
в потаенном месте
старое корыто
про еще по двести

выпить выпить выпить
выпить без закуски
выпить выпить выпить
выпить не по-русски

пьяному мужчине
Эльба по колено
пьяный и счастливый
лезет он на стену



Omnia vincit amor

Omnia vincit amor
Liebe besiegt alles
Вергилий написал вздор
Вергилий вегетерианец

кого побеждать и зачем?
и что же такое все?
в неводе любовных схем
быть простым карасем

только вот в этом суть
сермяжная затхлая правда
ногами вперёд понесут
одна надежда не завтра

Omnia vincit amor
Вергилий бухал неслабо
у каждого свой приговор
у каждого своя зрада


сидишь напротив в глазах льдины

(((
сидишь напротив в глазах льдины
помогает только виски с колой
ты как будто сошла с картины
только там ты была голой

я мальчишкой любил всех Венер
от цыганки до безрукой милосской
это в школе я был пионер
скромный мальчик в форме неброской

но когда я один оставался
то Венер доводил я до буйства
я е****я о как я е****я
изучая при этом искусство

сидишь напротив в глазах льдины
на Венеру-цыганку похожа
ты как будто сошла с картины
только в жизни ты немного моложе


я последний из всех могикан

(((
сколько можно рвать замкнутые круги
сколько можно орать помоги
сколько можно фейсом о тэйбл
срифмовался какой-то кларк гэйбл

что за хрен пойду пошукаю в нете
может быть речь о каком-нибудь поэте
да шут с ним речь не о нем
о себе любимом прекрасном родном

я последний из всех могикан
я немного похож на стакан
когда наполняют я счастлив и пьян
когда я пуст я многогранн

еще похож на дым из трубы
эфемерен летуч частицу бы
люблю так как в себе неуверен
и вообще мне ближе звери

у них все просто инстинкт - закон
никого не *** влюблен - невлюблен
главное это продолжение рода
и никто не прет против природы

крокодилы жрут антилоп антилопы траву
все довольны и счастливы все живут
отмеренный им короткий срок
а моя жизнь невыученный урок

двоечником был двоечником и помру
хотелось бы только рано по утру
вечерами умирать не в кайф
it's my life it's my life it's my life


лягу на землю пропитаюсь ее черным соком

((((
лягу на землю
пропитаюсь ее черным соком
может тогда мне
будет не так одиноко

может я стану
куском простого базальта
в небо смотреть
как крутят ласточки сальто

просто лежать
станет моею работой
и по утрам
покрываться росою как потом

жизнь моя в камне
окажется выцветшим мифом
брошеный камень
не нуждается больше в Сизифе


орать хочется орать как горилла

(((
орать хочется орать как горилла
у которой джунгли спалили
Россия Россия ты все забыла
Балабанов врун правда не в силе

правда проста как индийская фильма
злодей неправ а добрый - добрый
но добрый очкаст и сильно субтильный
злодей же всегда с ужасной мордой

вот так и живем из ленты в ленту
лайкаем тех да баним этих
не лучше бы просто отдаться абсенту
на мир посмотреть в зеленовом свете

я так давно живу за границей
за границей мира разумного вечного
друзей моих детства испитые лица
на меня из вконтакта смотрят беспечно

ну как же ты Вася в мерзкой Гейропе
наверно давно и сам *******
имеют тебя друзья эфиопы
и прочая ***** черножопая мразь

ну что вы друзья все намного банальней
живу на окраине дети жена
художник известный в кругах маргинальных
на ужин обычно бутылка вина


усталость мезозойским монстром

(((
усталость мезозойским монстром
пожирает нас изнутри
смотри
лезвием обоюдоострым
мы порежемся на цифре три

раз - счетчик запущен
встречи улыбки слова
два - решает все случай
с плеч летит голова

два с половиной два с ниткой
в нитку вдета игла
стану древесной улиткой
чтоб жизнь моя не текла

ползла бы не обрываясь
до кроны до цифры три
а в самом начале мая
шепни мне нежно - умри


сентябрь он как человек

(((
сентябрь он как человек
нескладный длинный с мокрыми глазами
то ли еврей а может древний грек
всегда печальный будто наказали

я медленно иду за сентябрем
плутаю между лужами стальными
давай-ка дождь вдвоем с тобой споем
про жуть и серость между выходными


слова

(((
мы произносим слова
и вроде как говорим
каждая голова
выдувает словесный дым

а лучше бы не курить
от слов лишь в легких рак
бросай Ариадна нить
за руку веди в кабак

мы будем пить и молчать
по-тютчевски то есть вдрызг
по-есенински прыгнем в кровать
под залихватский свист

Silentium навсегда
Silentium в каждый дом
Silentium в городах
Silentium в google chrom


дерево растет не по дням а по кругам

::::
дерево растет не по дням а по кругам
в круге первом как правило сердцевина
в круге втором рожает сына
пауза дерево глаголит аз воздам
сын сбегает берет новое имя Буратино

в круге третьем бурный рост наверх
карьера деньги стройные секретарши
в круге четвертом дерево становится старше
но у ворон и белок имеет успех
качает ветвями под бравурные марши

в круге пятом думает о судьбе
себе боге вступает в секту
свидетелей поклонения древесному объекту
заводит дружбу с резчиком по резьбе
в круге пятом резко меняет вектор

начинает пить бузить свежую поросль трахать
седина в листву бес под кору и в корни
на претензии лесников мат отборный
и все из-за банального страха

что вот уже на коре морщины
глубиною где-то по пояс белкам
пила на соседнем пне визжит your welcome
дерево всю жизнь старалось быть мужчиной

в кругах седьмом восьмом девятом
просто стоит ветки сухи и ломки
вот-вот упадет некому постелить соломки
вместо сердца дупло на радость дятлам
от дерева нет никакого толку


все в жизни имеет значение

(((((

все в жизни имеет значение
с килобайт или величиною с море
в фотошопе при фотоувеличении
можно разглядеть свастику в русском узоре

вот ты говоришь а был ли мальчик
был или не был вопрос для Шекспира
решение есть не у каждой задачи
солнце тоже не у каждого мира

у нашего мира полетел процессор
сердца из металла быстро ржавеют
как говорил знакомый профессор
не каждому дано быть евреем


быть чудовищем не так-то просто

„““““
быть чудовищем не так-то просто
никуда не подходишь по разным Гостам
хотя во владении целый остров
одеяла коротки для такого роста

да и подругу найти невозможно
все хотят Ди Каприо а тут такая рожа

да и характер чудовищный в общем
даже самая верная нет-нет и взропщет

в такой жизни есть конечно и плюсы
легко покоряются монбланы эльбрусы

только что с того стоишь подпираешь космос
совсем один поводишь семитским носом

чуешь земные запахи: травы жилища
сам же питаешься духовной пищей

а так хочется простой человечей похлебки
вокруг же только мертвые сопки

я так хочу стать простым человеком
чтоб дважды входить в обмелевшую реку


выйди из комнаты соверши ошибку

№№№
выйди из комнаты соверши ошибку
давным-давно не курят Шипку
мы курим Пуэбло и Галуаз
кто не с нами тот за Донбасс
мы не скачем ни с теми ни с теми
мы совсем не отбрасываем тени
мы просто живем и в ус не дуем
бородатые хипстеры и чистоплюи
зимой на диване поедая клубнику
врага убиваем мышиным кликом
поколение дизайнеров и программистов
на досуге занимающиеся художественным свистом
у каждого в доме свой макинтош
у каждого своя карманная вошь
ареал обитания прогнивший запад
нам даже некуда больше драпать
мы все еще ватники или укропы
чужие в уютной бабУшке европе
на родинах бывших мы тоже чужие
красивые глупые и молодые


после меня останутся не стихи

%%%
после меня останутся не стихи
не терабайты цветных фотографий
не тонны прочей человечей чепухи
не мои забытые старые страхи

останешься только дочь моя - ты
на руках моих спящая в шапке вязаной
в одеяле на котором слоны и цветы
непонятной порочной дружбой связаны

лежишь сопишь три кило чистой любови
мимикой схожая с Джимом Керри
изгибаешь свои гусеничные брови
раздуваешь ноздри как хищный зверик

ну кем ты станешь? давай космонавтом
полетишь на Марс родишь там внуков
будешь кормить их манкой на завтрак
меня деда показывать в фейсбуках

или лучше стань театральной актрисой
королевой скрипучих дубовых подмостков
тогда и я попаду за кулисы
снова стану прыщавым подростком

буду смотреть на тебя кудрявую диву
робко стоять с цветами ты еще их полюбишь
ты и сейчас сумасшедше красива
и совсем неважно кем и какой ты будешь


в следующей жизни я буду водяной черепахой

(((
в следующей жизни я буду водяной черепахой
плавать в аквариуме в квартире на окраине мрачного города
завидев женщину голову буду прятать от страха
поджимать лапы завидев мужскую бороду

в черепашей жизни не так много событий
легко запомнить двоих несвободных
разогнаться и изо всей черепашей прыти
пробить мягким лбом твердую воду

из последних сил подползти к несчастным
прошептать дарю вам черепашей жизни годы
хотя бы вы проживете их не напрасно
ничего не бойтесь только плохой погоды

ничего нет страшнее прозрачной тверди
вот вроде вместе а прикоснуться не можешь
когда ты идешь в гору шаги замедли
прими сто грамм для усмирения дрожи


только падающие капли на листья плюща

((((
только падающие капли на листья плюща
только ты да дети да немного я
только вязкий сметанный слепой туман
холодной влажной рыбой в карман
залезает и мечет свою икру
я притворяюсь включаюсь в игру
застываю на пороге дома шепчу умру
когда появится в небе звезда
засуну руку в карман а там вода


мы жили в доме Божены Бранковой

(((
мы жили в доме Божены Бранковой
она была учительницей русского языка
в чешской деревне на вершине горы
всю жизнь одна рисовала костелы и лес
ни детей ни родных любовь к русской литературе
к шитью вышивке и луговым травам
топила печь каждый вечер пила чай с вареньем
перед сном пересчитывала звезды над своим двором
умерла в 2011 остались только рисунки и книги
пара распятий радиола 65 года
посуда наручные часы банка старых пуговиц
и все это абсолютно никому не нужно
кроме меня вскрывшего дверь в чулан
и теперь у меня наконец-то есть часы
старые советские Полет 17 камней


самый громкий звук ночью в деревне

(((
самый громкий звук ночью в деревне
это урчание моего живота
сижу курю на лавке весь такой древний
шепчу неожиданно для себя лепота

никого ничего только небо чешского пива
тень от листьев на расческе забора
мотылек одинокий и суетливый
не видал огня не нюхал порох

светлячки отражаются в тихом небе
я готов молиться на их отраженья
я живу как бог на вине и хлебе
в субботу отпраздную свое воскресенье


за часом ласточек наступает час летучих мышей

***
за часом ласточек наступает час летучих мышей
затем час светлячков и звездной сыпи
затем час проснувшихся малышей
затем я засыпаю изрядно выпив

вот так проходит за вечером вечер
пока все спят я считаю камни
ночь набрасывает мне плед на плечи
сижу и думаю о чем-то давнем

что давно исчезло как роса на листьях
как дыханья след на стекле холодном
в моей жизни все происходит быстро
может это влияние плохой погоды

сколько перьев собрал но не стал индейцем
седину в бороде не закрасишь хною
ни в одном из ремесел не стал умельцем
не посадил не вырастил не построил

не завел своего не украл чужого
только камни у ног шевелятся мирно
я хочу чтобы все повторилось снова
а потом застыть на холсте старинном


пришла вся такая модная

###
пришла вся такая модная
говорит хочу быть твоей женой
к тому же ужасно голодная
давай готовь любимый родной

пришлось вставать давить сигарету
вешать топор в облако дыма
ну что не сделаешь ради этой
самой опасной самой любимой

сварил что мог рожки и сосиски
довольна льнет спаниельским щеночком
выпивает немного шотландского виски
целует меня глубоко и порочно

а я говорю оставайся надолго
не хочу быть больше шкафным скелетом
рыжих таких мало у бога
рыжий цвет полезен поэтам

буду тебе шнуровать ботинки
кофе чай все что хочешь в постель
буду чесать тебе руки и спинку
буду терпеть твоих глупых гостей

буду читать тебе вслух Сологуба
буду домашний ручной медведя
стану звездой ру-тюбов ю-тюбов
стану серьезным чуть погодя


поэтами не рождаются поэтами умирают

+++
поэтами не рождаются поэтами умирают
да украл у мертвого строчку
из нас никто не дойдет до рая
рая просто нет я знаю точно

есть только то что мы просто видим
то что мы можем потрогать руками
волосы дочери кожа любимой
черная земля под сапогами

влажные листья столетнего дуба
мягкий камень покрытый мохом
теплые в мелких морщинках губы
твердые иглы чертополоха

эти вещи я называю раем
никакой сокральности и прочей чуши
люди гибнут но строчки не умирают
по крайней мере на одной шестой части суши


весна наступает по всем фронтам

весна наступает по всем фронтам
зеленеют солдаты неопознанных армий
сметает сминает страну весна
наступает с разбега на старые грабли

когда превращается птичий гам
в стрекотание ржавой пулеметной ленты
и танки несутся по городам
в майскожучие панцири разодеты

когда опьяневший враз патриот
водружает повсюду ненужные флаги
и люди не люди просто народ
аромат обожают цветов из бумаги

тогда я возьму альбомный листок
перекрашу солдат из зеленого в красный
отправлю в поход прямиком на восход
воевать со светилом драконом ужасным

дракон победит поражений не знал
значит больше не будет войны на планете
весна наступает просто весна
пусть резвятся смешные зеленые дети


что делать что делать что делать

№№№
что делать что делать что делать
просто не шевелиться
смотреть в открытое небо
и думать а как там птицы

для чего они там летают
какие в их жизнях цели
мне кажется я это знаю
только сам не могу поверить

что у них все предельно ясно
летай люби всех пернатых
расти птенцов голенастых
гнездо утепляй старой ватой

просто лежать и думать
просто не шевелиться
несоздавая шума
превращаться в синюю птицу


после людей тянется интернетовский след

№№№
после людей тянется интернетовский след
как радиоактивный после взрыва бомбы
вчера вот умер мой друг поэт
а страница фейсбука все живет и помнит

а я не успел ему написать
не верил что люди исчезать умеют
а он совсем не верил в небеса
и прочую подобную ахинею

я же надеюсь что он еще жив
где-то там далеко совсем не видать
может с собакой по полю бежит
может с бабой ложится в кровать

он был несчастен и одинок
словоукладчик и рифмоплет
если там есть хоть какой-нибудь бог
то пусть он его к себе заберет


игра в войнушку ведет к разбитим коленям

игра в войнушку ведет к разбитим коленям
к слезам соплям да он первый начал
вступаем в народное ополчение
россия превыше всего а как иначе

а иначе фашисты сожгут родную хату
иначе опять америкос пархатый

сожмет кулак свой на славянской вые
он уже и так ирак и сирию в**б

бей хохлов спасай россию
поддержим великого ввп мессию

полуостров крым превратим в остров
вводим танки поднимаем флаги все просто

крым для русских там теплое море
там живет мой родной дядя боря

он как выпьет плачет хочу в россию
затем блюёт засыпает совсем обессилев

крымских русских ввп любит
а сильно умных питерских дубиной лупит

так то предатели ишь орут **й войне
а мы другие русские мы на коне

у нас олимпиада а теперь еще крым
мы всех побеждали и всех победим


смореть файт клаб на итальянском

„““““
смореть файт клаб на итальянском
зимой в венеции под цокот каблуков
так и не стать вегетерианцем
не стать никем я был готов
я был готов на все ну кроме голодовки
как говорит мой друг известный музыкант
я был готов стать сильным ловким
я был готов не пропивать талант
все для того чтоб ты смотрела нежно
чтоб целовала мне обветренные руки
чтоб иногда мне танцевала без одежды
чтобы мы вместе говорили слово внуки


город Офелия лежит в изумрудной воде

№№№
город Офелия лежит в изумрудной воде
черные узкие листья скользят по тонким морщинам
мертвая вздорная женщина тебя я раздел
и подарил несчастным бездомным мужчинам

город в котором так трудно быть молодым
город для мудрых седокудрявых поэтов
город горбатых мостов и плоской воды
город банальных любовных сюжетов

я не богат – значит встречи наши редки
я все мужаю лысею чаще болею
так и живу у далекой немецкой реки
местные дети прозвали меня Бармалеем

а у тебя что не день то сплошь карнавал
куча любовников в темных очках и щетине
если бы мог я тебя с собою забрал
пили бы вместе вино и сладкий мартини


еду в автобусе двадцать один

№№№
еду в автобусе двадцать один
мир за окном мироточит дождем
автобус несет меня в магазин
ощущаю себя картонным вождем

автобусных теток – сумчатых фей
мамаш-перестарков с кучей детей
уставших рабочих – синих жуков
нахальных подростков слепых стариков

мой путь опасен и даже тернист
контроллеры пробки младенческий плач
я в общем почти современный Улис
я спец по решению сложных задач

где купить со скидкой золотого руна
сколько денег оставить для покупки вина
как бы так сэкономить на крепкий табак
заныкать двадцатку для похода в кабак

героям как я нужны войны и страсть
чтоб красавица в башне под башней дракон
дракона в фарш красотку украсть
у нас у героев такой закон

кто смелее честнее сильнее тот
из пешки становится королем
в автобусе двадцать один наоборот
даже если сделать ход конем

все равно бреду с тележкой на кассу
героизм не нужен среднему классу
нам Улисам нужно кормить семью
вот такой героизм в современном раю


Заусенцы рву как лепестки ромашки

;;;;;;;
Заусенцы рву как лепестки ромашки,
любит, не любит, жмется всем телом.
До сих пор от тебя срывает башню,
до сих пор в любви признаюсь неумело.

Ты же просто облако рыжей масти,
стану ветром, чтоб задать направление.
Ты моя беда, ты мое ненастье,
от тебя постоянное нежное жжение

ощущается где-то под левой лопаткой,
может забытый горчичник с последней простуды,
может еще что? Плачу украдкой,
от избытка счастья бью посуду.

От наплыва чувств рву тельняшку,
говорят, что рваное нынче в моде.
Иногда мне становится очень страшно
от того что когда-нибудь все проходит.


В 2022 году к власти придут черные поэты

::::
В 2022 году к власти придут черные поэты,
не мирным способом и топтанием майданов;
черная дивизия на черных каретах
въедет в кремль стремительно и нежданно.

Правительство замуруют в кремлевские стены,
депутатов сбросят в черный пруд,
черные поэты не жалуют пленных,
у черных поэтов на все самосуд.

Графоман, фсбэшник, чиновник – к стенке,
Мизулина, Астахов, Милонов – в гроб,
палачем назначат Сергея Доренко,
Кисилеву Диме – пулю в лоб.

Вместо красных звезд – черные флаги!
Да здравствует черный-пречерный квадрат!
Поэзия станет черной магией,
столицей становится Бродскоград.

Президент Родионов, Дима Быков премьер,
Наташа Романова станет министром культуры,
Кабанов как украйнский легионер
пусть заведует прокуратурой.

В черной России стихи пишет каждый,
валютой становится поэтическая строчка,
вместо имен и фамилий у наших граждан
оригинальные рифмы на гербовом листочке.


потому что на столе помещалось

$$$
потому что на столе помещалось
ну селедка водка репчатый лук
еще на столе возлежала жалость,
раскинув щупальца на всех вокруг

жалко собаку без передней ноги
жалко тонущего кричащего помоги
жалко себя потому что старею
жалко ортодоксального еврея
потому что ему ну очень жарко
в кипе лапсердаке ну жалко мне жалко
жалко забулдыгу он пьет от горя
просто живет в далеке от моря
жалко таджиков узбеков в столице
им тяжело с нерусскими лицами
жалко бычка что идет-качается
у бедолаги жизнь-доска кончается
бычок все +++ня жизнь не доска
жизнь это поход в магазин и тоска
тоска-тоска серобуромалиновая
против тоски только вбросы адреналина
помогают ну на ночь вечер час
некоторым помогает иконостас
против моей тоски средство одно
вы уже догадались это вино
пиво водка джин и прочие жидкости
правда не всегда хватает наличости
жалко каждого если пристально посмотреть
потому что какждого есть за что пожалеть


Она говорит мне да и заяц

:::::
Она говорит мне да и заяц,
на этом исчерпан словарный запас,
хватает мой указательный палец,
танцует под ска, электро и джаз.

Она премудра, она прекрасна,
у нее на все всегда есть ответ,
любит кушать зубную пасту,
моя любовь полутора лет.


На первый-второй расчитайсь!

%%%
На первый-второй расчитайсь!
Лева – здесь,
Федя – в строю,
Ося – присутствует,
Володя – тут,
Вася – я.
Головка от часов заря!
Давление у всех в норме?
В норме!
Давай, Вася, по полной форме!

Рядовой поэт Василий Циттель,
порядковый номер 13,
к сотворению новой реальности готов!
Разморожен, обкурен,
собою недурен,
для созидания новой литературы
особым распоряжением прикультурен!

Итак, культуртрегеры-пейсатели,
мы сохранили вас для вечности,
как грица, не просто чтобы вы бабушку лохматили
и как раньше предавались беспечности.
Нет. Вам предстоит сурьезная задача;
сотворение новой звездоликой истории.
Первое, чтобы там не было ни одного хача,
второе, столицей со времен Христа была Евпатория.
Самого Христа не было тоже,
а был Лучезарный Владимир Путиславский,
третье, чтоб ни одной жидовской рожи,
четвертое, исключить всех на них похожих,
пятое, заправьте рубахи в плавки.
Такая у вас пейсателей униформа;
рубахи, плавки, на ногах кирзачи.
Двести страниц в день ваша норма.
Вперед, букводавы, дрочить-строчить!

Чтобы к новому году – новый эпос,
с тебя Циттель любовь Лучезарного,
но чтобы без всяких там секас-шмекас,
чистота, православие и поболе высокопарного.

Ты, Лева, займись баталиями,
чтоб враги в мясо, а у наших духовные лица
и самые большие славянские гениталии,
Лучезарный всех спас и смотрит в небо Аустерлица.

Ты, Федя, возьмешься за психологию,
у тебя клава на это заточена,
опишешь духовные муки Володины,
но без детских слезинок и прочей червоточины.

Ты, Ося, пой про связь с античностью,
мол, Лучезарный прямой потомок Вергилия,
побольше примеров патриотичности
и прочих красивостей стиля.

Ты, Вова, революцию набело перепишишь,
но чтоб все гремело, ну, как ты умеешь.
Победа за нами, флаги с медведем на крышах,
да, еще, поменяй фамилию-отчество на мавзолее.

Задача поставлена! Шагом марш творить!
Все должно быть написано в срок!
Работаем Лучезарно, от зари до зари,
за невыполнение плана, как обычно, пулю в висок.


в будущем все будут счастливы и темноволосы

:::
в будущем все будут счастливы и темноволосы
все будут курить длинные папиросы
носить оверолы и макасины
из валюты останутся только гривны

в будущем всегда будет лето
все будут подтянуты и раздеты
любовь трава и чистейший кокс
из всех видов спорта останется бокс

клоны Кличко заполонят планету
каждой красотке по кабриолету
все говорят только по-русски
для алкоголя не нужно закуски

не станет никаких социальных классов
поэзия станет религией массы
из всех профессий останется только художник
и вообще в будущем все будет можно

в будущем болезней больше не будет
до 40 все будут жить как люди
ровно в 40 дыхание прекращается
собственно после этого все начинается


у женщины должен быть красивый голос

,,,,,,,
у женщины должен быть красивый голос
такой чтобы услышал и сразу да
такой чтобы неважно какая фигура
какой нос глаза и прочие прелести
такой чтобы алле в трубке
заставляло тебя вальсировать
в одиночестве в ночном парке
чтобы листья на мокром асфальте
казались мерцающими звездами
неважно что ты пьян и тебя шатает
звук ее голоса – пуховое одеяло
обволакивает делает из тебя кокон
лежишь там превращаешься в бабочку
а в ушах алле алле алле


Ты набросила русский платок

888
Ты набросила русский платок
на свои нерусские плечи
думал я впереди сто дорог
оказалось лишь тропка у речки

непонятно куда заведет
ни одной Ариадны в округе
минотавров стада стережет
дядя Коля в драной кольчуге

через речку не переплыть
болен я синдромом Чапая
значит нужно идти и идти
вдоль реки в напраление рая

Только где? В какой стороне?
Тетя Рая, где тетя Ада?
Я люблю вас обеих вполне
что еврейки? Так то не преграда.


Так и пишите: Вася Циттель - палач

(((
Так и пишите: Вася Циттель - палач,
и нечего прятаться за безлично-лирического героя.
С палачом рифмуется только плач,
но я не умею плакать - я вою.

Как волк, как шакал, кто еще там воет?
Никто не знает как мне хорошо,
никто не знает сколько еще гноя
и прочих секреций у меня за душой.

Ничто никогда не проходит бесследно;
во мне следы твоих цивилизаций.
Всю жизнь я прожил крайне бедно,
зато весело и любил подраться.

5000 тысяч часов на метро наездил,
исписал блокнотов 25 штук,
накопил ко всем миллион претензий,
изгладил десятки женственных рук.

А теперь вот все, стою на развилке
двух троп, едва заметных в траве.
У кого-то счастье на дне бутылки,
а мое счастье у меня в голове.


с годами все больше становлюсь похожим на еврея

№№№
с годами все больше становлюсь похожим на еврея
смотрю на свои фото и зверею
нос с горбинкой в глазах печаль
на футболке написано тов. Мазаль
хотел быть похожим на русского Ванюшу
но не иметь большой русский душу
хотел быть похожим на немца рыжего
но самооценка занижена
останусь евреем преклонных годов
будь мазл тов всегда мазл тов


такая позиция быть всегда в оппозиции

%%%
такая позиция быть всегда в оппозиции
к такой оппозиции я сам в оппозиции
не люблю милиции
sorry полиции
с опаской отношусь к юстиции
у нас такие традиции
быть в оппозиции
бить оппозицию
нет я не смешиваю первое со вторым
иногда стоит стать голубым
чтобы им
то есть мне
жилось веселее
еще нужно стать евреем
их ведь тоже никто не любит
а они
то есть мы
такие же люди
еще нужно стать худым наркоманом
молодежь в Ебурге приучать к дурману
а еще курдом негром зеленым красным
ну и самим собой это ясно


у каждого поэта своя вендетта

&&&
у каждого поэта
своя вендетта
свое сэппуку
своя наука
мне вот хочется
взять небо в охапку
утащить домой
замотать в тряпку
обнять и слушать
как оно дышит
небо небо
твой запах рыжый
твое тепло
тридцать шесть и шесть
зароюсь в твою
мягкую шерсть
буду сопеть
с тобой в унисон
небо небо
я твой сон


Мёнкебуде

Мёнкебуде

Мёнкебуде – моя Ясная Поляна,
800 лет деревне, 800 жителей,
не то чтобы я себя с кем-то сравнивал,
просто каждому писателю по деревне.
Лес, море, стрижи, беззаботность,
каждый встречный селянин мне Гутен Абенд
говорит, улыбается простым немецким лицом.
Мне здесь пишется вечерами
под голубым небом Балтики.
Пишу просто, как вижу, как слышу,
как диктует наполовину морская вода,
Весь городской цинизм унес прозрачный ветер.
Ведь по сути все очень просто;
живи, люби, расти детей, пиши стихи,
городская культура – слой пыли на комоде планеты.
Мне кажется, я мог бы здесь поселиться,
стать Пришвиным или еще каким-нибудь Бианки.
Меня спрашивают, какой у меня стэйтмент
а я не знаю, я знаю, что сейчас тепло,
зайдет солнце и мне станет холодно,
знаю, что морская волна смывает мои следы,
знаю, что ласточка весь день кормит птенцов,
они вырастут и все повторится миллиарды раз.
Так и я, как эта ласточка,
только и различий, что рыжая борода и блокнот со стихами.


Как бы сделать так, чтобы солнце не заходило

№№№
Как бы сделать так, чтобы солнце не заходило,
чтобы мертвый солдат встал из могилы,
чтобы слезы только от содранной коленки,
чтобы противно только от молочной пенки,
чтобы жены верны, а мужья надежны,
чтобы никаких морщин на загорелой коже,
чтобы миру мир, да ..й войне,
чтобы мы с тобою наедине.


Лай собак заглушает шепот ночного леса

№№№
Лай собак заглушает шепот ночного леса,
над лугом повисла тумана завеса,
в столе отражается свет фонаря,
нет, моя жизнь проходит не зря.

Тень от стакана с вином похожа на короля,
щелчок по пустому стакану дает ноту ля,
немцы в соседнем дворе обсуждают ужин,
ты сидишь напротив, говоришь, что я тебе нужен.


Звезды – это умершие люди

№№№
Звезды – это умершие люди,
звезды смотрят ночью на меня,
звезды знают, что со мною будет
после затухания огня.

Звезды просто солнца отражают,
звездам безразличен мир живых,
звезды никого не обижают,
звездам не нужны мои стихи.

Звезды не умеют суетиться,
звезды только точки на холсте,
звезды просто смотрят в наши лица,
что белеют в полной темноте.


Все что мне нужно – пить вино, курить сигареты

№№№
Все что мне нужно – пить вино, курить сигареты,
чтобы дети были сытыобутыодеты,
чтобы стрижи по вечерам над головой суетились,
чтобы мы с тобой через год тили-тили,
чтобы когда-нибудь снять кино,
хахаха, опять рифмуется вино,
хорошо, налью себе еще фужер,
пишу дальше, выпиваю, да я хорош уже!
Чтобы в окуляре только гениальные кадры,
чтобы твоих поцелуев миллиарды.
Вот и все, что в этой жизни мне нужно;
сижу, пишу стихи, как всегда простужен.


Я смотрю на лес

№№№
Я смотрю на лес,
лес смотрит на меня,
никаких чудес,
мы с ним почти родня.

Он старый угрюмый, заросший,
у меня в роду все такие,
и ему и мне от людей тошно,
мы с ним практически стихии.

Мне говорят,
стихия о стихии стихов не пишет.
Я отвечаю,
а я и не пишу, получаю свыше.

У леса всего один недостаток -
клещи боррелиозные, энцефалитные,
в моей голове тараканов десяток,
в остальном мы женихи завидные.


Наливаю в стакан белого вина

№№№
Наливаю в стакан белого вина,
тебе протягиваю, тихо говорю: на,
давай напьемся как в старые добрые времена.

Перед нами дышит черный лес, белый ствол,
ночная бабочка садится на каменный стол,
мы с тобой вместе, никто ни добр, ни зол.

Дети спят в деревянных кроватках,
светлячок маяком освещает подобие грядки,
просто в нашей жизни все в порядке.


Тишина

№№№
Тишина – это то чего всегда не хватает
нам городским задротам с изломанной психикой,
нет песен машин, поездов, человечьего лая.
Тишина делает меня настоящим викингом,
сидищем на берегу балтийского моря,
впереди только пустота цвета гари,
позади пустота с тишиною спорят,
кто из них первый меня состарит.
Тишина побеждает, ведь я ее выбрал,
впустил в нутро, предложил сердце и руку.
Пустота превращается в ручную выдру,
берет подачку, уходит, переживает разлуку.
А мы с тишиной в обнимку идем в темный лес,
на пенек садимся, не дышим, курим, молчим,
не надеемся, не ждем от жизни чудес,
мы просто есть, просто здесь, просто сердце стучит.


В нашей связи нет ничего порочного

№№№
В нашей связи нет ничего порочного,
замороченного много, много замороченного.
Ты, например, любишь ушами,
для выражения чувств пользуешься карандашами.
Я люблю стихами и фотографировать тебя голой,
было бы здорово познакомиться в твоей школе,
я был бы учителем литературы,
а ты выпускница с суперфигурой.
Я бы рассказывал тебе про Сологуба,
научил бы всему, прежде всего целоваться в губы.
Эх! Я бы! Я бы! Я бы! Я бы!
Я бы насочинял такие ямбы,
хореи, анапесты, неприличные амфибрахии,
что церковь меня предала бы анафеме.
Рыжая сумасшедшая ученица
в 17 лет умеющая так материться,
как пацан, выросший возле Бутырки.
Когда тебя вижу, хватаюсь за горло бутылки,
глотаю жадно виноградные души,
потом коряво пишу. Вот, Нина, послушай,
написал пару строк для тебя, странной, одной:
„Ты мой цветок, я твой перегной“.
Ну да, ну да, немного примитивно,
я просто прост, ты уж прости мне,
я буду стараться писать сложнее,
через сто лет достигну апогея,
напишу тебе мои гениальные строчки,
может их даже оценят наши дочки.
Скажут: Мама! Мама! Наш папа поэт!
Да, он старый, ему до хрена лет,
но вот эти строки, что пухнут от слов,
это ведь и есть, ну как это по-русски? Ну да, любоф.


Наконец начали хвалить мои стихи

)))
Наконец начали хвалить мои стихи,
а я не пишу ничего, я стих.
Всегда был ломкий-громкий, как гром,
теперь с отсутствующим ребром
стал тише жухлой травы, ниже темной воды.
Все равно мое слово долетит до звезды,
до звезды по имени... Она еще безымянна,
назову ее Земляничная поляна,
пусть Ингмар в гробу от радости скачет.
Я нежный очкастый мачо
пишу не в стол, в терабайтовую плату,
пишу просто так, не получая плату,
просто пишу, сижу, дышу, смотрю на город,
поднимаю от ветра измятый ворот.


Я все еще неудачник, аутсайдер, лузер, как еще?

))))
Я все еще неудачник, аутсайдер, лузер, как еще?
Все еще? Надежда - это женщина с толстым лицом.
Лох остается лохом. Откушав борщом,
выхожу на улицу; на улице молния, гром,
уродские лужи, вялое небо - все против меня.
Намокаю за пять минут, губка-боб с распухшим носом,
вся моя жизнь сплошная х///я,
вся моя жизнь под жирным вопросом.
У всех поэтов этапы жизненного пути,
а мне бы просто до магазина дойти.
Вот и все этапы: дом, джоб, магазин, дом -
живу в далеке от России за самым большим бугром.
Вернуться? Возвращаться плохая примета,
к тому же у нас за бугром скоро лето.
Буду ходить босиком, загорать, купаться,
я потомок Гильденстерна и Розенкранца,
праправнук героев второго плана,
возрождаться поздно, умирать еще рано.


Cледующая остановка кладбище

***
Cледующая остановка кладбище
не в переносном, в прямом смысле.
Объявляет водитель метро,
а мне в голову лезут мрачные мысли.

Ну и что с того? Ведь не конечная?
Так, очередная серая станция.
Собираю волю в кулак и к уху,
шевелится, шуршит странная субстанция.

Не хочу умирать, не хочу в могилу,
страшно, недавно хоронили деда,
себя представлял на его месте;
мертвым сморщеным бледным.

Лежу, никуда не смотрю, ничего не слышу,
не шевелю мизинцем синим, не плачу,
не кричу, не рычу, не молчу даже,
перед этим всем я был удачлив.

Любил бордо, божеле, коньяк и пиво,
женщин, преимущественно темноволосых,
некоторые считали, что был красивым,
особенно, когда приходил с мороза.

Обнимали меня, целовали в губы,
в шею, грудь, живот и ниже.
Мне бы жить и жить где-нибудь,
ну хотя бы в каком-нибудь Париже.


Поэты живут за границей

\\\
Поэты живут за границей,
у них печальные лица,
им часто ночью не спится,
они ждут синюю птицу.

Они пишут и плачут по-русски,
их броня – скорлупа моллюсков,
они вымрут как те этрусски
от такой не детской нагрузки.


Молодость закончилась. А теперь то что?

((((
Молодость закончилась. А теперь-то что?
Знает всезнающий дед Пихто.
Этимология Пихто абсолютно темна.
Пихта? Пихать? Да пошло все на!
Молодость закончилась. Плешь на голове,
кровь засохла на обшарпанном рукаве,
вечные ботинки Camper дали течь.
Остается только в кровать залечь
и читать ненужных стихов вороха:
от Цветкова с Кенжеевым пробивает на ха-ха -
то ли они смешны, то ли я пью много.
Ладно, у каждого в буквострое своя дорога:
мне - оплакивать молодость, чесать затылок,
писать про количество выпитых бутылок;
им - на общефилософские темы,
разрушать ими же созданные схемы.
Эх, молодость! ВИА семидесятых!
Про счастье, солнце, про главное ребята
сердцем не стареть, песенку допеть,
ветеранами труда в аду сгореть.
Моя молодость пела мне про перемены,
про частые, часто неудачные измены,
про сигареты, каждые пять минут,
про вино, водку, словесный зуд,
про дурачка, что ищет глупее себя,
про то как любить других, себя не любя.
Молодость закончилась - буду дальше жить:
сына, дочек, жену растить,
мудреть, седеть, писать стихи.
Черт! Опять пробивает на хи-хи.


Так просто слушать море

***
Так просто слушать море,
Смотреть на облака.
В пропененном узоре
Увидеть старика.

Он слабо улыбнется
Своим беззубым ртом
И я увижу солнца
Прожженное пятно.

Так трудно слышать море,
Когда ты здесь чужак.
В небесном стоколоре
Заштопать ночи мрак.

Что может быть прекрасней,
Чем черная вода?
В которой понапрасну
Вибрирует звезда.

Мне хоры немцев пьяных
Пропели «Сулико».
Салют звездил багряный,
Мне было нелегко

Валиться, подниматься
И снова не в траву,
Хотелось, ох, подраться!
Влюбиться! И в Москву!

Хотелось, чтобы люди
Забыли про мораль,
Про страх, что оН осудит,
Про все, чего нам жаль.

Хотелось быть ребенком
И бабочки финал
Оплакать страстно, громко,
Потом забыть. Фингал

Поставить Максу с Лешкой,
По дружбе, просто так,
Запрятаться в матрешку,
Проснуться на руках

У мамы, тихо плача,
Бухой, влюбленный гад,
Неверный, злобный мачо,
Очкаст и бородат.


Она рисует, он пишет стихи

((((
Она рисует, он пишет стихи,
и так сорок лет подряд,
они живут у широкой реки,
целуются и говорят

о том, что в искусстве жизнь,
о том, что деньги – зло,
о том, что все зашибись,
и как же нам повезло,

что тогда весенним днем
в метро не было мест,
остались с тобой вдвоем,
ушли в придуманный лес.

Она прекрасна, он просто хорош.
В сорок лет – сорок детей.
Каждый ребенок на нее похож
и как он красных кровей.


животное

(((((
Сижу и плачу, а что еще умею?
Смеяться? Ну это когда болею,

а когда здоров как бык – плачу,
от того что жизнь моя собачья;

вкалываю как бобик,
стройный без всяких аэробик.

Все равно денег, как кот наплакал,
и работодатель ставит раком.

А что делать? Такова художника судьба -
всем должен, эх, голытьба.


Если ты не согреешь мне ноги

))))
Если ты не согреешь мне ноги -
я замерзну и наверно умру,
не смогу ходить по дороге
и тебя целовать не смогу,

не смогу написать эти строчки,
не смогу промокнуть в грозу,
не смогу увидеть как дочки
похоронят в грозу стрекозу,

не смогу пить вино вечерами,
рассуждать о французском кино,
не смогу рассказать своей маме
про разбитое в детстве окно.

Вот уже и ноги согрелись
под твоей рукой меховой,
если я на твоей параллели,
значит точно сегодня живой.


Никто не знает чем закончится зима

//////

Никто не знает чем закончится зима,
никто не знает сколько в счастье суток,
так трудно не сойти зимой с ума,
и по утру жалеешь,что настало утро.

Жалеешь, что стал взрослым мужиком,
что тени от деревьев больше не пугают,
что место, где родился - за бугром,
что детство не вернешь. От чашки чая

становишься почти навеселе
и начинаешь алкогольный table dancing,
танцуешь и мечтаешь о весне,
она случится через суток 200.


Другое море, но закат все тот же

***
Другое море, но закат все тот же,
И в шуме волн все таже маята,
И снова появляется на коже
Бесстыжая загара краснота.

Влюбленный Данте может быть на этом
Дырявом камне буквы выбивал,
Что Д+Б, а, впрочем, для поэта
Любая Б желанный идеал.

Я тоже выбил, правда камнем зубы,
Но это украшенье для мужчин.
Пройду огонь - горят уж трубы,
Но расслабляться нет причин.

В моих руках задушенная рыба,
Ее зрачки две черные дыры.
Мой адресат давно навечно выбыл
В другие черно-белые миры.


Глазами рыб смотреть на корабли

***
Глазами рыб смотреть на корабли,
Текущие по сонной Травэ,
И в сотнях миллиметрах от земли
Кричать: "Земля! Бис! Браво! Браво!"

Не путать театр с жизнью!? Чепуха!
Нет ничего в увядшем доме,
Который я построил изо мха,
И где я пребываю в коме.

И в бело-влажной мягкой тишине,
Пропитанной болезнью Шнитке,
В псевдомечтах о псевдо, но весне,
Я вешаюсь на квазинитке.

Глазами рыб смотреть на корабли
Нет ничего мудрей на свете.
Нет ничего опаснее любви,
Быть может, - брошенные дети.

Нет ничего опаснее себя,
Рожденного в подобьи божьем,
Ведомого стремленьем корабля
Плыть с ветром в направленьи ложном.


Мои стихи как дым марихуаны

***
Мои стихи как дым марихуаны,
Пусть женская поэзия умрет!
На сцене выступают Дон Хуаны,
А Доны Анны ждут их у ворот.

Дыхание камней не видно глазу,
Но взгляд вдохнуть нам тоже тяжело.
В предверии разлук, в сетях экстаза,
Нам губы страстной судоргой свело.

Под лакированным лицом личина
Венецианским псевдосеребром
Покрыта. Даже прыщ не без причины
В носу расплющенном свой строит дом.

Прощание на век абсурдно. Люди
Так много лет по счастью не живут.
Поэтому давай с тобой забудем
Те несколько раздавленных минут.

Там, наверху, в небесных управленьях
На нашем деле катридж опустел,
Поэтому пишу стихотворенья
Не ставя точек. Все же наш удел

Ходить по кругу, камни собирая,
Вдыхать в них жизнь, отдав свой нервный вдох,
Началом было окончанье мая,
Концом, возможно, смерть а ля Ван Гох.


сыну

+++
Мы говорим на разных языках;
ты говоришь на русском – я на русском.
В моих словах ютятся боль и страх,
в твоих безжалостность. Обоим грустно.

Мне от того, что стал тебе чужим,
хотя роднее вроде не бывает,
мои слова тебе - вчерашний дым,
что даже слез уже не вызывает.

Тебе же грустно от того что я
живу вдали; предатель, неудачник,
что у меня другая, не твоя семья,
что я от слов твоих беззвучно плачу.


Остров Горгона


Остров Горгона

Двадцать километров от Ливорно
Древний остров с именем моей
Матери приемной. Я упорный,
Вплавь пущусь до дырчатых камней.

Двадцать километров разве много,
Чтоб Горгоний взгляд вновь испытать?
Превращусь я в камень при дороге,
Мокрый мох мне будет как тетрадь.

Корабли как праздничные торты
Манят ночью выводки комет.
Здесь слепые римские когорты
Потеряли наш этрусский след.

Под луной потасканной Тосканы
Пил вино как второсортный Вакх.
Мне никто здесь не поет осанну,
Правда часто посылают нах.

На этрусском вымершем наречье
Я во сне приветствую народ,
На моем покусанном предплечье
Синей пастой выбито «Вперед»!

Эти звезды холодны и мелки,
Но других, пожалуй, не сыскать,
Иногда подраненные белки
От тоски решаются летать.

Вот и я расправил свои руки
На отвесном мертвом берегу,
Но мои нептичии потуги
Искривляют мой хребет в дугу.

Что с того, что сотни поколений
Поклонялись красному пятну?
Я от счастья разобью колени,
Помолюсь на солнце, и ко дну.


Четыре дня без тебя в древнем Риме

+++
Четыре дня без тебя в древнем Риме:
Колизей, Марк Аврелий, Капитолий, Папа -
все это мертвечина в моем мире,
скорее хочу на север в твои лапы,

в твои губы, в твое межгрудье, в твое межножье -
там жара, там жизнь, там техноритмы,
там на севере свобода, там мне все можно,
там, там, там, там – биты моей молитвы.


Рим

+++
Рим – это Перцева с Мaйловской,
да еще туева хуча каких-то развалин.
Рим оказался мышеловкой,
в которой мы „раненные“ стихи читали.

Читали, читали, читали, читали,
передавали черную водку по кругу.
В этой финской лакричной херне едва ли
пряталась истина. Досугу

не было места в ноябрьском Риме;
стихи, стихи. А почему ты пишешь?
Черт побери, не знаю, не знаю, спросите у Димы,
он молод, галстуковат, он знает. Наша крыша

к 35 протекает не только с боку,
под нашей крышей черви-мутанты,
от такой крыши никакого проку,
только и остается писать стихуанты.


Нигде так хорошо не пишется как в самолете

+++
Нигде так хорошо не пишется как в самолете.
Извините, Вы танцуете или поете?
И пою, и танцую, тачаю, паяю,
даже примус (что это такое?) иногда починяю.
Как говорится на все руки в ноги Вася мастер,
вот сейчас возьму голубой фломастер,
нарисую небо, в небе самолет,
в самолете рыжий человечек живет,
курит,
пьет,
пишет стихи
урод.


Венеция – кусок говядины

***
Венеция – кусок говядины,
кишащая личинками людей,
Венеция, ты мной украдена
у горбоносых наглых голубей.

Венеция, не знаю, стоит ли,
рассказывать, что люди предают.
Ты знаешь, ведь не палкой строили
тебя. Ты для обиженных приют.

Как водовозы мы работаем,
для нас работы хватит на века,
на чужеродной фене ботаем,
и думаем, что нас спасет стакан.

В вине, конечно, доля Veritas,
Венеция, давай на брудершафт!
Друг другу мы с тобой поверили,
я вписан в твой искромсанный ландшафт.


Говорят, я самодостаточен

***
Говорят, я самодостаточен;
достаю сам себя из под земли, воды.
Говорят, я припадочный.
Пусть. Главное, мои следы
впечатаны намертво в шар земной,
мой слезы не замерзают зимой,
последнее слово всегда за мной,
после смерти я стану луной.
Освещать буду лесные тропы,
собакам буду служить мишенью,
астрономам буду заглядывать в телескопы,
помогать рукам находить колени.


Лиссабон

+++
В древнем прекрасном раздолбанном Лиссабоне,
где мне на каждом углу предлагали гашиш,
все благодаря моей бороде длинной рыжей.
No thanks, я не курю, я жду ребенка.
Вот она моя дочь, рядом: слово – толчок; толчок, толчок; слово -
у нас с ней своя азбука Морзе.
Рыжей царице еще только предстоит родиться,
но Лиссабон, прединфарктный старик, уже покорен,
сдался без боя перед натиском рыжих волос,
лежит старый, грязный, помятый
под ногами нерожденной русской царицы.
Она через толщу плаценты, мышц живота посылает
поцелуй воздушный всем своим новым подданным
с высоты железного лифта „Санта Жушта“.
А мы ее папамама поможем девочке стать взрослой,
стоим, обнявшись-ворвавшись друг в друга,
смотрим на город, в котором слово - толчок; толчок, толчок; слово.


Я живу от рассвета до заката

***
Я живу от рассвета до заката,
на краю big sity стоит моя хата.
Ничего не вижу, ничего не знаю,
вином и бабами молодость продлеваю.
Каждое утро выкуриваю сигарету,
не смотрю телек, не читаю газеты,
жж удалил, фейсбук забросил,
завел кошку, назвал Фрося.
Пишу все это, по спине мурашки
бегут, растут, теребят рубашку,
потому что жизнь такая штука,
хочется только схватить базуку,
расколбасить все к едрене фене,
к сожалению, я подвержен лени.
Поэтому лягу в постель, свернусь клубочком,
на этом стоит поставить точку.


Борт МА 131, Одесса – Будапешт, ответьте

***
Борт МА 131, Одесса – Будапешт, ответьте,
на вашем борту заложена бомба,
на 10 месте, возле аварийного выхода.
Будьте осторожны, любое прикосновение
приводит бомбу в действие.
Особые приметы: роговые очки, рыжая борода,
внешне очень напоминает человека,
у которого постоянно текут слезы.
Ни в коем случае не прикасаться,
не вытирать эту жидкость из жалости -
не минуем взрыв, нитроглицирин чрезвычайно опасен.
Рейс МА 131, ответьте, вы исчезли с радаров,
нам кажется, что вы покинули стратосферу.
Выбросьте бомбу в космос,
она там никому мешать не будет,
и спасайтесь, пассажиров ждут семьи.
Рейс МА 131, мы вас снова видим,
поздравляем, вы прекрасно справились,
астрономы видели мощную вспышку,
говорят о зарождении новой галактики,
даже вроде бы успели дать ей имя -
галактика «Василия Барбаросы»,
вроде в честь поэта, в чьем животе
зародилась и выросла бомба.


До тридцати кажется, что можешь все

+++
До тридцати кажется, что можешь все,
потом начинаются неудачи,
бьешься в садке пойманным карасем,
в воде не видно как рыба плачет.

Начинаешь думать, зачем живешь?
Метать икру? Пожирать личинок?
Бежать to right, идти а gauche? -
Пропадешь, коня потеряешь. Причина

во мне, в том, что все еще жив,
хотя все сказал, не сказал, так сделал,
в одну реку тысячекратно вступив,
понимаешь, ты не злак, а плевел.

Модно быть таким же как я -
умным циником, с бородой и очками,
делать вид, что негодяй и свинья,
читать Бегбедера, Сорокина, Мураками.

Ходить по клубам, слушать postpank и clash,
мое поколение выберет две дороги -
обе белые, горькие. Воздух свеж,
час-два мы будем такими как боги.

Наши отцы – растолстевшие старики,
ничего незначащие для этого мира,
но и мой сын не протянет мне руки,
мое поколение – generation grand zero.


Не пишется

***
Не пишется,
наверное, кончился воздух.
Не дышится,
в ручке высохла паста.

Не спится,
наверное, мешает горошина.
Не злиться
на людей никак невозможно.

Не плачется,
восковые слезы не выплакать.
Не значится
в списках пропавших и выбывших.

Не справиться
с мрачными злобными мыслями.
Не нравится
когда кладут руки на голову.


В тихом омуте, в тихом омуте

+++
В тихом омуте, в тихом омуте
черти водятся, хороводятся,
плетут веночки новые терновые,
котлы до блеска начищают, сказки бают

про времена старые идиллические,
когда в адовых теремах было все отлично:
грешники поступали послушные отборные -
убийцы, насильники, мошенники да воры.

А теперь все не так, что не вор то откупится,
котлы ржавеют, вертела не крутятся,
ангелы от чертей получают откаты,
греховодники попадают в рай да по блату,

сотона адский все больше по форумам шастает,
якшается с разными интернет-педерастами,
да только толку мало от такого общения
на РПЦ сайтах за лайки покупается прощение.

Скоро совсем упразднят адово ведомство,
куда же тогда нам простым грешным неведомо,
всю смерть что ли на земле маяться,
накоплений нет доползти до рая то?


Козыри пики, черви, крести?

***
Козыри пики, черви, крести?
Мы дураки сидим вместе,
говорим чепуху, курим, смеемся,
через пять минут разойдемся
в разные стороны этого света,
встретимся снова когда-то, где-то?
От частицы то уже просто тошно,
как-то жизнь пошла понарошку,
покатилась клубком, клубок не вечен.
Иван Царевич не дожил до встречи
с Василисой Премудрой или Прекрасной;
Иван Царевич жил напрасно.

Козыри пики, крести, черви,
у меня давно отказали нервы.
Я хожу под тебя, под себя еще рано.
Бито. Шито-крыто. Мы дети W-Lana,
фейсбуков, жж и прочей чуши,
знаешь, возьми меня просто за уши,
это моя эрогенная зона,
это модно в новом сезоне.

Козыри крести, черви, пики?
Игральные карты – это улики,
на них отпечатки наших пальцев,
как рисунки неандертальцев,
сплелись в сеть огуречков и палок,
чтобы прикоснуться нужно так мало;
только старые игральные карты,
и тогда, глядишь, доживем до марта.


В ресторане немецком

***
В ресторане немецком,
в задроченном районе портовом,
работаю я – русский поэт,
работаю не по-децки;
посуду мою в новом
фартуке, в желтых резиновых перчатках. Бред!
Бред полный. Посуду поэты не моют
и в ресторанах поэты не работают,
поэты от боли или от счастья воют,
на поэтической фене ботают,
ночами не спят, ищут золото слов,
мучаются, от любви спиваются,
от нелюбви, он непризнанности спиваются,
от славы и денег спиваются,
с серой землей постепенно сливаются
сотрясатели устоев и основ.


У моей дочери твои глаза

+++
У моей дочери твои глаза,
твой нос, твои губы, твоя улыбка.
Врач в роддоме мне по секрету сказал,
что произошла генетическая ошибка.

Помнишь, я обещал когда-то тебя родить?
Так вот я сдержал обещание: ты это она.
Ты держишь меня за волосы бороды,
говоришь агу, улыбаешься. Рош-а-Шана

сегодня, это ее, твой, наш новый год,
теперь будем праздновать,нам нужен лишь повод.
Я вижу на тысячу лет вперед -
мы вместе празднуем, построив город.

Город Нинбург основан в 2012 году,
царицей Ниной из династии Барбаросса,
все историки отмечали ее красоту
и, говорят, она была огромного роста.

Взглядом могла сбить самолет,
горящую избу затушить слезами.
Во время ее правления, зимой, каждый год
улицы города зарастали цветами.


В ее руках тушь и перо

***
В ее руках тушь и перо,
черным по белому как в кино

появляются стул, стол, окно, диван;
на диване мужчина, немного пьян.

В пролете двери темный лес,
на столе черная книга; „Мелкий бес“.

Мужчина наливает в кружку вино,
у мужчины в глазах темным-темно.

На стене зеркало с парой морщин,
принципиально не отражает мужчин.

Только женщину, с пером в руке,
„с маленькой ямочкой на щеке“.


У каждого, кто видит за морем сушу

***
У каждого, кто видит за морем сушу,
плавники становятся длиннее и крепче,
сердце стучит ровнее и глуше.
Земля! Земля! Дыхание легче.

А когда в песок утыкаешься носом,
понимаешь, плавники — не ноги,
понимаешь, эволюция под вопросом,
что, в общем, нечем обивать пороги,

что, в общем, нечем идти к любимой,
что, уже никогда рожденный плавать
пройтись не сможет, неторопливо,
пиная листья, походкой плавной

по старым улицам Берлина,
обняв за талию подругу,
пройтись по книжным магазинам,
скупить все книги про недуги

сердечной мышцы; выпить кофе
в кафе, что рядом с синагогой,
забронзоветь хотя бы в профиль,
а после смерти выйти в боги.


Мы теперь с Белоснежкой вдвоем

***
Мы теперь с Белоснежкой вдвоем,
у нас маленький теплый дом,
в нашем доме стол, стул, кровать,
в нашем доме можно летать,
можно наяву, а можно во сне,
можно зимой, можно по весне.
Мы с Белоснежкой два сапога
на левую ногу. Нам дорога
наша дорога, ведущая под уклон,
в конце пути нас ждет розовый слон.
Обнимет ушами, уложит спать,
песню споет, покачает кровать.
Белоснежка уснет на моей груди,
все что приснится - то у нас впереди.


Осеннее гамбургское солнце

***
Осеннее гамбургское солнце,
как первая сигарета с утра,
затянешься и ждешь, что вот сегодня
случится что-то особенное, может чудо?
Но нет, начинаешь снова кашлять,
появляется слабость, снова хочется спать.
Одеялом накрываешься, как крышкой гроба,
ждешь, когда приползут черви.
И они, конечно, не заставляют себя ждать,
ползут со всех ног, хотя какие у червей ноги?
Начинают ебать-копать твой мозг,
строят там свои домики-пещеры,
уютно сворачиваются калачиком
и засыпают со мною вместе на время,
но время кончается и солнце кончается,
просыпаюсь второй раз, бужу червей,
и мы отправляемся в любимый город,
гулять по улицам, пинать оранжевые краболистья,
кататься в метро до одурения последнего,
залезать на деревья, превращать свои руки в ветки,
растопыривать пальцы, чтобы пробились почки,
разговаривать с собаками на их языке
всегда высунутом, то ли от счастья, то ли, чтобы не задохнуться,
прыгать на свое отражение в лужах,
хотя так просто себя не задавишь,
задирать голову, открывать рот,
ловить дождевые капли со вкусом водки,
потому что, что бы ни выпил, от всего пьянеешь.
Потом вернуться домой, выпить кофе,
лечь на полу, подогнуть колени,
закрыть глаза, втянуть голову в плечи,
расковырять пупок — выпустить пуповину,
отрастить хвост, расправить жабры,
вдохнуть последний раз осенний воздух,
и начать сначала, все начать сначала.


Мы вдвое старше Ромео и Джульеты

***
Мы вдвое старше Ромео и Джульеты,
вдвое глупее; наша песенка спета.

Ромео и Джульета кончили плохо;
два мертвеца на горе гороха.

Мы кончаем на пятерку с плюсом,
наши предки, наверное, были тунгусы,

облученные камнем, упавшим с Венеры,
поэтому нам не хватает веры

в бога земного, бородатого деда.
Наша вера проста – вера  в победу,

в победу весны над снежным покровом,
в победу молчанья над сказанным словом.


Пробивает стеклянные двери лбом

№№№
Пробивает стеклянные двери лбом,
Белоснежке стал тесен дом,

в ее доме на гноме гном,
Белоснежка горит огнем.
Белоснежка бежит в дремучий лес,
на груди у нее золоченый крест,

в Белоснежку вселился бес,
Белоснежка ждет от жизни чудес.

Чудес не бывает, чудеса в решете,
чудеса это строчки на белом листе,

но она в них верит по своей простоте,
потому как трудно не верить мечте.

Белоснежка не ест, белоснежка не спит,
белоснежкино сердце то звенит, то скрипит,

Белоснежка на небо часами глядит,
В небе огромная туча летит.


У луны неженское лицо

***
У луны неженское лицо,
у луны рязанское хлебало.
Хочешь, подарю тебе кольцо?
Я слеплю его из drugmetalla.

Я иду и вою на луну,
я похож на рыжую дворнягу.
Хочешь, развяжу мини-войну?
Мы ее продуем на бумаге.

Потомучто строчки не бойцы,
потомучто рифмы не катюши,
и поэты в мире не жильцы,
их сушняк задушит и засушит.

Хорошо быть черствым и сухим,
возлегать в какой-нибудь гробнице,
и услышав чьи-нибудь стихи,
ну совсем-совсем не шевелиться.

Просто так лежать и каменеть,
превращаться в статую поэта,
если завтра я не выйду в сеть,
установлен значит был я где-то.

Может быть на площади Пигаль
провожаю пигалиц на дело.
Перед делом, выхаркнув мораль,
они гладят каменное тело.

Может в Александровском саду,
где скамейки мягче, чем кровати.
Даже каменный к тебе приду,
мы устроим broken stones party.


Меня Рождество не волнует нисколько

«»»
Меня Рождество не волнует нисколько,
как говаривал мой приятель Колька:

не я в него, а он в меня пусть верит.
Видел сон - Иисуса играет Джим Керри,

в роли Маши-Магды Ингеборг Дапкунайте,
все подробности на www.christus.com сайте.

Спрашивается, кто таков? Что такого сделал?
Ну, жил, любил, весь Израиль оббегал.

Не написал ни строчки, ни одной картинки,
ну, умел делать из воды разные дринки.

Ну и что? Я, к примеру, из воды делаю водку,
и в меня влюбляются еврейские красотки.

Пострадал за людей? Так и я страдаю,
томатный сок из себя выжимаю.

Нате, пейте, носфератовские потомки,
мне ничего не нужно. В моей котомке

кусок хлеба, айфон для связи с папой,
блокнот со стихами, бутылка граппы.

Скоро 33, я пойду на гору,
разложу костер, посмотрю на город,

там в домах-в углах умирают ели,
люди за столами выпили-поели.

Празднуют твое, не мое рожденье,
ты всегда живой, я умру в забвеньи.


Волосы отрастают

№№№
Волосы отрастают,
сын подрастает,
глагольные рифмы?
Поэзия штука простая,
пишешь, что видишь,
видишь, что пишешь,
Что же еще?
Ну, чтобы над крышей
распустился солнца бутон,
в кармане чаще дрожал телефон,
в подарок большой розовый слон,
чтобы проснуться, а это не сон.


Рожать детей – это лучший способ победить смерть

+++
Рожать детей – это лучший способ победить смерть,
главное, самому вовремя умереть.

Бабочка-однодневка, живущая два дня,
в какой-то степени нам всем родня.

Утром секс, днем роды, вечером гроб,
во второй день говоришь себе: Stop!

Так не пойдет, хочу быть вечно живым,
в 2477 переехать на остров Крым.

Завести biogirl с гривой черных волос,
вырыть 5-D нору, купить световоз.

Жить, стихи писать вилами на воде,
дачу построить на одной остывшей звезде.

Настрогать 8 красивых детей,
в общем, все как у всех – никаких страстей.

И так в течение миллионов лет,
на этой планете мне жизни и смерти нет.


Ненависть не засунешь в ящик стола

***
Ненависть не засунешь в ящик стола,
приходится жать ей каждое утро руку,
цедить сквозь зубы: Как дела?
Ненавидеть, но хотеть эту суку.

Как правило, ненависть выползает из любви,
как бабочка-капустница из упругого кокона,
сначала жалкая, с мятыми крыльями, в насекомой крови,
потом сохнет, крепнет, начинает порхать вокруг да около.

Около да вокруг М и Ж или ММ, или ЖЖ,
в каждую пазуху совать свой хобот
М и Ж начинают чернеть, писать в своих ЖЖ,
что они больше не М + Ж, а робот – робот.

У насекомых нет понятий добра и зла,
да и нам роботам разобраться стало сложно,
сначала нужно полюбить какого-нибудь козла,
а потом его уже и ненавидеть можно.


Берешь руку в руку

***
Берешь руку в руку,
замираешь, чуешь разлуку.
На запястье пульсируют жилки.
Счастье на дне бутылки
затаилось бордовой жижей,
как считает “великий” Жижек -
у каждого в башке кинолента,
ждешь подходящего момента.
Мотор, камера, снимаем,
наше с тобой кино о рае.
В нем ты и я на лесной поляне,
сидим смеемся, скоро станем
звездами кино немого.
Слова кончились, осталось слово
из пяти обветшавших звуков,
его говорят только на ухо.


Возьми меня за уши, не отпускай

****
Возьми меня за уши, не отпускай -
это дорога прямая в рай.
Мы уже год и еще сто лет
будем жить на одной из планет.
И совсем не важно какой район;
в нашей вселенной один закон -
Закон притяжения жарких тел.
Я до тебя так не умел,
а теперь умею быть большим,
у меня теперь особый режим:
утром, днем и ночью любовь.
Да, всем на зло я срифмую кровь,
потому что ты и я одних кровей,
потому что ты мне родни родней,
потому что за каждый твой волос рыжий,
я отдам все богатства Парижа,
Лондона, Брюсселя, Нью-Йорка.
Нарисую тебя на моей футболке,
буду носить до седины волос на груди,
главное не то что было, главное – впереди.


река рождается и гибнет одновременно

***
река рождается и гибнет одновременно
река рыбами и раками беременна

вхождение в реку как правило одноразово
река живет чувствами а не разумом

река работодатель семейства Харонова
река охладитель железа каленого

у реки очень часто берега кисельные
в реке топятся барышни кисейные

в реке проживают русалки русые
на мотыля их ловят юноши безусые

отрезают хвосты дают свои фамилии
на 8 марта дарят по кувшинке или лилии

девушки в нее швыряют венки из одуванчиков
верят в свое будущее но оно обманчиво

потому венок найдет не юноша кудлатенький
а козел сожрет вонючий и рогатенький

бедный Грека по реке без рук без ног плавает
а врага рака на берегу пипл хавает

хавает-хавает да поет моряцкие песенки
про то что река не море и что повеситься

моряку настоящему на реке положено
ну об этом уже много песен сложено

я сложу свою песню грустно-слезную
на моей реке в ноченьку морозную

подо мною лед весь в опасных трещинах
но я допою песню мою вещую


Мне не нужны пьедесталы из строчек

***
Мне не нужны пьедесталы из строчек,
пусть я слабый, никчемный, трусливый.
Я медленно разматываю клубочек
моей жизни. Часто выходит криво,

запутанно. Как говаривал старый Мозес:
живите дальше, не мучайте тухес.
Вот и живу похожий на розу -
красивый, колючий и лопоухий.


Сыновья не хотят быть похожими на отцов

****
Сыновья не хотят быть похожими на отцов,
у них свои планы – дом, машина, жена.
Отцы живут по старинке, не вылезая из снов;
для них главное, чтоб днем - солнце, ночью – луна.

Сыновьям подавай счастливую старость, крепкие зубы,
чтоб пенсия позволяла летать на Мальдивы.
Отцы снимают видео, выставляют их в ютюбы,
умирают до пенсии, живут торопливо,

рисуют, поют, дурацкие лепят скульптуры,
влюбляются, уводят жен, подыхают от страсти.
Сыновья становятся потребителями культуры,
всегда вежливы, при встрече с отцами говорят здрасьте.


Сердце моей дочери

***
Сердце моей дочери
звучит
как табун диких лошадей,
мчащихся на экране кинотеатра “Родина”.

Кардиограмма ее сердца
похожа
на горный хребет из фильмов
грузинской, армянской киностудий.

Ее ноги и руки -
холмы,
появляющиеся – исчезающие
на круглом животе ее матери.

Ее голос – тишина,
слышная
в фильмах Андрея Тарковского
только мне, ее непутевому отцу.


Вот мы такие взрослые рыжеволосые

****
Вот мы такие взрослые
рыжеволосые
стоим держим руками друг друга.
Упруго,
когда кладу ухо на твой живот,
там кто-то живет,
двухсполовинойсантиметровый
розовый новый;
наша с тобой жданная дочка,
сыночка
напрашивается рифма, главное наш.
Карандаш
беру в озябшие руки.
У каждой науки
есть свои особенности и законы,
миллионы
лет в науке изготовления крошек
хорошим
тоном считается любовь до гроба,
моя утроба
подсказывает, что с тобой мы вместе
ну, лет двести
проживем легко, весело и ярко.
Я пастух, ты доярка
из советского фильма, где все счастливы абсолютно
прилюдно
снимем с себя белую свежую кожу
мы можем,
мы можем любить и быть любимыми,
нам это просто необходимо.


Меня Рождество не волнует нисколько

«»»
Меня Рождество не волнует нисколько,
как говаривал мой приятель Колька:

не я в него, а он в меня пусть верит.
Видел сон - Иисуса играет Джим Керри,

в роли Маши-Магды Ингеборг Дапкунайте,
все подробности на www.christus.com сайте.

Спрашивается, кто таков? Что такого сделал?
Ну, жил, любил, весь Израиль оббегал.

Не написал ни строчки, ни одной картинки,
ну, умел делать из воды разные дринки.

Ну и что? Я, к примеру, из воды делаю водку,
и в меня влюбляются еврейские красотки.

Пострадал за людей? Так и я страдаю,
томатный сок из себя выжимаю.

Нате, пейте, носфератовские потомки,
мне ничего не нужно. В моей котомке

кусок хлеба, айфон для связи с папой,
блокнот со стихами, бутылка граппы.

Скоро 33, я пойду на гору,
разложу костер, посмотрю на город,

там в домах-в углах умирают ели,
люди за столами выпили-поели.

Празднуют твое, не мое рожденье,
ты всегда живой, я умру в забвеньи.