Борис Левин


Недомоганием зуб у змеи наго моден


Недомоганием актёр томим.
Как недогении на мании не годен.
Как мим –
отрёт камеи, наго моден.

Недомогание, диета.
Затем – окно. Он юно годен.
Не догоню!.. Но он, комета,
за те идеи наго моден.


Волки целки. Цвет иного догоните в цикле циклов.


Волки целки. Цвет и свет.

И щиты богов.

Иждивенец, вижу, мил.

И мужи в цене.

Вид живого. Быт ищите –

в сите, в цикле циклов.



Виска нутро – фантом арго, но грамотна фортуна ксив

Виска нутро – фантом арго.
Нагрев зияет, а зарок –
скотом шагал.
Фугас улыбок видев, в лапу дал.
Кирпичнокудро мудр, о мантии пишу.
Лгу группе лени, не обув опилки.
Корсет и ногти – не в заду.
Не крем – беда в саду чинар.
Горим в коре, в дыре.
Верти, лови с руки.
Лил явно медик у аптек сатиру.
Жмёт колеи невротик. У рвача канун.
Нет на кону со стен полотнищ.
Не ждя руки, не чуя ног, росу мети, лари.
Бумагу, черновик – ловите, нате.
Картин заклад – на выбор:
туманы, лак, обман.
Иль сила дум окрасила замену?
Креп пир телес. Одаривал.
Кротом валила ниши тень.
Лап сватала салат.
А в спальне тишина лила в мотор клавира.
Доселе трипперку не мазали саркому.
Дались ли нам бокалы? Нам утробы
вандал казнит.
Ракета – нет. И волки – вон:
речугам убирали тему, сор гоня.
Ученику – ряд женщин.
То лопнет сосунок, антенну накачав руки,
то рвение локтём журит аскет.
Паук и демон вялили курсив.
О литре веры, дверок в мир,
о грани чуда, свадеб мерке –
нуда звенит.
Гоните сроки клипов.
Убоен и нелеп, пургу глуши, пиит.
На морду, морду кончи.
Приклад упал.
Введи в кобылу сагу флага шмоток.
Скора затея изверга.
Но грамотна фортуна ксив.


Крем опиума длите, мази. Заметил даму и померк.

Крем опиума длите.
Мазь ловите.
Дымите свите,
но гоните в сети.
Мы дети воль.
Заметил даму – и померк.
 
     * * *
 
Крем оплеухой окатит овал лица.
Бедром антично крепок и не чуток сноб.
Он – скот, ученик опер.
Кончит на морде, бацилла.
Вот и такой – о.уел, померк.
 
     * * *
 
Крем опыта.
Делись, не рапортуй.
А дури мук, миров тоске – рогатка.
Фреза – лимит охоте. Но не то хотим.
И лазер факта горек сотворим кумиру.
Дай утро, парень, силе.
Да ты померк?..
 
     * * *
 
Крем опаски. Нос – рука.
Рак сивухи. Сон химер.
Крем их, нос их – у виска.
Ракурс оникса померк.
 
     * * *
 
Крем-оползень.
Нет кактуса, пардон.
Одра пасут. Как тень,
незло померк.
 
     * * *
 
Крем опробуем из крови.
Ор тирад. Умён Гомер.
Крем – огнём. Удар. И Трои
вор – к зиме. Убор померк.



У рта их испытала плеть ли? Иль тел палаты – психиатру?


У рта их испытала плеть ли?

Иль тему сон дарил театру?

Чур! Тает лира. Дно – суметь ли?

Иль тел палаты – психиатру?




Мальчонке век – ночь лам

Мальчонка бос и волен.
Он Будде брат,
слетев с имаго,
бич он вынул.
Зал гор и сон.
Мрак бед.
У ступы ниши.
Тишина в Тибете.
В сандале мрак вилял.
И в карме – лад. На свете –
битва ниш и тишины.
Пут, судеб, карм.
Но сиро – глаз луны
в ночи богам.
И светел, стар бед дуб.
Но не лови собак, ночь лам.



Скажите, а нужны ли вам дрова?


Скажите, а нужны ли вам дрова?
Нет, больше нет.
И больше дров не стало.
Не может быть? А может быть, слова
Матерчатей любого матерьяла.

Ну хорошо: нужны ли вам слова?
Нет, вроде нет.
Уж лучше бы смолчало.
Смолчало так, как первая глава
Насчёт того, что в слове есть начало.

Начало тьмы и света, вод и трав
И прочих переменчивых материй.
Пустых желаний и напрасных прав,
Незыблемых, как право на потери.

И вот вопрос: нужны ли вам права?
Нет, вовсе нет.
И прав как не бывало.
Слова велят вернуться на начало
И, если повезёт, вернуть дрова.



Ах, юла. В заразах тени минет хаза-развалюха.

Ах, юла в заре небес!
Открути-ка талисман.
Им торнадо подан рот.
Минам сил – атаки тур.
Кто себе не развалюха?

     * * *

Ах, юла в заразу метра.
Кварту оды трактам года.
До худого год ухода.
Догмат карты до утра.
В карте муза-развалюха.

     * * *

Ах, юла в заразах.
А за фартом сухо.
Лоху – смотра фаза.
Хаза-развалюха.

     * * *

Ах, юла! В зареве рам винты бинтами наверчены.
Древ тын, дур тенты, брани муштра, карт шум и нар быт.
Не трудны твердыне чрева ни мат, ни быт, ни в мареве развалюха.


Кифар, гитар комедия. И демократ, и график.


Кифар, гитар тут сила не бесила.
Витало паники лото. Фонтана кисея.
Иду себе на нары. Деловой!
О пении: не пой о воле.
Дыра на небе. Судия еси канат.
Но фотолики на полати – вали себе
на лист утрат и график.

                  ***

Кифар, гитар упор искать.
Локтём опоре панику решить.
Терзать лукаво рок.
Как инок из икон и как корова культа.
Зреть тише рук, и на перо – помёт.
Коль так, сиропу – рати график.

                  ***

Кифар, гитар комедия.
И дел санузел. Слился трафик.
И фарт я слил, слезу наследия.
И демократ и график.


И шмат судеб оптово холят чада, чтя лохов, от побед устамши

Вот и не залечу, чтя лохов, от побед устамши.
И шмазь в убоину, чтя ноги, била троглодитов.
Вот идол гор, талиб. И гонят чуни обувь замши.
И шмат судеб оптово холят чучела зенитов.


Необотокс? Осуди! Я иду со скотобоен.

Необотокс остуди.

Манки дуги, бала воин.

И овала бигуди              

к нам идут со скотобоен.


Гол допингу под рог. Гордо пугни подлог.


Вот ад. Нам роздан яд.

И роздан допинг. Ордена

не минет осыпи лопата.

Полипы, сотен имена.

Не дрогни, под надзор идя.

Надзор мандатов.



Наива пломба буму дум. У баб, мол, павиан.

 

Наив? Апломб?

Юла молва, наври нам.

Аскеты вне туманов масс.

Алгол остёр. Врёт соло. Глас

с амвона мутен вытек.

Сама нирвана влом.

А люб, мол, павиан?




О, луна! Время выдр. Орды в яме рвануло.


О луна в реке!

Лад вносила ты

психам. Увлажни

контур выси лун.

Ортопеда ров

длил двора депо.

Трону лисы врут.

Но кинжал в умах.

Испытали сон.

Вдалеке рвануло.

 

    * * *

 

О, луна. Время, вот,

отчего родовито?

Млел тиранов закал,

богу дарен вне радуг.

Облака, звонари.

Тлел мотив о дороге.

Что-то в яме рвануло.

 

    * * *

 

О, луна. Время выдр.

Ордена, но загула.

За луга – зона недр.    

Орды в яме. Рвануло.




Я славил мрак, свечу творя. Я яро в туче вскармливался.


Я славы рамы – в якоря.

Я яро в туче вскармливался.

Я славил мрак, свечу творя.

Я ярок. Я вымарывался.

 

                * * *

 

Фар гонец – слепец.

Наточил конец.

Скармливал свинец.

Убыли венец.

Вытурил кузнец.

Недоходен цензу,

клиру ты в цене.

Вилы б уценив,

славил мрак.

Сценоклич! О танце

пел сценограф.



Уха папани на папаху


Уха папани не тиха.
Ведро вдовы дели, пока
не накопил еды.
Во двор девах!
И тени на папаху.



Нище рта зубатого родео. Вдвое дорого табу затрещин.


Тени в днище рта зыбучи

и чутки на пробы в тине.

Пенит выбор паник тучи

и чубы затрещин двинет.

 

Нище рта зубатого родео.

Хило никнут пешки теремов.

Озарит росу сортира зовом

еретик-шептун. Кино лихое.

Дорого табу затрещин.            



Я лета выбором юна. Дан юмор обывателя.


Я лета выбором юна.

Дан север дач, в чадре весна.

Дан юмор обывателя.

 

Я лета выбором юна.

Дан дом, а ты – ты там одна.

Дан юмор обывателя.              

 

Я лета выбором юна,

да не жена. Да, не жена.

Дан юмор обывателя.

 

Я лета выбором юна.

Да нуль – не два. Да в день – луна.

Дан юмор обывателя.

 

Я лета выбором юна.

Дан дар опор – опора дна.

Дан юмор обывателя.

               

Я лета выбором юна.

Да ну? Добуду бодуна.                            

Дан юмор обывателя.

 

Я лета выбором юна?

Да нет, сыта. А ты – стена.                      

Дан юмор обывателя.                                              


Рати, на старт! С актёром орёт кастрат санитар.


Рати, на старт!

С актёром и тактовым хором.

Окстители мрут и шанс уберут.

Речи – ко рту.

Враны на раны нарвут

рок и черту.

Ребус – на штурм. И летит скоморох.

Мы в откат! – им орёт кастрат санитар.

 



Няни талмуд – не референдум латинян


Няни, Талмуд – не реферат.

Речи тусовок, актов тирады.

Довод искать, не рапортуя?

У демагога депо не шпане.

Рая арена, пшено педагогам.

Еду я. Утро. Парень такси

доводы дарит. Вот каково!

Сути черта – референдум латинян.



Чибис у казана – закуси бич


Чибис, а что

вотчины спич?

Чипсы – ничто.

Вот час и бич.

 

А чибису – кваса.

Пир палача.

Начала припаса –

вкуси бича.




Беда в суматохе пехотам у свадеб

 

Беда в суматохе пехотам у свадеб.

Беда суицидов с водиц и усадеб.

 

Бед усики – лазы за лики судеб.

Бед гонки б оргазмом за гробик. Но где б?

Бедово платив, шиш витал по воде б.

 

Дебаты потрат. Старт опыта бед.

Дебоши к указу. За кукиш обед.

Дербанит, сияя, истина бред.




Висело копыто, барин довлел, во дни работы поколесив


Висело рукописи вето

с арканом рядом, у корсета.

До писем с воли било в смеси.

По дате сроку мод ярмо.

На красоте виси, покуролесив.

 

    * * *

Висело копоти ведро.

В огне дорога лба.

Да бархат. Сувенир – бедро.

Хор – дебри. Не в устах раба.

Да благороден говор дев –

и то поколесив.


Гудение шин и шеи недуг

 

Гудение шин и шеи недуг.

Гул пади кручин. И чурки да плуг.

 

Мотор казино до низа кротом.

Мол, сану вино, но ниву – на слом.                                      

 

На темени лет стели не метан.

На типа клозете зол капитан.

 

Масонно ленив, свинел он, но сам,

мазут оплатив, витал по тузам.

 

Катале, пужлив, свил жупел атак.

Карманим актив витками на мрак.

 

Негоден ли мир и мил недоген?

Не раса квартир – притравка с арен.

 

И разум за грош оргазму зари.

И рацио нош – оно и цари.

 



Насосы влагу прут, но контур пугал высосан

 

Насосы влагу прут, но к жару мха.

Дорогой арки радуг им в игру.

И медлил демиург. И вмиг удар, и…

Край огорода хмур.

Аж контур пугал высосан.



Не лапсердак венчала плаха. Махал палач не в кадре спален.


Не лак иную учит самку.

В защите в том ответ ища,

звук масти чую уникален.

 

Не лава злак сулила шведу,

а щели дух – уди леща.

У дев шалил, у скал завален.

 

Не лавок анкер оголим мы.

Да щи в стакан, внакат свища.

Дым мило горек наковален.

 

Не лапсердак венчала плаха.

Нащипан дух, у дна пища.      

Нахал палач не в кадре спален.


Гони, толпа. За лугом смог. У лаза плоти ног.


Гони, толпа. За лугом сени.

Луну свидания журя,

лги фарту, славе, паникёр.

Пугал факир, кивал топор.

Тут ропот лав и крика флаг.

Упрёки напевал с утра фигляр.

Уж я и над, и всунул, и не смог.

У лаза плоти ног.




Кома силы пилоту. Утоли пыл и самок.


Кома силы пилоту.

Утопи коды рамок.

Комары – доки поту.

Утоли пыл и самок.


Кома силы пилоту.

И луна вроде ноты.

Мины дрогнули буден.

Не дуби лун гордыни.

Мы-то недорванули.

Утоли пыл и самок.

               

И луна вроде ноты.

Мы торили пачули.

И луча пили роты.

Мы-то недорванули.



Не надо! Мечты былого голы. Быт чемоданен.


Не намути. Не надо!
Мечты былого ныне,
лезвием зазоры сыро зазмеив,
зелены, но голы.
Быт чемоданен и туманен.



Умов орда. Куда, скакун? А ну-ка, к саду кадровому!

 

Умов орда. Куда? Под зев заката?

От чина – договор услуг,

азарт услад, жирок слабин.

С умом усни. Бал скор.

И ждал с утра загул сурово.

Года – ничто.

Атака – звездопаду кадровому.



Наморщите дух. Ах, у детищ роман!


Наморщите души тугим виадуком.
Ан, зенки-то, вижу, не дики-то, да?
Ну, кину-то мимо тунику – на дотик.
И дену животик незнамо куда.

И вмиг утишу детищ роман.


О, не смеши псаря! Ужели, филе жуя, распишем сено?

О, не смеши псаря!
Уж он во гневе, псарь.
Не вере душу – тишине дари.
Твори сурово год, во благо бога.
Лбов договору сиро
в тираде ниш.
И туш у деревень распевен.
Говно жуя, распишем сено.


   Увяла хандра бытия. И ты, бард?! На халяву?

Увяла хандра бытия.
До гена дебильного я
дорос. Околеть?
Не лень, тело косо родя?
Огонь ли беда, негодяи?
Ты бард на халяву.


   Нет сур, гяур. Ору я, грустен.

Нет сур, гяур.
Им веры двери.
Тот дуб: я – он.
И кто виной?
Арбат шумит – никак,
интиму штаб-район.
И вот кино: я будто –
тире в дыре. В миру.
Я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
И пятен ноше мстя,
беру девах,
ем вар, поправ меха.
Веду ребят.
Смешон?
Нет, я, пируя, грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
И жадному шантаж азарту сват.
Суя устав, с утра зажат наш ум.
Он, да, жируя, грустен.

     * * *

Нет сур, гяур?
Виагру примем.
Рак опыта, верчение дивана.
Кто он, идей оракул, истин?
О, гномы, духи лет и лет!
Стелите лиху дым.
Он гонит силу карой.
Едино отканав, идеи не чреваты.
По карме мир – пурга.
И вру я, грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Мулаты – психи.
Я изучил клич уз.
И я их испытал.
Умру я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Орут аники.
Вон речи ночи. Бред и линч.
И яд яични. Лидер – бич.
Они – черновики натур.
Ору я, грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Овидия нема.
Дукатом жабы – дыба жмота.
Куда меня?
Иди, воруя, грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Собор и минарет.
Анонса мир, гламура дно.
Ссади мир мух. Умри, Мидас.
Сон дару мал гримас.
Но нате ран... и
мир обосру я, грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Юани – русским.
Оклады вот, от контуров орды.
Но гавань льна, вагоны дров орут.
Но кто-то выдал комикс сур.
И на юру я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Тоска лукава.
Роимся тут –
я, СМИ орава.
Кулак сотру.
Я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Тук-тук, солдат.
Стоят охватом зимы дат.
Сил слеп откат.
Атак кота токката та.
Кто пел с листа,
дым измотав?
Хотя от стад лоскут,
к утру я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Е.уче всунул, ушагал.
Затем скакал.
А ржа жрала,
как смета зла.
Гашу луну, свечу беру.
Я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Те ванны с миртом, сын.
И мантра – за покой.
О, рондо в сари! Мира свод.
Но рой окоп, азарт.
На мины смотрим.
Сын на ветру.
Я грустен.

          см. «Нет сур, гяур. Им ведомо о моде. В миру я грустен.»


   Вот ищу, заболев, велобазу щитов

Я и на велобазу, челноки.
И к урнам боя, радуге бросания.
Я и на сор бегу, даря обман руки.
Икон лечу заболевания.


   Мотопорнозвезда – залила зад, зев зон ропотом

Ног аванзал. Бос и зябко ты нищ. Не жалеть?..
Черты погони, лавы звон – не гор.
Это порнозвезда залетела.
Зад, зев, зон ропот.
Эрогенно взывал и ног опыт.
Речь тела женщины. Ток бязи.
Соблазна вагон.


   Бумеранг урке – круг нар ему б…

Бумеранги мук. Инпут серпом рядя,
рвани лонжу намотав, души, психуя.
Я у дел! Сопливо лги мне.
Даден миг – ловил по следу я.
Я! Ух, испишу два тома.
Нужно ли навряд ярмо преступнику?
Миг нар ему б…


   Но карту не ловил катала. Так ли волен утра кон?

Мот-катала – так ли волен?
Утра клич, а на заре –
евро-тати.
Жидит серповиден маникюр
тела тромб.
Мини-лет ревнивы тракторишки.
Путь новинок. Кони.
Вонь, тупик широт.
Карты вин вертели нимб-мортале.
Трюки нам не диво.
Престидижитатор веера заначил.
Карту не ловил катала тактом.


   Вижу, ран боитесь, сети обнаружив


Вижу, ран боитесь, сети обнаружив.
Аж умотан витязь. Зяти в НАТО мужа.

У кардана трутень. Нету рта на драку.
У кармана тупим. СМИ – путана мраку.

Напоказ ли беды – ты, дебил, закопан?
Но колени Леды ты дели – не локон.

Не толпа от чина. Ба, ничто, а плотен!
И толпе кручиной он, и чурке плоти.

Мор да казни. Буду у дубин за кадром.
Йода колба – зуду, зуду за блокадой.

Не с ажуром мира варим мор ужасен.
Не сапог амиров – хвори маг опасен.

Вот нутро парилки. Дик ли рапорт унтов?
Ах, у икр училки никли чурки уха.

Не распят я тентом. Жмот не тятя псарен.
И расколет тенор, тронет тело к сари.

Он оленя лопал. Зла поляне лоно.
А нога за попу у попа загона.

У попа загона да нога за попу.
Упокоя лоно до ноля окопу.

И, о да, на веру дурева надои.
И года реперы. Мы репера доги.


   Не горец на круче. Чела далече, чур, канцероген.

Не горец на круче – чуб ветра.
Канет он в туче молний. Огни
трактов и нив, бога шаг обвинив,
от картин Гойи НЛО мечут.
В ноте, на карте, в буче, чур! канцероген.


   В отаре нег еда дегенератов

В отаре нег, единоглаз,
вонзи в ресницу пакли радуг.
Ударил капуцин сервиз,
но в зал гони дегенератов.

В отаре нег едва закурим.
Не рудименты полы братов.
Отар был опыт нем и дурен,
мир указав дегенератов.

В отаре нег единоросс.
Один. Дорос.
Серчал палач: «не вашу душу рушу».
Душа венчала плач рессор –
одни до ссор они дегенератов.

В отаре нег еда телег.
Рот аквалангу рад.
Узором снег – отпад.
Адаптоген с морозу дар угнал.
А в каторге лета дегенератов.


   Мокр еврей-ефиоп. Утоп. Око, пот, упои фейерверком.

Мокр еврей-ефиоп.
Ангел ЧОНа у троп.
Выдал ксив он, волын.
А за нами – лиман.
А заныло – внови склады в порту.
А ночлег напои фейерверком.

     * * *

Мокр еврей. Ефиопа няне
муза лгала. Бел, соплив и дурашлив,
о-ля-ля, ловил шар. Удивил. После бала
глаз у меня напои фейерверком.


   Десятками пороть! Торопим акт. Я сед.

Десятками пороть!
Толпу ведя на бред,
дербаня деву, плоть,
торопим акт. Я сед.


   Нет, ибо нет слуг обители лет, ибо гул стенобитен

Нет, ибо нет.
Слуг обители нет.
Стен катрен на банкет.
Стела дат стада лет.
Стек – на баннер? Так нет
стен и лет.
Ибо гул стенобитен.


   Амок, раскопок саркома

Амок, раскопок саркома.
Амок, зияя из кома.
Амок. Сияя, искома
зона зенита в ватине заноз.
Зорки? Да с вами зима в садик роз.
Зов антиреса засерит навоз.


   Вот ситара песня. А баян – сепаратистов.

Вот ситара песня абажур клепала.
Белокурозвонно взор уколебала.
Пел, кружа, баян сепаратистов.

     * * *

Недомолим. Вот ситара песня.
А бандур тандемы – два металла. Тема
в дыме дна трудна. Баян сепаратистов
мило моден.


   Шанс у дома – модус наш

Шансу – дом. Не летим,
отуманены, наги.
Финт ушами – и неги туман.
Еле плакал. Угар.
Бара брагу лакал.
Пелена. Мути гении машут.
Ни фига! Ныне нам
утомителен модус наш.


   Я о мудром, я о бодром, с мордобоя морду моя


— Я о мудром, я о бодром.
Содрогал я вазу боя.
— Я, обуза, вяла гордо,
с мордобоя морду моя.


   А поп-арт на миру – до одури мантра попа


Талер прелата затратен.
Мат у школ ароматен.
Мантра – попытка фанатов.
Квота на факты – поп-арт нам.
Нет аморалок шутам.
Нет арта за талер, прелат.


   Нотабли намазы таили. А ты заманил батон.

Нотабли намазы таили.
На мызу монах соблазнён.
Закон бытия сколотили.
Навуходоносор пленён.
Ел просо, но дох у ванили.
Толокся и ты б, но казнён
зал Босха. Но музы манили.
А ты заманил батон.


   Боль тащу по аренам я немую. У меня манера опущать лоб.

Боль тащу по аренам.
А лет – ого!
Вижу те же руки.
Голь-толпа удивила – псы-то!
Нет мира: дымы, рати, гробы.
Виновен? А? Да нет-с...
Но казнен зело безумно. Наказ у мира нов.
Запер ты рати насилу.
Но ты виновен. Виновен метаниями. Не зело путен.
О, ты ни в чем не жал воли, ментор.
О, лев снов. По пузу лупи, шарашь. Тяну-то результат.
Пора лопаты. Помоги скорее.
Уж я в суде себя дорогого нежу.
Стена водограда барак сечет. Ох и лень.
Девки мужа кличут идучи, теребя беса.
Не свежа ноша небес.
Тереби, тереби! Корсар имущ – инеем у зари.
Он женолет и мачо.
Ну, живу... По пути я беру души.
По пути? Я – бес? У девок – идеи лис? А?..
Ну, живу – ха! – до врага.
Ну, живу, как он до меня.
Рак идеи – не враг?
Имидж – им, а себе: нуте в секту?
Шиш!
Узрев – то ли ров, то ли стена – иди яром, один, ответ ища. Тут ища.
Зачем сидите у чар, вопите?
Жил сидя, размером.
Копил, хотел в небо фонд зарплат, сукин сын.
Но ты, дурак, умерил кошмар, умел имати харит и жен.
Куда поплыл, почему?..
На то воля ног.
И не ты ли молил и хотел, а?
Намолена города игу пахота.
Вон себя потащил, изувер?..
Посмотрите: сети дорог.
И город у стен усмотрите.
Дуб отмечен. Мечен и я.
Сень сети была, но надо порвать сети.
Был город – увяла хладно лира.
Забубенил я на деревне окоп, себя винив.
Огулял душу сохи я. Она – доконала.
Типа надо в город.
Он – диктат сохи – как он долог!
Мечты садов и дела небес.
Видела нива диктат сотен пахот.
Но худа нива.
Да, худо ниве.
Чу, гомон. Леты ли стужа?
Кто тут?
Тени. Толпы лис. И дуб.
У лис и зубищи, и лапы – во!
Тын около древ, тень тел.
Миловиден тени лик.
Инда светили луны. Мерк я.
Се на небе стужа.
Мы видели щук.
Вот сор, писанина, мазня.
А что худо – тон или тема?
Не то канат у шеи, не то пишу донос.
Убери лак – сатира, секира цитат...
Скотина! Кто? Никто. Рок.
Вот упилил иго тюрем, стен – и лети!
Но годы в уме шел к чему?
Ни к чему.
Ну стенаю, ору вон и чуни валяю, – но могу!
Но могу намолоть немеряно.
Зерен уж и в уме шорох.
Опыт рук нам муза режет.
И берет у нас нашу тень дева.
Менять думы в уме я не мог.
Он меня учил, зараза.
Лгун я! Лгун судеб, ибо дух умер.
О, боги!
От мишур и от суеты – марш!
Народ уже реже тут, чем я, лох мига.
Недолог век. Ум важен.
И не тот ум, а ум ока.
Лире вонь тирад – угомон.
Чешу пером лед.
И виноват я-то, хотя не мне лед ум ел.
Шелупонь сушит умом рядом.
Осень.
Лит у высоких осин закат.
Я беру мир примером.
Я липы высажу у дуба.
Зима.
В стихе – тип, архетип.
Стих тот – эзопов. О лове дев... Олово поз...
Этот – хит.
Спите, храпите.
Хит с вами!
Забуду ужасы.
Выпил я море.
Мир приму, ребята, казни.
Сохи, косы – в утиль.
Несом од ярмом, утишусь.
Но пуле – шлем уделен!
Меня-то хотят, а вони видел море.
Пушечно мог ударить, но верил.
А кому? А мутотени.
Нежа – в муке, в голоде, нагим, – холя мечту, те же режу до ран шрамы.
Те устои – рушим!
То иго – борем!
У худоб и бед усну.
Гляну – глаза различу я.
Не много меняем, увы.
Мудь тянем…
А ведь нету шанса.
Ну теребите же разум! Манкурты!..
По-хорошему, вижу, не резон?
Я ремень-то ломану. Гомон угомоню.
Я лавину чинов урою.
А нет – суну меч, кину меч к лешему.
Вы догоните ли? Нет?
Смерю тоги лилипутов. Коротки…
Но ткани-то, кстати, цари-кесари таскали.
Ребус оно, души потение.
Шута, нако-те, наметили!
Но то дух отчаян.
Замани нас – и просто, в кущи.
Леди вымажут себе, нанеся кремы...
Нули ли те всадники ли? Нет.
Не диво ли млеть нетвердо?
Локоны-то выпали.
Ищи, бузи, силу буди!
Силы плоти нет тут.
Откажут силы тел.
Но могуче вино духа.
Дави на дух!
Он-то хапнет остатки.
Дави наледи в себе.
Наледи – вода.
Сыт чем? Голодно?
Как их – остатки, дно дорог – вода напитала!
Но – кода! Но – я их осушу!
Для лугов и нив...
Я беспокоен. Вере дан.
Я ли небу базарил? Он – дал халяву дорог.
Лыбитесь?
Тавро подано. Налыбитесь неся.
И нечем, нечем-то будет!
И ртом сунет судороги.
Городите сети, ртом сопрев, узилища топя бесновато.
Хапуги!
А дорога не ломана.
Лето хилило милы тени, гоняло вот.
А ну меч оплыл?
Попаду к нежити, рахитам и лемурам – шок, лире мука, руды тонны.
Сник, устал, празднофобен? В лето – хлипок?
Морем заряди. Слижет и поврачует.
Иди, с меча защиту тащи. Тевтон!
И до моря иди.
А нет сил – отворил, отверз уши шутке, свету, небесам и жди мига.
Рвение дикаря не модно.
Как увижу нагар в одах, увижу насилие – дико веду себя и тупо пишу, дур е.я.
И ту попу вижу. Ночами.
Тело нежно, и разум ее нищ.
У мира сроки берет и берет себе наш.
Она же все на себя берет и чудит.
Училка ж. Умик ведь не лих.
Отеческа раба. Дар годов, а нет суженого.
Городя беседу, свяжу ее рок с игом опыта, пола.
Роптать? Лузе рот унять? Шара шип – у луз? У поп?
Вон! Свело рот немило. Влажен меч.
Вины-то нету. Полезен им я – и нате мне вони.
Вне вони – вы-то нули.
Санитары трепа, звонари.
Муза... Канон музе болезнен. Закон – стена.
Да!.. Не вони выбор.
Гитары мы дарим, те ноты спалив.
Иду, а плоть логику режет.
У живого тела манера опущать лоб.


   Дар года нового? Вон ад оград!

Ого, вон ад оград.
Мёд жизни – лажа линз.
И ждём дар года нового.

На пол худого рубища –
чу! на рубли покров.
Отчалим? А дебаты?
Рок – умереть, туся?
Суть – терем у корыта?
Беда мила, что вор копил.
Буран у чащ, и буро год ухлопан.

Мы – вон, смиря обиду?
Сиди! Суди бояр.
Им – с Новым!


   Недале мраморы судеб. Октет к обеду сыромармеладен.


Недале мраморы сыров.
С дивана вид суров.
Те дети – ноги на диван –
зениту правоты товар,
пути не знав и дани.
Гоните детвору с дивана.
Вид своры сыромармеладен.

     * * *

Недале мраморы сердец.
В камине – туча лени.
В овине лачу тени.
Мак в цедре сыромармеладен

     * * *

Недале мраморы судеб.
Окно табу блокаде боя.
Луны вираж. Ищи покоя,
и Вия око. Пищи жар.
И вынул я обеда колбу.
Батон к обеду сыромармеладен.


   У ската ли тема наметила таксу

Ежи на дорогу!
Угон! Вы, ты, ближе!
Не жил бы ты в ногу
у города ниже.

Угону вдогон – менты, покутив.
Сад. Мина. За велодорогу
бегу, допингую – укат у зубов.
Обузу такую угни по дуге,
бугор одолев. А за ним?..
Да, свиту копыт, немного двуногу.

У ската ли тема?
Нам – мели, дно – баксу.
Ну-с, каб он… Дилемма
наметила таксу.


   Мы – дым. Гну лом. О, ждите, йети, Джомолунгмы дым.


Копил хронограф липу – клади крохи.
Копили лет награду недолохи.
Ан, тёмен гомон. Орды сарацин.
Седым гну лом.
О, ждите дара, дети Джомолунгмы.
Десница расы дроном огнемётна.
И холоден удар гантели, липок.
И хор кидал купил фар гонор хлипок.


   Морд Нила – патефоны. Но Фета – палиндром.

Ты мент. Ищи –
в окне, в арбе, гламуре –
покорно Фета палиндром.
А дед Азор – тернового бутон металла.
Глава ли роз упала ли
до корки крокодила лап?
Узорила Валгалла темноту богов.
Он – ретрозад, еда морд Нила, патефон рок-опер.
Ум, алгебра венков.
И щит немыт.


   Менторобот ежом слыл. Сможет оборотнем.


Менторобот. Из органов мастер.
Обиход звонаря ударяет азартом.
Стенки низа манят, и дитя на мази.
Никнет смотра затея, радуя рано.
Вздохи борет, с амвона грозит.
Оборотнем.

     * * *

Менторобот урке рад.
А ранжиру денег рота.
Но на торге не дури ж,
на радаре крут –
оборотнем?

     * * *

Менторобот робокопу
прёт сурово лимузин.
След, и вред, и лунопопу,
моде ведому попону
лидер видел снизу. Мило!
Вору стёр пупок о борт –
оборотнем.


   И крик топорен мира. Дари мне ропот кирки.

 
И крик топорен? Нет-с.
Одарен, зиждусь на батуте.
Амвон толпой омыт.
Иду себе. Суди.
Ты мой оплот.
Но в маету – табань.
Суд жизнерадостен –
не ропот кирки.


   Мутен, ал, пламенем ал планет ум

 
Я и рук ремнём умотан.
Гол сокол. О, мир удобен!
В небо – дури молоко.
Слог на том умён Меркурия.

     * * *

Срамное бес Венере вверил.
Вонзил атак амурам шок либидо.
Рас рамки отследив,
увидел стоик Марса род.
И бил кошмар ума катализ.
Но в лире, в вере не в себе он, Марс.

     * * *

Гудя, меси, Валгалла, темноту.
Бетон метана рек на трети.
Пюпитр ему – и умер тип.
Юпитер – танкер, а на темноте –
бутон металла глав и семя дуг.

     * * *

Цел округ и фигурка на борту.
Сна шанс на шарике сатире сибарита.
Сатурн. Ажиотаж. Азарт.
Устами мат с утра. Зажато.
И жанру та сатира – бисер.
И та секира – шанс на шанс.
Утроба на круги фигур колец.

     * * *

На рукаве зла, в зените лени –
нам бой учение. До ран.
Вид устали, Пилат, суди в народе
и не чуй обман.
И не лети. Не звал зевак Уран.

     * * *

Напал, качал пиар. Бодал, зараза.
Бог он и демон. Космос и Нептун.
Гость лупанария и рана.
Пульт согнут пенисом. С окном
единого базара зла, добра…
И плача клапан.

     * * *

Не тема – звон. Миги идут.
Старт – утро. Пара яиц.
А в одном обрети Плутон.
Идолы былого голы? Был один – О’Тул Питер.
Бомонд, овация.
А рапорт утрат студии гимнов заметен.

     * * *

Летал пепел мезолита.
В ходе небесного блуда наверчен.
А мрак выпал, как лапы в кармане.
Чрева надул. Бог он себе.
Недохватило Земле пепла тел.
 


   Неча! В хазары! Табун – он у батыра захвачен.


Неча! В хазары! Табун оторвал.
Око слабело. Завал.
Сало космато. Там сокола слава.
Зол, е.ал сокола в рот.
Он у батыра захвачен.


   Могуч меж нас, я опоясан жемчугом

 
Могуч меж ног,
обут, убог.
Ой, каково!
Как йог обут,
убог он жемчугом.


   Кочан зрачка как чар значок


Кочан зрачка как чар значок,
которым мирим мы роток.
Кора зубов – обуза, рок.
Корсета лап в палате срок.
Коросте зол – клозет сорок.
Корысть лукава. Культ – сырок.


   Кот сов – хит ревю. Но гоню вертихвосток.

Акт сов – хит ревю.
Уха, носа, рта меню.
И в лимите света нити.
Нити-нити, нате в сети.
Мил в июне матрас.
О!
На .ую вертихвостка.


   Ты разбуди у дуба зуд. Еду забуду. И дуб зарыт.


Ты разбуди у дуба, зимушка.
Туннелем хладен, мутен я, не жив.
Допонял имена…
Да-да, не мил я! Но подвижен?
Я – нет! Ум не дал хмелен.
Ну так шуми. Забуду.
И дуб зарыт.


   Манило. Бог он, мнит Сизиф. Из истин много боли нам.


Физ-истин много.
Беден миф.
И мне-де бог он –
мнит Сизиф.

И, не лох, я ем гипофиз истин Гугла.
Бант у девиц. И вас Арктур послал.
Сопрут красавиц и ведут на бал.
Гугнит Сизиф – о пигмеях, о лени.


   Тю! Устала! Хватит… А в халат суют.


Тю, устала! Хватит,
апологеты смут.
Ум сыт. Его лопатит.
А в халат суют.


   Гни кивера. В сваре викинг.

Гни кивера.
В свинец с утра.
Кинжалы тына, раны тыла.
Жни карту сцен.
И в сваре викинг.

     * * *

Гни, кивая. Недалече
воли сон сносило вече.
Ладен я. А викинг?

     * * *

Гни к иве дуб.
Лимиты бил? Умел?
Еду влагал в уме?
О, втуне гену твоему влагал в удел.
Ему ли быти?
Мил, буде викинг.


   Умом одев китель, лети к ведомому



Умом – о деве небес.
Клёш носил у кухарки.
Леди водил в Лидо.
Видел и крах у кулис.
Он шёл к себе, неведомому.

     * * *

Умом, о дева, дебоширя,
лги фотками, повымани скотин.
Кто в ум отлил, тому воткни токсин.
А мы вопим – а кто фигляр?
И шо – беда ведомому?

     * * *

Умом одев коросту дев,
в вердикте сан весомому.
С умом осев на сетки древ,
введут сорок ведомому.


   Овин вермишели – и лешим ревниво


Овин вермишели –
и летом он диво.
Но видно мотели,
и лешим ревниво.

И лешим ревниво?
Вы виски хотели?
Билет, ох, и ксивы
в овин вермишели.


   Кабы рыбу бы рыбак



Кабы рыбу бы рыбак –
На кукан, на кукан!
Кабы барка, крабы, бак
И
  на краба каб аркан!
Каб икра б в барки бак,
Каб и краб в барки бак.

А кабы рыбы рыбака
В
  бак икры да дырки каб –
Утробе, борту барки краб?

Кабы рыба бы, рыбак
Баку каб –
На край аркан.
Каб и крабы барки бак –
На кукан, на кукан.

Тут бы рыб-то, вот бы рыб тут!
Барки дару рад и краб.
Да рапаны на парад,
Баку раки кару каб...
Да рыбак тот кабы рад.

        1979


   Ужат номер. Огарком мир. Грим мокр, а горе монтажу.


Ужат номер.
Огонь не помер.
Явил тем силы.
Блюл были, сметлив.
Ярем – о пень!
Но горе монтажу.


   Морг не в морге. Не зову. Вы в увозе – негром, венгром.


Я народу чужероден.
Я во время наше моден.
Морг не в морге. Ненароком
о корсаре. Вилы боком.
Око были. Вера с роком.
О Коране. Негром, венгром
недомешан яме рвов я.
Недорежу чудо ран я.


   Я утро парадоксу поручу, чур, опус кода рапортуя

Я утро парадоксу поручу.
Чур, вера зло! Хохмите,
лень не твердя.
Анкеты в откровении завета.
Казань – не Тарту. Сенсоры вредят.
Но мамонт ядер вырос не с утра.
Тень на закате в Азии.
Не вор, кто вытек на ядре.
В тень не летим.
Хохол заре вручу,
чур, опус кода рапортуя.


   С ума еду. Агнец сослепу пел со сцен Гаудеамус.


С ума еду, а грешно мне…
И буен был, гудел сопливо.
Луч у луны, ты рвал оливу.
Вот наг авгур кифар, гитар.
И ражи ли вольны талантов?
Вот на латынь ловили жар.
И рати граф. И круг вагантов.
Увило лавры тыну.
Луч уловил по следу глыб.
Неубиен, моншер, Гаудеамус.


   Тачал рубаху тип и клял. Кипит уха. Бурлачат.

Тачал рубаху тип.
И кожу – мир.
Тих инда шепот, яда щебет.
О моде?
Вот, человек!
Ты пой о вече боли.
В аду боль шила шаг,
и ты покорен игу.
Тащи, бурлак!
И баржу тащат.
Уж раб икал. Рубища туги.
Не рок – опыт ига.
Шалишь!
Лоб удавило бечевой.
О пытке, воле – что ведомо тебе?
Щадят, опеша, дни.
Хитрим?
Ужо!
Кипит уха. Бурлачат.


   Весомее гире перо, в довесок косе во дворе перигеем осев


Весомее гире перо.
Гантели былинам копил.
Химичил заре – не романсу рапир.
И тромбу лапты полагал опыт палуб мортир.
И парус на море неразличим.
И хлипок Манилы билет, на горе перигеем осев.

     * * *

Весомее гире, пудово, панно. Те атаки,
чуть девушки ранены, ныне на рикшу.
Ведь тучи катает он, на поводу перигеем осев.


   Я стужи в деле вижу. День недужив, еле движутся.


Я стужа. К морде кинет
иголок эхом
анкеты ветра.
К опушке воли сон умело падал.
Халатом веру, додурев, мотал.
А хлада полем уносило векшу.
По карте вытек
на мох эколог.
И тени кедром кажутся.

     * * *

Я стужа.
Кто уже?
Размером.
Азартом.
Со смехом
я мох ем.
До паха –
под мехом.
Я мох ем
со смотра.
За морем
зарежу.
Откажутся.

     * * *

Я стужа. Коитус опыта в сексе торгов.
Кит на возу. Тени буден закажутся.
Я стужа казне, дубине тузов.
Антик во гротеске – сваты по сути окажутся.

     * * *

Я стужам-то милым азартно калечу,
что вижу меж окон.
Метели финал. Как тужили тужа
казаки в еже шалаша.
Кипело. Повадка заката, казак.
Да во поле пика. Шалаш, ежевика.
Закажут и лижут,
как лани филе темнокоже мужи.
Вот чучела, контра!
Замылим – отмажутся.

     * * *

Я стужи лениво выведал.
А хамы во рту и мажутся.
Я стужам и утро вымахал.
А девы в овине лижутся.

     * * *

Я стужи на небо гнал.
Фанера звука лбов и радуга лба благ,
ударив облаку в заре, –
на фланг обе нанижутся.

     * * *

Я стужа. К одури миров
химичу тучу, кличу псов.
На рубрике стихии хит секир.
Буран воспучил кучу туч.
Ими хвори миру докажутся.

     * * *

Я стужам допинга натру.
У рамок мартом скажутся.
Я стужа – к смотрам комару.
У рта нагни – подмажутся.

     * * *

Я стужи лазером вырежу.
Фарватером врежу факты.
Попытка – фужер в море тавра.
Фужеры в море залижутся.

     * * *

Я стужи лбом отражу.
Мамок – соском.
А мужа – ртом.
Оближутся.

     * * *

Я – стужа. Мы – ветра.
Канаты бури мук.
И тупо – тенты благ.
И в душу двигал быт.
Не то пути кумиру быта
на карте вымажутся.

     * * *

Я стуже разведал воинов.
Оборки миманса зимы.
Дух или так себе, бес?
Катили худыми за снами микробов они.
Овладев, зарежутся.

     * * *

Я стуж еретик. Санитар.
Скит святите в сумерки.
А городу стужи лоно лижут.
Судорога икр ему светит.
Я – в Стикс.
Рати на ските режутся.

     * * *

Я стуже рву края.
А жар студит уродов.
Азотом я моргалы вытер.
Тропа нагнала фланги слепоты.
Сирена млела женским оком,
осев на барабан.
Весомо комикс не жалел манер.
И сыто пел сигнал.
Фаланга на портреты выла,
громя мотозавод.
Орут, идут.
Сражая арку, врежутся.

     * * *

Я стужи ланч.
У лужи – вазы.
Завижу луч –
налижутся.

     * * *

Я стужам смазал горы соли.
Менял опилки.
Наливал поля в городе.
Лежала жиж зараза.
Лгала, глаза разжижала.
Желе дорог вяло плавила.
Никли поля немило.
Сыро глазам. Смажутся.

     * * *

Я стужам опытов и жарким рока снам
ору романсы.
Нос – на шансы.
Доходы сна – шансоны – снам ору.
Романса корм – икра.
Животы помажутся.

     * * *

Я. Стужа.
Мазанкой овладев, зима рулила на нивах.
У печи червонно, сонно. В речи чепуха.
Вина налил. У рам изведал вой.
Окна замажутся.

     * * *

Я стуже раны нацапаю.
А палуба бури манию нежит.
Семя я мести женю
и на миру бабу лапаю.
А пацаны нарежутся.

     * * *

Я – стужа Канта.
Рук Каина гантели лапали лет наган.
И аккурат накажутся.

     * * *

Я стужа манежа.
Династии пурги я дева.
Нежен зимы доломан северам.
В мареве сна молодым.
Изнежена, ведя игру, пиит.
Сани даже намажутся.

     * * *

Я стуже рывком арен важен.
Амуры движут стужи в дыру манежа.
Вне рамок – вырежутся.

     * * *

Я стуж робот.
Оборот чинов.
Худо.
Биологи идут с воли.
Меняет азарт сестра-затея.
Немило в студии, голо.
Ибо дух вон.
И что робот – оборжутся.

     * * *

Я стуже ропот ужаса не нарежу.
Филе жеманниц кавалер генотипа шатал.
А палата шапито не грела вакцин нам.
Ежели фужера не насажу, то порежутся.

     * * *

Я стуж явила в дереве реванш.
У дыр афиши – фары душ.
На вере вер едва ли вяжутся.

     * * *

Я стуж, я вазелина нытик.
Кита на фланг угнал фанатик.
Киты на Ниле завяжутся.

     * * *

Я стуж, я ванили
не мазала телом.
И мимо летала.
Заменили.
Навяжутся.

     * * *

Я стуж, я всего навидался.
Лоб остудив руками.
Что-то руке город оплёл.
По дороге кур от отчима курв идут соболя сладив.
А ноге?
Свяжутся.

     * * *

Я. Стужа. Копыта не пашут.
А дорога ли до хуторов опасна?
Широк север. Амвон дивен.
А не видно в мареве.
Скор и шанса поворот.
Уходила города туша.
Пенаты покажутся?

     * * *

Я стужа. К северу кану –
на барабане цунами.
Лажа лиману, цена барабану –
на куреве скажутся.

     * * *

Я стужа. Копила древес аналои.
В алоэ алела Эола виола.
На север! Дали покажутся.

     * * *

Я стужа. Мир пеню. Обвалы тирад
у сонного, пенного поля.
И сонно сияло: погон – не погон.
Но судари тыла в бою не примажутся.


   Дар мстителен, мокр. Ко мне летит смрад.


Дар мстителен, мокрое темя.
А яме, рванине, творя, и не рад.
Дарения ров. Тени на время.
А я метеор. Ко мне летит смрад.


   Я нар бытописатель, но! вонь лета сипоты браня.


Манил тур вин зело, бытописатели?
А к ним заря. А в окошки лето.
В онанизме проз – узы мыз, узор пемз.
И наново телик – шоковая разминка.
И лета сипоты болезни врут ли нам?


   В отёл со студии идут, со слётов


В отёл! Отревели фугасы.
Но меди гудение, тазом осев,
теории гасит и саги.
И роет весомо затеи недуг.
И демоны саг у филе вертолётов.

     * * *

В отёл! Переподачи лажа.
За жарким органов залётом
отёла звон, а гром и кража
зажали чадо переплётов.

     * * *

В отёле репы тел и блуда злак.
Сифонит семенем – сок, мёд.
Идём ко смене мести, но фискал
задул билеты перелётов.

     * * *

В отёл, о массы! Мир зовёт.
У пены масса ртути дна.
Блохе – чехол. Бандиту – трасса.
Мы непутёво зримы – с самолётов.

     * * *

В отёл оденем органы меча.
Ничем не морок суд у силача.
Зачем с меча зачали?
Суду скоромен меч.
Иначе мы на громе недолётов.

     * * *

В отёл? Опять?
Лукавите, трудясь.
Ремень не пень. Не мерься,
дур тетива, культя полётов.

     * * *

В отёл, а не в остатки дат.
Со входа норок сенокосы вон!
Но высоко – не скоро. Надо
хвоста диктат сове налётов.

     * * *

В отёл? Утопия. И ты
беременеешь немо?
Нутро вяжу уж я во рту, но меньшее.
Не мере бытия и пот улётов.

     * * *

В отёл со студии идут.
Шумя. В туниках этно.
Зван гость. Лукав озонно зова культ.
Согнав зонт эха, кинут в яму штудии.
Идут со слётов.


   О воде, бурде вопили. Били по ведру бедово.

О воде, бурде вопили б –
суповолос, он заразен.
Не залгу в душе чужого.
Погожу. Чешу, двуглазен.
Не за разносолов опус
били по ведру бедово.


   Он жарит опытно понты, потиражно

Он жарит опусы. Мука,
рту – сала в хлеб, яичку – чашки.
Пирог, сырка чуток –
слил скот у чакры с гор.
И пикша чукчи.
Я б ел. Хвала
с утра кумысу. Потиражно.

     * * *

Он жарит опусы. Мука.
К Толстым – тот скетчик и заманки.
Мотив оков – и томик на мази.
Кич-текст отмыт.
С лотка – кумысу. Потиражно.

     * * *

Он жарит опыт, ум смоля,
ведя развесы мук в кумысе.
В заряде вялом смуты. Потиражно.

     * * *

Он жарит опытом же свиноматок.
Уху сопаток им, а там –
икота посуху котам.
Они все жмоты потиражно.

     * * *

Он жарит оперу, балет.
А тема зла в арене важна.
Ханжа Венера. Вал замет.
А тела буре – потиражно.

     * * *

Он жарит опухоль надежд.
Аркан замера гнал по нити.
Но план гарема – знак радже.
Дань лоху – потиражно.

     * * *

Он жарит, оплот синевы.
Ну, азбука!
До логики лбов он букварен.
Наброска ли лак, сор баннера – в куб.
Нов облик.
И голода куб заунывен.
И стол – потиражно.

     * * *

Он жарит опытно храмин Сионы.
Но роботы потуг жгут опыт обороны,
но и с ним – архонты, потиражно.

     * * *

Он жарит оптом жаворонков – я тому не рад.
И лоском зверя лукового в окуляре
взмок, солидарен, ум –
от явок норова жмот потиражно.

     * * *

Он жарит оплеухи, ноя.
Опере псов. Оледенело. Кантами.
Мат на колене. Делово. С перепоя.
Он их уел. Потиражно.


   Ум, он надобен упитому. Сумо – типу небоданному.

Я, атом, о Лете.
Он надобен, юного пот.
Нам выбора нет, но мерило в кармане – дури!
Медь лат, сувениров хинин.
Закинь сети нежности. Дивно казнён
и в бое курантов, как, вот, на руке, обвинён,
закон видит сон.
Женитесь.
Ни казни, ни хвори не в усталь-де миру, де нам.
Рак воли ремонтен.
А робы в манто погоню, небоданное тело мотая.


   Мы надир плетём от СМИ. Им сто мётел – приданым.

Мелок судна пандус. Мечен.
На море вести нам нечем
анфиладу копий.
И по туче мира шарим.
Мы надир планет слепили.
Били пульс Ураном.
Шили шмон, а Русь лупили.
Бил и пел, стенал приданым
мира шар и меч утопий.
И покуда лиф, намечен,
манит севером – ан, нечем, –
судна пандус колем.

     * * *

Ого, надир!
Пример, о мир!
И море – мир приданого.

     * * *

Надир подобен воле муз.
Иначе – мир зениту.
А пандус ос – сосуд на паутине.
Зри меч, а низ умело в небо
допридан.


   Инем и Янем у тени и в яви. И нет у меня имени.

Ярок я – Инем и Янем.
У тени и в яви.
И нет у меня имени, якоря.

     * * *

Инем и Янем у тени вянем,
сытно, Панурги, игру на понты сменяв.
И нет у меня имени.

     * * *

Лет увар. Навар – помои.
Скажет: я, мол, и бывал
Инем в яме, Янем в ендове.
Ну, никак невроз умён? Вдове
невод в нём, узор венка.
Кину невод. Невменяем,
я вменил, а выбило мятеж.
Аксиом оправа нраву тел.

     * * *

Закон имея, нем.
Венец, но данности – себе.
Окоп – в удел соседу.
Святым смыт я в суде со следу.
В покое бесит сон.
На донце невменяем.
Инок аз.


   Мороз вмени коню, и юно кинем взором


Мороз, вмени колодки моды.
Мы дотемна. Закинем скоро.
Порок, смени казан методы.
Мы домик, дол окинем взором.


   Кода года? Не цени! В вине цена догадок.

Летел в отрыве звон и шум.
Хулой икон и домовин гостил самум.
Отселе – шкода года Нового.
Богемы лак – в калым его богов.
Она догадок шелестом умаслит.
С огнивом одинокий олух
мушино в зевы ртов летел.


   Я след разведал в омут. Ум, овладев, зарделся.

Я след разведал воинам утроб.
У йога нрав отладив,
у ябед устоял я от судеб.
Я увидал товар.
Нагой убор-туман.
И, овладев, зарделся.


   На взлом яиц и я, мол, зван


На взлом яиц
и лиг роман,
на морги лиц
и я, мол, зван.

На взломы таза
разве дан?
На дев, зараза,
ты, мол, зван.

На взлом, но масс –
авто селян.
Мня лес от вас –
сам он, мол, зван.

На взлом отката
всунем сан.
На смену свата
кто, мол, зван?


   Воссал кузнец – оплаты пытал по цензу классов


Воссал кузнец, оплот судеб,
окрас сим окрестив судеб.
Оплавив судеб вкупе пук,
в беду свивал победу свит.
Сер комиссар. К обеду стол –
по цензу классов.

     * * *

Воссал кузнец.
Оплачут – спец!
А цеп стучал по цензу классов.


   Не телоглод, но ровно тот. Он, ворон, долголетен.

Я и тело. Глодали дули.
Сука зрела в актив азарту.
С шансом ретуши Фавна сип.
Век ускорен, афишу денег
вяля в гене души фанерок.
Суке вписан в афишу термос.
Наш с утра завит кавалер.
Закусил удила долголетия.


   Коря одров, доверю кров. А вор-кюре – во двор доярок.

Коря одров, довидев сны,
тунгус ел вены марабу.
Мушкеты – вон!
Тариф – аргон.
Толпу поправ,
влагал в вар попу плотно граф.
И ратно вытек шум у бара.
Мы не в лесу. Гну тын.
Сведи во двор доярок.

* * *

Кора в отвар попала –
по вони чарок.
Скора чинов опала,
поправ товарок.

* * *

Коря одров, доверю кров.
А коромысла галсы – морок.
А вор-кюре во двор – до ярок.


   И сон в Орде вял меркнуще. Вещун Кремля, ведро вноси.

Карму стен Кремля
называл Синод.
Ора не тая –
я. А те – народ.
Он и славы занял.
Меркнет сумрак.

     * * *

Даря себя, огонь ли?
Беда мутна.
Сед лунь. Лыс сам он.
Не понял меркнуще?
Влетел вещун Кремля.
Но пенно – массы. Льнул
десант ума дебильного.
Я бес, я рад.


   Я был упёртым адски, икс-дамы трёп улыбя



Я был. Умер. Огнём угашен.
Дорога лба накидка.
Тень лобику – мечта манкуртов.
Отрадой – ода ртов.
От рук на матче мук
и боль не так дика.
На благо родне шаг.
Умён, горем улыбя.

     * * *

Я был убит.
Дикарка клёш явила.
За зал гламура, за базар!
Боа нижи на образа.
Базару мал, глаза залив,
я шёл, как рак.
Идти б улыбя…

     * * *

Я был у ведьм, и зовы пери
в садах Эола минули.
Нет в тени лун, и мало эха. Да…
Свирепы, в озимь дев улыбя.

     * * *

Я был у ног,
а в теле рог.
В ад я бы дуру гнал, план гуру дыбя.
Да в горе лет вагон улыбя.

     * * *

Я был удачливо-то горд.
Яд рокер мрак ли дал зарыбя?
Я бы разладил карм рекорд.
Ядро готовил, чад улыбя.


   Вол сутенёр. Ё!.. нету слов.

Коры дыра. Кто я – кот, уж?
На том зима. Но сокол?
Я вор и сонмы дам одел смеша.
Меж нами шуры-муры.
Да тел амуры – до души. Пиши!
Пишу. До дыр ума. Лета.
Дыру мы рушим,
ан же машем следом.
А дымно, сиро, вяло, косо нам.
Измотан, жуток я от кары дырок.

* * *

Вол сутенёр и вал клише.
Мстил дух, но букве
единой он, иной он.
Идее – в куб он.
Худлит смешил, клавир.
«Ё» нет у слов.


   Вот на тумбах укорим тот мирок, ухаб мутантов

Вот на тумбах у ворот
эрогены древ творю.
Оригами череда.
Ритм органа – доле банка.
Ката ниши – туше танка.
Как натешу, тишина –
та, как набело дана.
Гром тираде, речи маги!
Рою ров твердыне гор.
Это ров-ухаб мутантов.


   Я и ты – бензином едким их. Химик – демон из небытия.

Я и ты бензином огнемёта
топим яро мазанок азу.
У закона за морями пота
тёмен гомон из небытия.

* * *

Я и ты бензином едем,
У двери трос вижу я.
Я уж и в сортире, в думе –
демон из небытия.

* * *

Я и ты бензином едки,
Лужи к десантуре, дно тая.
Нежен я, а тон дерут наседки,
жулик демон из небытия.

* * *

Я и ты бензином едким их морим.
С миром – химик-демон из небытия.


   Ох, эякуляция! Зияя из яиц, я лук, я эхо.


А ну, девахам – звон яиц!
А нам – эякуляция.
Зиял ангар.
А вот товар.
А гнал я из яиц.
Я лук, я эманация –
но взмаха ведуна.


   Ум гида – рапира. Дилемма. Там мели. Дари парадигму.

Он дива зари парадигму,
не раж ерепеня, ударил.
И, радуя, непережарен.
Ум гида – рапира. Завидно.

Ум гида – рапира? Дилемма.
Та мерка вдали ради мига.
Нагим и дарила два крема.
Там мели. Дари парадигму.


   Ору, но плачу. Взор понтит. Но прозвучал понуро.


Ору, но плачу. Взор подучен.
В озоне чуда – ползари.
Метёте мир, а зло падуче.
Но зов – не чудо. Прозвучал понуро.


   Я идол. Ем оду чинов. В вони – чудо-мелодия.


Я идол. Ем оду.
Чешу два народа.
Ревматики духа,
пазы миновали.
Сгонял до лимитов.
Потоп. Вот и мило.
Для ног сила вони.
Мы запаху дики.
Там вера до ран, а в душе –
Чудо-мелодия.


   Меч о пол хвачу. Взор пучу. Прозвучав, хлопочем.

Меч о пол хвачу.
К стоикам утеку.
А науке – тумаки.
Отскучав, хлопочем.

     * * *

Меч о пол – хоп и нет.
Вы мечтой уревитесь,
не твердя антител.
Ну, рваните, дурашки!
Буквы разума рдели.
Свите дыма мы дети,
в силе драму зарыв.
Куб, и к шару детина.
Врун летит на ядре.
В тень сети веруй, отче.
Мы в тени похлопочем.

     * * *

Меч о пол.
Хладен, гол.
А заломит речугу –
гулок шумом у школ.
У-гу-гу, черти, мол.
А залог не дал.
Хлопочем.


   Кол и гомон дани телу. Улети на дно могилок.

Коли гомон да надежда,
зуд жеманно тазу пылок.
Сколы пуза. Тонна между.
Зад же – да на дно могилок.

Коли гомон да надежда,
зуд же вен в носу бутылок.
Школы тубус, он в невежду.
Зад же да – на дно могилок.

Коли гомон да надежда,
зуд же дома на затылок.
Колы таз. А нам – одежду.
Зад же дан. А дно могилок?


   Воспитан зуд у знати псов

Воспитан зуд
у рта низов.
Свози на труд
у знати псов.

И псы телес –
в себя слепи.
И пелся бес
в селе. Ты спи.

До метропсов,
до ран лесов
осел народ
во спорте мод.

А спорт ума
на вид – попса.
Час поп – диванам.
Утро пса.


   У кичи прикопал зла по кирпичику


У кичи прикопал закон.
И то ножи – пила по личику.
У кичи лопал и пижон.
От инока зла по кирпичику.


   Престиж, он мук умножит серп

Престижа нет.
Семантик след
и в утке сект увидел скит.
На месте нажит серп.

     * * *

Престижу – день.
Не сон же нерп!
Пренежно – сень.
Недужит серп.

     * * *

Престижу ран – босого лоно.
Но яме, рвов утрате – герб.
Брегета рту во время оно,
но логос обнаружит серп.

     * * *

Престиж – уран.
Бокал забот.
У дуба знак и гомон.
А боров – хан. Со сна – хвороба.
Но могикан забудут оба.
Злак обнаружит серп.

     * * *

Престижу, розе босоного-бедной,
оно, кино, и гелями имён
вотрёт азарт. Сном монстра
затёрто в нём и имя – легион.
Иконой он-де, богонос,
обезоружит серп.

     * * *

Престиж урки.
Ма.да норки.
Малы бурки.
Варево нерки.
Куда чаду? К икре.
Но вера в икру была микро.
Над нами кружит серп.

     * * *

Престиж. О, вертел! О, повтор!
Кот Вася. Ртище вырос сер.
Рессоры. Вещи тряс авто.
Крот во поле тревожит серп.

     * * *

Престиж редута казака.
Лбов репы – воле верб.
Ревело. Выпер в облака
закат. Удержит серп?

     * * *

Престижу денег удар вкати.
Тупее рок смет – тем скорее пути.
Так в радуге недужит серп.

     * * *

Престиж, он мужу газ.
В язвилища тревог и днища дел
он, муж, умно ледащ, индиго вер тащил.
И, взяв за гуж, умножит серп.

     * * *

Престиж е.уче мал.
Унывал запал.
Ал зло пазла помол.
Бес е.лом опал.
Заползла лапа зла.
Вынула меч.
Убежит серп.

     * * *

Престижа вуз,
уев резерв,
в резерве уз
уважит серп

     * * *

Престиж? Е.ать лукаво!
Русь? Нет. Она-то молот.
Ум, околев, слетел. Свело.
Кому-то ломота.
Но тень сурова культа.
Бежит серп.


   Комоло вол ограду ломит. Чти, мол, удар головоломок.

Комоло вол огузок ли бодал?
Сом рад ударить, но готов ли?
Лисой осилен, не лисой –
осилил вот огонь тирад.
Удар мосла добил
козу головоломок.


   Не гнети лоно. Монолитен ген.

На рабе лифтёр. Трёт филе, баран.
На руле миазм заимел уран.

Загудел, соплив, свил по следу газ.
Заимел еду пуделем и аз.

Уходи, жакан. Накажи доху.
Ух, реванш и вал клавиш наверху.

Нет судов, звонарь. Рано взвод у стен.
Не гнету мечту. Чутче мутен ген.

До Руси вопил и повис урод.
До ранжира план. Знал Париж народ.


   Икару Дедал канву дал. Вы в ладу. Внакладе дураки.

Икару Дедал канву дал.

Венец не в антракте – в цитате.
Наметили тур по суду.
Сопрут? Или тема – не тати?
Цвет карт на венце не в ладу.

Внакладе дураки.


   Не рук шоколад, а губ. Ел хлеб у гадалок ошкурен.


Не рук шоколад, а губ
ел химер калачом.
А питали меня омары,
да травинки, да садик, нива.
Рта дыра моя не мила.
Типа мочала крем.
И хлеб у гадалок ошкурен.

     * * *

Не рук шорохи – ветра канитель.
Не сокола глаз – зал галок.
Осень лет.
И на карте вихор ошкурен.

     * * *

Не рук Шопена дело – звон.
Но в звоне лопнет стен полено.
В звон! Но в золе да не пошкурен.

     * * *

Не рук шорох – шантажа звон.
Сено фанаток и икон.
Серпом идей осоки
в орду забили базу дров.
И косой едим опресноки.
Икота на фоне снов.
Зажат наш хор, ошкурен.

    * * *

Не рук – шопинга шрам.
Шок в моде вморожен.
Утвари психу! Мухи с пира.
Втуне жором ведом,
в кошмар шагни, пошкурен.


   Нет сур, гяур. Им ведомо о моде. В миру я грустен.

Нет сур, гяур.
Им – вера. Но
фанатику – манера
уметь лукаво злом.
Оно, мол, зова культ.
Ему арена мук, и та – на фонаре.
В миру я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Им ведомо правило бога.
Лбов ли много бил?
А в деле лоб болел?
Едва ли. Бог, он мил.
Во благо боливар, по моде.
В миру я грустен.

     * * *

Нет сур, гяур.
Им ведом опыт. Но приму
кино гламура.
Шанс на шару мал.
Гони, кумир, понты по моде.
В миру я грустен.


   Откладывали сала пуд. Упала сила. Выдал кто?


Откладывали сала пуд.
У лба лета. Лета – ничто.
От чина тела – тела блуд.
Упала сила. Выдал кто?


   Навоз или вице-навоз у кузова нецивилизован

Он навоз. Или вице-навоз.
Одинок. Итог –
обличил бог.
От икон и до зова.
Нецивилизованно.

     * * *

Ужат наш ум.
Он – навоз. Или вице-навоза кирпич.
Идеен, дорог и он.
Но иго роднее дичи приказов,
а не цивилизованному шантажу.

     * * *

Упёрт ум.
Он – навоз. Или вице-навоз.
Оракул заронил оврагу сна моря романс – угар воли.
Но разлука розова нецивилизованному трёпу.


   Море драил лимитчиком – амоки чти миллиардером


Море драил лиман, и о воле тужа,
копанул я, а духа не радовал. Зла
вод арена, худая луна. Покажу
тело воина миллиардером.

     * * *

Море драил лимитчик,
и голодно рыбе.
Бесы сна шли бывало.
Рано вас откатили.
Так-то, Савонарола.
Выбил шансы себе бы.
Рондо логики чти
миллиардером.

     * * *

Море драил ли, мучал пилота.
То базаром укор, то манером.
В море нам, отрок, умора, забота.
То ли плачу миллиардером.


   Я и лох – на лемеха. Ведь девахе меланхолия.

Я и лох на лемехе топали мох.
Ох! Ой! Йо-хо-хо.
Мила потехе меланхолия.

     * * *

Я и лох на лемехе.
Псу вонзал гадалки сон.
А холмы – диета зон.
Дичи дно, затеи дым.
Лоха нос и клада глаз.
Но в успехе меланхолия.

     * * *

Я и лох – на лемеха.
Ведал ибо хам лоха.
Ниши на холмах обил.
А девахе меланхолия.


   То не фа – до. Туалет тел. Аутодафе нот.


Утроба нефа.
До туалета на фазенде боа накинь, леди.
С хитонами зимы допитан зверогад.
Оранжев сени морок – умам укором и несвеж.
Народа горе в знати подыми, зима.
Но тих сидельник. А на обедне зафанател.
Аутодафе на борту.


   Я его, падре! Мстителен он. Но не летит, смерд апогея.


Я его падре. Мстителен он.
Ноту, балет! Вырвало гея.
Я его лавры – в тела бутон.
Но не летит, смерд апогея.


   Щуке тол явил козёл. Стон от слёзок ли вялотекущ?

Щуке тол явил козёл.
Стоил озеру-де кущ.
В ил носы! С умом – усы.
Сон ли в щуке-дуре зол?
И от слёзок ли вялотекущ?


   У сои легендарен еле, Селене рад, не Гелиосу


Там холмы, да?
Так то лари ж. Старт урожая смел.
Белок у сои легендарен, еле сносен.
Мин ревности дубово будит сон.
Верни мне сон.
Селене рад, не Гелиосу.
Колеблемся. А жор утрат
сжирал откат.
А дым лохмат.


   Мера бёдер епанче. Ваша – вечна перед ё.арем.

Мера бёдер.
Епанчу тащи!
Бабища тучна перед ё.барем.

* * *

Мера бёдер – епанче.
Вены туго на ноге.
Ни скотине, ни бабине –
ниток синего на ногу.
Ты не вечна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер. Епанча души.
На ремонте тир, а паритетно
мера ниш удачна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер – епанчи.
Голень дур, гарем учи.
Кара кичу. Мера грудь
нелогична перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер – епанче.
В оке варева шантаж.
Урки кружат. Наша вера
вековечна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер епанче.
Воле чаш удел озвучу.
И учу: в золе душа
человечна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер епанчи.
Тор Эзопа. Щипачи.
Кир и кича. Пища поз
эротична перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер. Епанчу!
К сену дуб и то влачу.
Боковед и то влагал.
Вот и девок обучал.
Вот и буду нескучна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер епанчам.
Сапожком еретикам.
Ваза в маки, теремок.
Жопа смачна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер – епанчи.
Пить не лень ли, поселяне,
пущу пеня лесопильне?
Лень типична перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер – епанча.
Мстите в сене. Свеча
дур удаче в сене светит,
смачна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер епанчу ткёт.
Я, зятёк, тучна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер епанче в укор.
Сваха в срок увечна перед ё.арем.

* * *

Мера бёдер – епанче нокаутом.
Жаром уз и риз – умора жмоту.
А конечна перед ё.арем.


   Ох, этимология! Иго ломит эхо.

Ох, этимология
иного троебуквия!
И в кубе ортогония.
Иго ломит эхо.


   А надо ли мыться, о милая? Али, моясь, ты мило дана?


А надо ли мыться?
О! менее, вижу.
Чем аз уведу? Жилы вялы.
Меняя уходы, да злату пеняя,
беся арки края, себя я не путал.
Зады до .уя я не мыл.
Я вылижу деву, замечу, живее.
Не моясь, ты мило дана.


   Я Разин. Те в синеве на Неве ни свет ни заря.

Я – Разин.
Те – в синтезе лика.
Тёс вотчины дрогнет.
Я подати в силу рывка тяготил.
А девок деря, редко ведал итог я.
Так вырули, свита,
до пятен гордыни,
что всё-таки лезет
ни свет ни заря.

   * * *

Я Разин. Те – в Синод. Учту.
В розарии омыто, вижу,
доранено нутро.
Банален истин гам. А нуль – не дань.
Не тень на день – луна-магнит синела на борту.
Но не народу животы мои.
И разорвут чудо ни свет ни заря.

   * * *

Я Разин. Те, в синкопах лазя,
в зароке. В лавры вхожи.
Дум сон. Зима,
клопа мечту паля измором,
зияла путчем. А полкам – износ.
Му.и жох вырвал, веко развязал.
Хапок ни свет ни заря.

   * * *

Я Разин. Те в синдромах. Ал палач.
Руби себе, на наш удел зовущ.
Меня ищи, пакуя лом тиранов.
За зло Эол зазвонарит, моля у капищ.
И я не мщу во зле. Душа на небеси.
Бурчала плаха морд.
Ни свет ни заря.

   * * *

Я Разин.
Те, в сини линз, академики левого бунта.
В кедах иную учу. Гудари,
рано! Фортуны нутро – фонари.
Радугу чую у них адекватну.
Боговеликим еда.
Казнили ни свет ни заря.

   * * *

Я Разин. Те, в синем, увечны, но ткани дороги.
Им инсекты пантеон откажут.
Сметами замутят.
Ума зима. Тем стужа, кто ноет на пытке.
Сними иго, родина.
Кто нынче в уме ни свет ни заря?


   Нага кружев сень. Не совкам смак. В осень несвеж уркаган.

Нага кружев сень.
Не совково лень.
Не пень неловок в осень –
несвеж уркаган.

   * * *

Нага кружев сень – не совок.
Осы, во косы влетя, –
души. Не вере даны ли?
Гомон толпищи.
Плотно могилы.
На дереве нишу, дятел!
Высоко-высоко.
В осень несвеж уркаган.

   * * *

Мера грёз о ноте бантов.
Мерка нага кружев – сени Брабанта.
В кедах юнее нюх, адекватна Барби.
И несвеж уркагана крем.
Вот на бетон озёр гарем.

   * * *

Вода нага кружев Енисея.
Иду сыта, нюни не сея.
Есенин юн.
А ты, судия, еси невеж уркаган адов.


   И серенады – вот что тешит. А тише тот, что выдан ереси.


И серенады – вот что тешит…
И тени вдов. И лгу про веру.
Дно силы – блуды. Вал – о Эросе.
Не ниток след – удел скотине.
Не сор Эола выдул были.
Сон дуре вор пугливо двинет.
И тише тот, что выдан ереси.


   Недогеем зоны тих и ты. Но змеегоден.

Я Дева. Змеегод.
И билетёр оазиса введёт
идущих и хитонно тихих:
ищу дитё-де в вас. И заорёте,
либидо геем заведя.


   Беду снов майя не меняя, не меняй амвон судеб

     21.12

Вот карт навороти, водя мир за нос.
И вянет ум. Он – за, раз ум он.
Идея. Рак идеи.
Не дари луне, зафанатев, сценок ада,
рапорт уважа в утро парада.
Конец света! На фазе – нули.
Радение дикаря Единому.
Заразно мутен яви сон,
а зрим ядовито ров антрактов.

     * * *

Беду снов майя не меняя,
рок суетен, им вторя.
Рогат ум сытого. Ты, смута горя,
рот в минете ускоряя,
не меняй амвон судеб.


   Не обману. Трофеи – нетям. Смятение – фортунам боен.

Не обману – трофеи не врагу.
Денница расы на морали силы.
Монтаж орды баранам бога рвани.
Буди тела. На морду – сани.
Тупы пути на суд романа.
Лети, дубина, враг обмана.
Рабы дрожат, но мы ли сила?
Романы сарацин недуг.
А рвение – фортунам боен.


   Вилы ветра, копните межу, луже метин по карте вылив

Вилы ветра – копнам утра.
Пыл туманен, совы выли.
Милы вы во сне нам. Утлы,
пар-туман по карте вылив.

Вилы ветра – копнам утлым.
Звон – туманам. Боже, ты ли?
Силы те ж обмана. Мутно
взмыл туман, по карте вылив.

     * * *

Вилы ветра, копните море,
зори метите, метите мир,
озеро метин по карте вылив.


   Рогаты муары. Дики пики. Дыра умыта гор.


Рогаты муары долин.
Рогата казалась луна.
Нелепа духами зенита,
ввалила в ватине зима.
Худа пелена.
Нуль сала. Заката горнило…
Дыра умыта гор.


   Море сине метана на темени сером


Море сине.
Метеор влетел – не диво.
Пресвитер летел асом, соколик.
Ясен, ужасен.
Не сажу неся – кило космоса.
Летел ретив, серповиден.
Летел в рое темени сером.

     * * *

Море сине метана –
на киле, примером.
Море – мир пеликана
на темени сером.

     * * *

Миром он рос? Не смешите!
Феб он. Зовя, метеоры святил.
В море тип юного мира.
Зодчему – меч. До зари
мог он. Юпитером влит я в сырое
темя, в ознобе фетишем сенсорно морим.


   Я зелень с ила вывозил, ибо медики демобилизовывались, не лезя


Ах и лапал я дев!
Демобилизовывал соколов.
Уволок осла, вывозил.
Ибо медведя лапа лиха.

     * * *

Я зелень с ила вывозил, ибо медики отступили.
Лихо, до ползания. И назло. Подох и лилипут.
Стоики демобилизовывались, не лезя.

     * * *

О ты, слаще выдоха поле!
Не потушат опиаты боли.
Народ у чукчи демобилизован уже,
бурно он рубеж унавозил ибо.
Медичку чудо ранило быта и пота.
Шут о Пенелопах оды вещал сыто.

     * * *

Мы – руно палача. Ну ужели я слит?
Я ползла вывозил, ибо медлил.
Демобилизовывал зло. Пятился.
И лежу у начала понурым.


   Межа пик. Эскадра, бутик. Сваха в скиту. Бардак с экипажем.

Межа пик.
Эскадра, бутик.
Свят охват.
Сослав, заняв, я назвал состав.
Хотя в скиту бардак с экипажем.


   Могуч меж икон именем инок и жемчугом


Могуч меж тушами тур ветра.
Канал единого репера.
Заре – перо. Гони дела.
На карте врут и машут жемчугом.

     * * *

Могуч межи моток. С азартом
сосуд и короб заряжу.
Ужо, вор, пени не тебе.
На нраве вар, на небе тени.
Не провожу уж я разборок.
Иду со смотра за скотом.
И жемчугом.

     * * *

Могуч меж коряг
юга рвов мёд и заводи народ.
До ран и до ваз идём в овраг.
Юг ярок жемчугом.

     * * *

Могуч меж иконами.
Мыт я в сини святыми.
Манок и жемчугом.

     * * *

Могуч?
Меж ног утоп же, млел.
Тлел меж потуг он жемчугом.


   Не фрески мира деве дари – миксер, фен

Не мере перо. Пишу.
Не фрески, миледи, вывешу.
Два раза будем в ладу.
Хор ошибался. Я слаб.
И шороху дал в меду.
Базар. А в душе
вы видели миксер, фен.
Уши – поре перемен.


   Луна катала хулахуп. Осирис опухал. У халата канул.

Луна катала хулахуп.
С арены в уши шага шум.
Он и клиничен, да не свеж.
О боже, все на дне!
Чинил к иному шаг,
а шиш, увы, не распухал.
У халата канул.


   Огонь ли треф и пик. Амур ума кипи фертильного.

Огонь, ласк ода, рапорт.
У нищих ига нет.
Чем в тет-а-тет –
в мечте нагих ищи
нутро парадоксального.

* * *

Огонь, лав-стори, суетень.
Рубеж и жопа сильного.
Погонь лиса пожиже бурь –
не те у сирот свального.

* * *

Огонь летит.
Смердя, вор бодрит.
А слил сатир добро
в ядре мстительного.

* * *

Огонь ли, бомба, рытвин, гор пробор –
прогнив, ты раб мобильного.

* * *

Огонь либо мрак.
Адов смак, серф атак.
А за так –
котировки от свор,
ад даров, стоик вор.
И токката заката –
фрескам свода карм обильного.

* * *

Огонь ли ткать?
Нет, я окоп веду.
У щиколоток гель.
Тупя, соря, я рос.
Я путь легко толок.
Ищу у дев покоя тень тактильного.

* * *

Огонь ледащ и лижет речи.
Нет, в тень лизни ланит.
Рак тёр венец. Но квит!
Уплёл пути в конце. Не врёт картина линз.
Иль нет в тени черте жилища дельного?

* * *

Огонь ли треф и пик.
Амура пик.
Ори! Младого дал мирок.
И пар, ума, кипи, фертильного.



   Тени в дыму. Манер огарок. Укора горе нам умы двинет.

Водяра зла.
Пазы сухие.
На жор!
Огарок смуты смутен.
И в дым ударов свора думы двинет.
Ум сыт.
Ум скор.
А горожане?.. Их усы –
запал зарядов.


   Не лет и муз, а рвения увоз. Зову я – и невразумителен.

Не лет и муз, а рвения увоз.
Не лет и опус упоителен.
Зову я – и невразумителен.

     * * *

Не лети, муза рвения.
Я инертен, воителен.
Не лети. О, вне трения
я и невразумителен.

     * * *

Не лет им уза. Рвением зудя,
я доходил, язвителен.
Вне лет и взяли. Доходя,
яд у змеи невразумителен.


   Я не мру. Чин добру. Турбодни, чур меня!


Я не мыт.
Я семит.
Чти, меся,
ты меня.

Я не муж.
а похуж.
Ухо, паж,
у меня!

Я не мял
да не жал.
Шла жена
для меня.

Я не мил.
Зло купил.
Клип-укол,
зли меня.

Я не мот.
Кого кот?
Кто кого?
Кто меня?

Я не маг.
Урка наг.
А на круг?
А меня?

Я не миг.
Жаба риг,
жги раба,
жги меня.

Я не мир.
Жиру жир.
Ври, жури,
жри меня.

Я не млел.
Я ли вдел?
След вилял,
ел меня.

Я не мру.
Чин добру.
Турбодни,
чур меня!


   А луна пацанкой окна цапанула


В окна пялит силы
боли сон у банков.
В окна б уносило
были стиля панков.

А луна пацанкой
окна миру дула.
Залу дури манкой
окна цапанула.


   Рту мал репер удач, а дуре – перламутр

Рту мал репертуар.
Панически плати.
Прабоги манят, и,
дитя, нам иго бар
питал пик сеч.
И на праутре перламутр.


   Не чини – цени лом. А зла вал замоли, не циничен.

Не чини – цени.
В иждивении – не лом.
В молении – не вид.
Живи не циничен.

* * *

Не чини – ценнее диво.
Зов искал. Плати – полечим.
И чело питал плаксиво.
Зов идеен, не циничен.

* * *

Не чини целок одиноким.
Ори, мстительно гол.
Огонь летит с миром икон.
И доколе циничен.

* * *

Целок судом не чини.
Целок швы – тёще напоказ.
Роз опыт чем-то ваш.
А вот мечты позор закопан.
Ещё ты в школе.
Циничен модус колец.

* * *

Еле бок видя, не чини целку бабушке.
Нянча, рви.
Претило коли, терпи.
Врач нянек – шуба-букле.
Циничен яд и в кобеле.


   Март сном увит, омыт, но прёт. Утёр понты мотиву, монстрам.

Март. Сном увита и цинична лира дня.
Леса, зима, гора. Гудит, сев остро.
Сорт совести – дуга. Рогами – за селян.
Дари, ланч, инициативу монстрам.


   Меч увижу. Дорвались! Сила в роду живучем.

Меч увижу – до рвоты мука.
Рдеет азартом смотра фатум.
Сон не доходен. Но смута – фартом.
Смотра затее – драку.
Мы-то – в роду живучем.

     * * *

Меч увижу, меч-кладенец.
Оплаты пытал.
По цене дал.
К чему? Живу чем?


   Тело купите храму. Ум архетип уколет.

Мать-лекция. Лавры, венец.
Но кворум хил семинаров.
И терновым укором обижен,
менторов ум – архетипу кум.
Укради-ка тему.
И в коллоквиуме
таки дар куму купите.
Храм у ворот – не мне ж!
Ибо морок умыв,
он ретиво раним,
если хмуро в конце
не вырвал яиц кельтам.


   И размочу луну лучом зари

И размочу ль
луну – не фонари.
И рано фену нуль
лучом зари.

     * * *

И различу ль ногой –
они ли, фонари?
Тиранофил иной
огонь лучил зари.


   А с кесарем их беда. Всуе у свадеб химера секса.

А с кесарем их беда.
В стояке рога.
Дустом, иду, судим.
От суда горек я.
От свадеб химера секса.

     * * *

А с кесарем их беда.
Всосало годами,
залило глазами.
Ноли бонвивану за разум.
Он идолом ночи был одиноко –
у окон. Идолы – бич.
Он молод, иному заразу навив.
Но бил он и мазал.
Голила зима. Догола.
Со свадеб – химера секса.

     * * *

А с кесарем их беда.
Всуе женопадок.
Шалунам борода зане дана-де на задор.
Обманула шкода,
понеже у свадеб химера секса.

    * * *

А с кесарем и ханом
она раба не Зевса,
а свезена бараном –
она химера секса.



   Я ел злак оценивания. И на вине цокал, злея.

Я и на вине цокал знатно, фанатно.
Фиг арбитра фарту!
С утра фарт и браги фонтан.
А фонтан – злак оценивания.

     * * *

Я и на вине цокал зело.
Паниковал попутно зонту поплавок.
И на поле злак оценивания.

     * * *

Я и на вине цокал.
Зло лопал.
Токуя у котла,
полол злак оценивания.


   Вопите, храмы! Диво зримо. Но мир зови, дым архетипов

Вопите, храмы! Диво зримо.
Но миробоен мрак и клипов.
В опилки карм необоримо,
но мир зови, дым архетипов.


   Я воз везу, живу себе, небес увижу зев, зовя

Я воз везу.
Живу себе.
На трупе лентами арен, афиш –
велики буквораки.
Ценю цен юмор.
Дни лапами проказ, арбой отав даны.
Да, немота. Ну да, в аду. Давно смешна.
Вернём удачи чаду –
удачи чад?
Умён реваншем сон в аду, да?
В аду на то менады.
Над ватой образа корпим, а палиндром – юнец.
Юнец!
Икаров кубики, Левши фанера.
И мат нелеп у рта.
Небес увижу зев.
Зовя.


   Не чин идеен. Но и он не единичен.

Не чин идеен, но он чин.
И ценит силу… ну, силовиков.
Осилил и совок. И воли сунул истине
цинично. Он не единичен.


   Мала единично кончина громад. Я дам органично кончин идеалам.

Мала единично кончина.
Гробы дуроноги лично.
Кончил и гонор у дыб.
Органично кончин идеалам.

     * * *

Мала единично кончина громадин.
Дни дома. Ты тонешь.
Но тени не тоньше.
Но ты там один.
Дни дам органично кончин идеалам.


   Нищ не жиголо, но милы были монологи женщин

Иго нимба. Были монологи.
Женщин иго, ропота –
за долги.
Тени – мимо. Сонм их.
Удиви. Не лги.
Миг ленив, и дух им носом им.
И нет игл? О да! Зато пороги.
Нищ не жиголо, но милы баб миноги.


   Иго рода, нирвана нам боги. Миг обмана. Наври на дороги.

Иго рода, нирвана – нам боги.
Миг обмана. Наври на дороги.

Иго ропота, вони вы дроги.
И горды виновато пороги.

Иго табора, бара торги.
Игр отара, баро батоги.

Иго тиров. Огонь! Но с дороги –
город сонь. Но говор – итоги.

Иго бури. Панданы, миноги.
И гонимы на дна пир, убоги.

Иго менторов – уху ли мина? Враги!
Лига рвани, милух у ворот не моги.

Иго лбов, туши поле, заре монологи.
Жиголо номера зело пишут во блоги.


И глодали на мне сапоги.
Миг опасен манил. А долги?

И гола наша Раша, срам йоги,
фигой Марса шараша налоги.


   За балку в зале – верхолаз. Зал, ох, ревел, а звук – лабаз.

Зал, ох, ревел,
а звон реванша высил
указы моде, волны фраз.
Из арфы НЛО ведомы за кулисы. Ваш,
наверно, в зале верхолаз.


   Мир гадок, шаток и журим. В миру ж икота, шкода, грим.

Мир гадок, шаток и журим.
В миру ж икота, шкода, грим.

Узор говна вот на кирзу,
узри, кантован во грозу.

Мы, дети нар, храм-шок ярим.
Смиря кошмар, храните дым.


   Он нем, рифмуя оду, доя ум фирменно

Он нем, рифмуя оды миру.
До дырок света на фазанах.
У мудрого ткача
мука – не мена кумача.
Кто горд – уму хана. Зафанатев,
скоры до дури мы,
доя ум фирменно.


   Культ сею рано, в запустении. Нет супа звонарю. Есть лук.

Культ сею рано, в запустении. Нет супа звонарю. Есть лук.
Кумира китель – не во рвении. Не вровень лет, и кар, и мук.

Упор тащи на свет. Не ранее. На ренте в сан ища тропу.
У плоти преть толпе заранее. На разе, плоть, терпи толпу.

Во рвани вес влача – кто более? – лоб откачал все вина в ров.
Вон сыти блин, а кратен роли и лорнет – арканил биты снов.

Акт ал погона. В разорении – не роза рваного платка.
Актив, о вера, воли менее. Не мило варево витка.


   Могу царю дробить луку культи бордюра цугом


Могу царю дробить лукаво двор.
До бала сети разнося. Дивитесь!
Зов к сытым сыт. А рта затраты смыты.
Сквозь сети видя сон зари,
тесала бодро
вдова культи бордюра цугом.


   Я отсох, усох эон до мела. Дале модно эхо сухостоя.

Я месиво лакал.
Зияло паник утро,
гипотез органы твердя.
Отсох, усох эон миров,
терпением змеи непретворим.
Но эхо сухостоя
ты на грозе топи.
Гор туки – на поля,
и злака лови семя.


   Кода газеты повторов опыты – поворот в опыте загадок

Кода газон.
Данности сон.
Сонное небо ртути. Радон –
долог, но газа загон
голодно дарит утробе неон.
Но сносит сон
на дно загадок.

     * * *

Кода газеты повторов опыт
чем-то по теме роет пустот.
Эвона, нов этот суп теореме.
Топот мечты. Поворот
в опыте загадок.


   Адюльтер – труд, а дур – треть люда

Адюльтер.
Тырим .ер.
Гад усоп.
Лет потоп.
Тел посуда.
Грех-миры – треть люда.


   И не лук об стену саданул, а луна – да сунет сбоку лени

Он не пара жмотам.
Мотам он не пара.
Вот они, за кадром.
Алкомана дунет.
Сбоку лени тени.
Как на поле, тело
задеревенело.
Паники лавина.
Море рома, нива.
Лики на полене.
Вере да золе
тело панка кинет.
И не лук об стену.
Да намокла морда.
Казино товара
пенно матом.
Матом жара пенно.


   Петре вырезали ли лазеры вертеп?

Петре – влага. Канал каменно кипит. Собор – робости пик. Он нем. А клана кагал – вертеп.
Пэры, дебаты. Потонет судно. Фатум одел след омута. Фонду стен от опыта беды рэп.
Перелопатив салат, потеряв яр, а царя – в яре, топтала свита поле реп.
Пел соловей. Он арап ветра. Завис орлан. И мирка криминал рос. И в азарте, в паранойе вол ослеп.
Перкалем озёр е.уче мир туманило. Допарила лира по долинам утр. И меч у берёз. Омела – креп.
Пеленг обители. Боги, дни. И себе нанёс визирь не сень риз. И всё на небеси. Индиго билет. И бог нелеп.
Пел, к свету нося мандат, сват. Сосватав состав стад на мясо. Нуте в склеп!


   Весомо калякал зануда, плакал: паду, на злак я лакомо сев

Я, девы, в море, – весомо калякал залив.
Вот огибал сенокосы, венки лилипутик.
Ведано – тот он, а девки тупили.
Лик невысоко. Не слаб. И готовила злак я,
лакомо севером выведя.


   Йод не гель, не туче лак. Я калечу тень легендой.

Йод не гель, не туче лак.
Як арбе не рад – аренда.
Рад, не рад – арене брак.
Я калечу тень легендой.


   Игл осени глянец ценя – лги, не солги


Игл осени гламур обул убор ума. Лги – не солги.
Игл одами загул вкатил ли так в луга? Зима. Долги.
Игру пан севера, вняв, лапал в январе. Весна пурги.
И грот у дев. И лета хан – на хате ли? Веду торги.


   Инда Лете тела дни


Инда Лете – тела дни.
Инда паз у западни.
Ан во гроб убор говна.
Ан лопата та полна.
Хор оград. Удар – горох.
Холм одра блюл бардом лох.


   До ран допит на вора срок. Корсаров антипод – народ.

До ран допит на вора срок.
До вони – в скит. На месте – срок.
И кто сынок? И как мирок?
С утра – законы.
Скорописи порок, сынок.
Азарт ускорим. Как иконы
сотки корсет семантик, свиновод.
Корсаров антипод – народ.


   Мул арбы. Выбор дум. Мудро бы выбрал ум.

Ты смотри,
мир омыт.
Рты мори,
миртом сыт.

   * * *

Телу тень –
не скелет.
Стелек сень.
Нету лет.

  * * *

Ради пик
с кирки жар.
Раж и крик:
скипидар!

   * * *

Рати – нас.
Сабли – бар.
Грабил бас.
Санитар.

   * * *

Мир-окоп
посулим.
Мил усоп?
Покорим.

   * * *

На сети –
в свиту, пан.
На пути
в свите сан.

   * * *

Затвори
мир, указ.
Закури
миро в таз.

   * * *

Парта снов,
ока трап.
Пар таков –
он сатрап

   * * *

Бор густел
в лето проб.
Сбор потел
в лет сугроб.

   * * *

Боле жар.
К рати – гроб.
Сбор гитар.
Краже – лоб.

   * * *

Дока пить.
Дома нить,
тина мод.
Типа код.
   * * *

Мул арбы.
Выбор дум.
Мудро бы
выбрал ум.
   * * *

Дал калым.
Мир – парад
дара прим,
мыла клад.

   * * *

Шёлка мрак.
Кадра брошь.
Шор бардак.
Карма – клёш.

   * * *

Лани мир
крысе мал.
Ламе сыр
криминал.

   * * *

Карусель,
лес атак.
Ската сель
лесу рак.

   * * *

Кардинал
для миляг,
я ли мял
длани драк?

   * * *

Мал сигнал.
Флаг упрям.
Яр пугал.
Фланг – ислам.

   * * *

Меркнет ум.
Мука, нем.
Смена, кум.
Мутен крем.

  * * *

Дар гони,
вин парад.
Дара пни –
виноград.

  * * *

Миф – арест.
Сер калым.
Мыла крест.
Серафим.

   * * *

Лазер бок
Обуздал.
Хлад зубок
обрезал.


   Телу, майор, отвага – второй амулет

Я ем зазор.
И я телу майор.
От влаги в дыре не вред.
Ё.арем – не сосед.
Где сосен мера,
бёдер Венеры
двигал второй амулет
я.
И роза-змея.

     * * *

Я ем зазоры тела.
Накануне ценила дело,
панику тая.
А туки на поле дали
не цену на канале.
Ты, роза, змея.

    * * *

Шёл к телу майор.
Отважен, амурен.
Амулет оплатив, не рукою окурен.
Витал по телу, манеру манежа,
второй амулет – клёш.

     * * *

Телу майор отвагой –
йог, арбалета скелет.
Телекс, а тела брагой –
йога, второй амулет


   Не женитесь, не дурите, дети.ру. День сети нежен.

Не толпитесь, не давите.
Тела ваза не Тойота.
На Тойоте, на завале –
тетива. День сети плотен.

Не женитесь, не дурите.
Дети с вами на манеже.
Не жена манима. В сите –
дети.ру. День сети нежен.

Не ловитесь. Не дымите.
Йети в роде нет и в роли.
Мило! Рвите – не дорвите.
Йети – мы. День сети волен.


   Ого, вал господень, тучи. Но ничуть не до псоглавого.


Мера – дар. Гони в откос.
Я у радуг землемером.
Дан карман Иуде богов.
Ал Господень репетир.
И теперь не до псоглавого
бедуина. Мрак над морем
ел мезгу, даруя сок-то –
виноградарем.

* * *

Не сап обул – катар босого. Вал
Господень. Тучи низом. Рота
заката возле псов.
Она – забор. Годами –
зима. До гроба. Заново спел зов:
атака, затормози!
Ничуть!
Не до псоглавого собрата. Клуб опасен.

* * *

Ужо псоглавым укор!
Ах, украв опару да крах укатав, они в ажуре, хмыри.
Сирым – .ер уж! А виновата кухарка-дура!
Повар кухарок умывал.
Госпожу.


   Вод арго, тревоги дни ли – мил индиго вертоградов

Вод арго, тревоги дни ли, саги –
ига рвов зело дана досада.
Сада сода. Надо – лез в овраги.
И гасил индиго вертоградов.


   Маниакально вали ментов. Вот, не мила вонь лака и нам.

Маниакально вали ментов.
Вот, огреби, лидер, бабло.
Данте в томате, но горы снов.
Звон сырого. Не там ответ.
Надолба бред – и либер готов.
Вот, не мила вонь лака и нам.


   Я лет аксиому добил. Либо думоискателя.

Я лет аксиому, дури Пандора, не чту.
Пантеоны не лажу.
Хотя посыл арене глажу.
Поприжал бабла жир, попужал – генералы сопят, ох, ужалены.
Ноет на путче народ, на пиру думоискателя.

     * * *

Я лет аксиома, дури Пандора.
Не чту черепов.
Не топчу телков.
Еду ко соседу.
Сваха в еде, деваха в суде.
Сосок у девок летуч, потен в опере.
Чутче народ на пиру дамоискателя.

     * * *

Мелет аксиому шут. Ушили
шутки древни шуму шин вердикт.
Уши ли шуту шумоискателем?

     * * *

Мелет аксиому сущий олух.
Му.аки, цените дым тирад.
Жажда, ритмы – дети не цикад.
Ум хулой ищу, с умоискателем.


   Вот на руки и нам гимен миров тоски. Но тоник сотвори мне, миг мании курантов.

Вот на руки и нам
гимн осенил от эха ноту.
Бог, он не пил.
Дракон – не целовал,
зело покоен. И не око – поле
зла воле ценно кар.
Дли пенного бутон.
Ах, это ли не сон –
миг мании курантов!


   Убор поник. А ну, динамо! Раба роман. Иду на кинопробу.


Убор поник.
А ну, зеваки, ниц!
Я цирком дал хворобу.
Мал хлам уборов, хлад мокриц.
Я циника везу на кинопробу.

* * *

Убор пони.
Кино пани.
Девицы целованы.
Бабы на воле.
Цыц!
И веди на пони кинопробу.


   Наива пытками дала. Наладим акты, павиан.

Наива пытке, воле чести,
молве на копоти удач –
вали мазут.
А к шабашу – ничком, еретиком.
А занавес опаски –
не фатум смут, а феникса посев.
А на замок – и теремок.
Чинуша!
Башка туза мила в чаду.
И то, пока не вломит.
Се человек.
Ты павиан.


   Щира в отаре вера, товарищ!

Щира в отаре вера, товарищ!
Щира жопа репера пожарищ.
А щир удалец – и цела дурища.
А щира женилка – на клине жарища.
А щи-то худы – до воды… духотища…


   Я до.уеваю. Аве, уходя.

Яд. О.уеваю.
И людям о Риме тирады вещаю.
Аще в азарте, вредят.
Ядер ветра завещаю,
аще вы дарите миром яд.
Юлию – аве, уходя.


   Дало кошмар кикимор утро. Рту – ром и к икрам шоколад.

Дало кошмар кикиморы нутро.
Фортиссимо лазури. Мин заклад
дал казни миру. Заломи с ситро
фортуны ром и к икрам шоколад.


   Межа, но с репером. В море – персонажем.


Да, я окоп. Умеряя его,
пала зима на забор.
Годы – не цимес. Вода на портрете.
Ванна, межа, нос – репером.
Выли Гомером вы.
В море могилы.
В море персона жеманна.
Ветер – тропа надо всеми.
Цены до гроба за нами.
Зал апогея. Ярем упокоя. Ад.



   Я нем, стопястием звоня. Я нов. Змеится пот с меня.

Мы длим мохер гримас.
Нашли меж карм услады ноту.
Бог, он себе надел сырое.
Темнело. Колоколен метеоры,
следа небесного бутоны – дал сумрак же.
Мил шанса мир.
Грехом мил дым.


   У живота гул сытен. Мне ты слуга-то, вижу.


Гуди, расти же, но
ты сути не загороди.
Не ты слуга плотин, закатом робок, ибо
лик юн, в огне дорог,
а лбище – в инее тушения.
Немал понеже
на мании и на манеже.
Но пламен я и не шутеен.
И вещ и благороден…
Говнюк! И лобик обормота.
Казни, толпа!
Гул сытен, и дорога
зениту сыто нежит сари дуг.


   Нет на Кавказе рая, а резак вакантен

Нет на Кавказе рая. Аркебуза
на зубе края, а резак вакантен.

     * * *

Нет! на Кавказе руно – кандалы.
Буен и липок антракт.
Карт накопил и не убыл.
Ад на кону.
Резак вакантен.

     * * *

Нет на Кавказе рамок.
Сир и мал, а един идеал.
А мир иском.
А резак вакантен.

     * * *

Нет на Кавказе рода недуга.
Пшик ли повадок. Шкода в опилки.
Шпагу-де надо? Резак вакантен.

     * * *

Нет на Кавказе рабов – уж я лгу ли?
С антинародного мстителя ересь, серея, летит.
Смог, он доранит. Насилу гляжу
в оба. Резак вакантен.

     * * *

Нет, на Кавказ!
Отвага, рви по воле.
Зело вопи, враг.
Автозак вакантен.


   А нахамит ниндзе баба, раба бездн интима, – хана

Яиц нет. Ниндзе браво!
Тема рдеет, а звон, в огонь летя, един суетно.
Мера небес и джекпот. Вытащи-кася!..
Себе, ну-кася, ищи ясак.
У небес ясак ища, ты в топке.
Жди себе. На ремонте усни, деятель.
Но говно в затее.
Драме товар – бездн интенция.


   Не туго – много блажи. Бог обижал. Бог, он могутен.

Не туго. Много благ.
Лень рано в зоне. Чем-то манит.
И нов закон. И нов зарок.
Един, готов.
И вот огни декора.
Звон инока звонит и нам.
Отмечено. Звонарь не лгал.
Бог, он могутен.

     * * *

Не туго – много блажи. Бог обмана мутен.
И жарко дамам, а до кражи нет ума нам.
Бог обижал. Бог, он могутен.

     * * *

Не туго – многоблудно. Не фонтан.
Злы вы, дебилы.
Бури миру были.
Беды выл знатно фен.
Он дул.
Бог, он могутен.

     * * *

Не туго. Много Бога лбов.
Вон бог от снов.
Вон бог обнов.
Вон стог обнов. Во благо.
Бог, он могутен.


   Монете ревности чело, но лечит сон веретеном

Моток спустила – ну, село!
Полечит сон веретеном.
В монете ревности чело.
По лесу налит суп с котом.



   Я славил мрак, допытывался славы. Ты – подкармливался.

Я славил мрак, допытывался.
А ты пижонил, унывал.
И сала пудом окантован,
углы тушил и семена.
Ел и свинел.
Виляли в лени, в силе,
а не месили
шуты лгуна.
Вот на комод упала сила – вынули ножи.
Пытая славы, ты подкармливался.


   О ты, поклажа за горбом. Ум об рога зажал копыто.

О ты, поклажа зла, гни флаги мрачно гроз!
У яда щупло трёт Сократа тело Пан.
Лемуров канитель легка, как соты тишины.
Рыданием зуди в висок, корсара срок.
Коси в виду змеи на дыры ниш.
И ты, тоска, как гель, лети на кворум.
Ел на поле татар костёр толпу.
Щадя узор, гончар мигал.
Фингал зажал копыто.


   Кумир евреев – веер вер и мук

Кумир евреев – веер вер и мук.
Куда, Иван-казак, на виадук?
Вози на рее веера низов.
Вода, скорее в веерок садов!
Мудрее век. На танке веер дум.
Мук веер век. Атак евреев кум.


   Авианебо рту великана. Попа на киле, в утробе наива.

Авианебо – рту великана.
Зуммером азбуки зовы во рту.
А на лету – те уследили ли дел суету?
Тела наутро вывози куб.
За морем муза, на киле, в утробе наива.


   Вот не маки, демона угар, а гуано медикаментов


Вот не маки. Демон дури.
Панки лот себе нанижут.
А затем – окно. Взлетев,
скинут робу, в язвы
взяв убор туник.
Светел звон. Комета,
затужи на небе.
Столик на пиру –
дно медикаментов.


   Хатам – окна банкиров. Дворик – на банкоматах.

Хатам – окна. Баням – оргии.
Мрамором зимы собор берестяного леса
закатало. Зримо, нагло.
Дача дичи псине. Пени, спичи, дача долга.
Но! Мир зол. Атака за село.
Гонят серебро босым измором,
армии громя на банкоматах.


   Умещу дев, сеном одев. Оно ведомо несведущему.

Умещу дев, сеном одев.
От экологии сена – зенит.
И тело летит.
И не занеси иголок.
Это ведомо несведущему.


   И на холоде не до лохани

Молоко делили ледоколом.
И на холоде не до лохани.
Молокане пили. Пена – колом.
Мена кулаков. К вокалу канем.


   Инженеров дань на дворе не жни.

Инженеров дань на дворе не жни.
Иногда, заныв, швы назад гони.
Вот оград и пик скипидар готов.
Во дворе серо. Горе серо вдов.


   Но чем луны венчала плесень? Не сел палач. Не вынул меч он.

Витал по илу дух удачи клипа.
Зачем луны венчала плесень
не панику разлук, а яд евгеники?
Пантер тропа лечила дикаря.
Ламели сопок, гели норда,
качания инача кадр, –
они легко, по силе маляра, кидали
чела портрет на пики нег.
Ведя акул за руки,
на пень не сел палач.
Не вынул меч.
А запил, кича духу дули оплатив.


   Напёрто прав, отвар поправ, товар потрёпан

Напёрто прав.
Отрава нам.
Ума навар.
Товар потрёпан.

     * * *

Напёрто прав
от мира псов.
Как воспарим?
Товар потрёпан.

     * * *

Напёрто – прав
отвар. Но трёпу –
упёрто нрав.
Товар потрёпан.

     * * *

Напёрто. Прав.
Стоял и плакал.
Лакал, пил я,
от свар потрёпан.

     * * *

Напёрто правоты.
Милее некто рока.
Накоротке не ели мы –
товар потрёпан.

     * * *

Напёрт оплот.
Серпы да знаки. Гомон.
Доходно. Могикан зады.
Престол потрёпан.

     * * *

Напёр-то правил. Обматерил.
В Онегина морали вар приплыл.
Пир правил, а роман и генов – лире.
Там боливар потрёпан.


   Мётел полёт. Сокол около. Костёл оплетём.

Мётел полёт.
Соколам – мёд.
А пуле – тела наперечёт.
Иди, тропа.
Порти, дитё, черепа.
Налетел – упадём.
Мало – костёл оплетём.


   Я сокол. Белым ядом мод я мыл е.ло, кося.


Там сокол белым идолом от крон упал. Зима.
То липовыми зондами повымело дома.
Но дух елов, а ночи сна
в авансе воле чтут чело.
Весна в аванс – и чо?
На воле худо нам.
О доле мы вопим.
А дно зимы вопило там
из лап. У нор, кто молод.
И мыл е.ло, космат.


   Харя-луковица, ну-ка. Как у наци в окулярах.


Харя-луковица.
Нутро выпалено.
То не лапы во рту.
Наци в окулярах.


   Я слаб. И шок. И отсидевши. И швед. И стоик. Ошибался.


Я слаб, и шоколада глаз болтал умыто нотки Нила.
Двулика ли до корки городищ ирония и недр, и рдения, и нор?
Ищи дороги крокодила к илу.
Вдали никто. Но ты, мулат,
лобзал гадалок. Ошибался.


   На типа кончит элемент. Немел этично капитан.


На типа кончит элемент,
немому рту кружа баян.
Дня абажур. К утру момент:
немел этично капитан.


   И рано в заду села звон. Но в зале суда звонари.


Кот, сова на портрете.
Высоко окно.
В зале суда светит
охране оно.
Тени меняя, не минет оное нар.
Хотите в сад у села?
Звонко о косы ветер.
Тропа на восток.


   Ты смог алфавит? Чтива флагом сыт?


Иго паси, узел славы.
Монах, ига рви лебеду.
Сила в руку б –
задора нету, небес ходоки.
Чернец, ты пот умой,
ибо дан старт.
Узам ладони – свиты сан.
Велит собор мотива флагом.
Сыто нежен,
говел, озверев
в вере, в золе, в огне же.
Но ты смог,
алфавитом робости, лев,
насытив Синод.
Алмаз утрат, снадобий омут,
опыт цен, речи код.
Ох себе! Нуте, народ!
Азбуку рвали судеб.
Ели враги.
Хан омывал слезу
и сапоги.


   Он дум латынь ловил… Шумим… Ушли, вольны талмудно.

Дул бы, мраку настирав.
Вял у гор. По лету худ.
Дум латынь лови-ка нрав.
Варнаки вольны. Талмуд,
духу тело прогуляв,
варит сану кармы блуд.



   А ты потоком звона речи пса на спиче рано взмок от опыта

А ты потоком звона речи пса
не беса ли дурачил, отчудив?
Оплавив слог, а лгущим – ум,
ищу глагол.
Свивал по виду, что ли,
чар удила себе?
На спиче рано взмок от опыта?


   Водораздел судеб, а на беду – след зародов


Водораздел судеб.
Околосилось, сука, занято
хлебов зерно.
Бел хлеб. Он резво бел.
Хотя на закусь соли соло,
к обеду – след зародов.

Водораздел судеб
опутывал, судя.
Разя радаром юмора.
Даря заряду славы ту победу –
след зародов.

Водораздел судеб.
Окурим веру.
Но к вере трап –
в партере, в конуре.
В миру, к обеду –
след зародов

Водораздел.
Судов ватаге – реки, порт.
А не плотве-заразе
в толпе на тропике.
Регата. В воду –
след зародов.

Водораздел.
С оврага злака златом
слетел, опрыскан звоном рога,
гормонов знак.
Сыр полетел.
Смотал закал-загар
вослед зародов.


   Тут чуди, Ван Гог. На виду – чтут.


О.уеть же, раз ума лишен.
Мы нелепы.
Тупы ли?
Право, тут, чадя тенями,
тут чуди, Ван Гог.
На виду чтут имя? Нет?
Яда чту товар, пилы.
Путы пелены мне шила муза.
Режьте ухо!



   Или жили-нежили, или женили-жили


Или женили, или жили.
Или-или.
Жили-были.
Жилы были. Силы были.
Мы дебилы: ваза – били.
Ба! не бесы блик ловили.
Волки: лбом – и мимо били.
Бом! и мимо – блик ловили.
Волки лбы себе набили.
Ба! завыли.
Беды милы – были силы.
Были жилы.
Били, жили.
Или?
Или жили, или не-жили.


   Море крамол. Зола пазух. Эху запало зло маркером.


Ту вижу ли? Сани – тут?
Море крамолы, ряс арканы.
Нага крутизна ртов.
О Русь! толпа жаркая.
А кража – плоть.
Сурово. Транзит. Уркаганы,
накрася рыло маркером, –
тут. И насилу живут.

     * * *

Море крамолы, ряс арканы.
В еде театром зияет азарт.
Устала? Свари-ка фасоли, силоса.
Факира в салат с утра.
Затея – измор.
Таете девы, накрася рыло маркером.


   Молодила вены ныне валидолом


Молодила вены ныне валидолом.
Молодо пугала салагу подолом.
Ал румянец мерк ее, крем ценя мурла.
Али менохилота-то – лихо, не мила?

Были мы бы бабы, бабы бы милы б –
быта лад и веники не видала ты б.


   Небо, да не над нами. Лиман, да ненадобен.


Небо, да не над нами.
Лесок, а не на торгу.
Грот, а не на косе.
Лиман, да ненадобен.


   Ты стар, Космос. Воскрес Ксеркс. Овсом Сократ сыт.

Воскрес клипом рефрен о иге.
Леонидов зван полк. И царит.
Но смажу миг.
Автомат с мёртвого бога.
Лбов упокоен говор.
Туманы, Спарта, стелет сатрап сынам.
Утро в огне окопу.
Во благо богов трёмстам отваги мужам – сон.
Тира циклоп на взвод.
Иное – легионер Фермопил Ксерксов.

     * * *

Напал Ксеркс – овце дрессура.
Пила в росе – сорвали парус.
Сердец воскрес клапан.

     * * *

Воскрес Ксеркс.
Овсом Сократ сыт.
Ты стар.
Космос воскрес Ксерксов.



   Удавки, не чумы ты мученик в аду

У детища нищать? Тащи на щит еду.
Удилища туман нам утащил. Иду.
Удел санитарий и рати на следу.
Удар кулисе в бок. Обвесил – украду.
Удач вино взамен. Нема – звони в чаду.
Удавки, не чумы ты мученик в аду.

     * * *

У джаза разведя, я дев, зараза, жду.
У дев зарю-огонь ногою разведу
У дна миров тоска. Так сотвори ма.ду!
Уд лекаря обтёрт. Трёт боя рак е.ду.


   Оговори мечту, чтя сон зари. Разносят чутче мирового.

Мирового плача ниши.
Твари мрачно голы.
Бог утешит. Топот тише…
Туго было, Гончар мира?
В тиши начал поговорим?

Иль широко пером мотни.
В миг утрат смири миры.
Довопят, смоля в репер,
вяло мстя, поводыри.
Мир им стар. Тугим винтом
море покоришь ли?


   Атака знати. Пакт и псы. Спит капитан заката.


Атака знати. Пактов преснота.
Казан луну сварил, как тушу.
На рубища тенями – каты.
На рубеже – мандат суда.
В аду стад на меже – бураны.
Так имя не тащи бурану, шут!
Как Лира всунул на закат он серп –
вот капитан заката!


   Вот, ни фига себе, саги финтов!


Вот, ни фига себе, саги финтов!
Партии рот – сил истории трап.
Вот огнемётно он тёмен, готов.
Парта, сынок! И с иконы – сатрап.


   Мол, бортом сохе техосмотр – облом


Нам – бортом. Сохе – тыном.
Шины – дрогам утопии.
Пока дороги города копии.
Пот ума – гордыни шмоны.
Техосмотр – обман.


   Возам – лак. Сел батрак. Себе не небес карта – блеск алмазов.


Возам – лак.
Сел батрак.
Себе напел:
сена к шабашу донесу.
Кармин сел под росу.
Милым сена дни
инда не смыли.
Мусор доплесни.
Мраку сено душа.
Башка не слепа.
Небес карта.
Блеск алмазов.


   Тени-тени, копыта-копыта. Хаты покаты – покинет и нет.



Тени-тени, копыта-копыта.
Хаты покаты – покинет и нет.
Тела утроба за квоты быта.
Даты. Бытовка. Забор. Туалет.


   Ноги лани Мопс вспоминал и гон


Ноги лани Мопс вспоминал и гон, –
Как,
Молод, летел долом.
В оке варево: вера веков,
Голод лет и тел долог.

Ах, юного нюха
Радар.
И воли налив. И лани – лови!
А доги летели. Летели года,
И луны телили леты нули...

Рагу, вино и дев, о ткани.
Вазон, направо маска лани,
Маки камина, лак, самовар,
Панно. За вина кто? Веди, о нив угар!

Зал голосил, и соло глаз
Тонуло, псово, с полунот.
Завит, умыт, ты мути ваз
Не рад, а дарен
Гону ног.

И на лик, маски лик, самки, лани
Лепо, слепо смотря, ртом сопел, сопел.
И по топи, по топи
Летел,
И лани пса распинали.

Тени ловит, и воли нет.
Мука так ум
Воспалила псов!
Пелена... Зал... Глаза... Нелеп
Возле чучел зов.

Соки их уст сухи, и кос
Мороз в оскале, лак со взором.
Сора налет у тела нарос.
Не шаг – ум угашен
Мором.

Маска тупа. Лбом об лапу! Так сам
И ловил, и воли
Лишил.
Лак, сияя, искал.
Лип, окружал, ажур копил.

Не лоб худ, а дух болен.
Живи ж
Не ловя – волен.

Но скакала, томя, мотала, как сон –
Ноги лани Мопс поминал и гон.

1979




   Висело рукоплеском, звоном. Оно! Взмок. Сел, покуролесив.


Висело рукоплеском
арен вино, купален.
Мил Зевса мир.
О, древность! Луки, тоги.
Там расы на покое.
Окопаны сармат и гот.
И культ, сон вер – до Рима…
Свезли мне лапу кони.
Вне рамок сел, покуролесив.


   Я стёр сор памяти на миг. И манит яма. Просрётся?


Табань!
Ловил я дев. Либидо ранил.
Я стёр сор памяти на миг.
О, родина муры, дурил!
Видала нашу дурость?
Лукаво логово, не ново.
Неново. Голова – культ сору.
Душа, наладив лиру,
дыру мани.
Дороги манит яма.
Просрётся ли народ?
И бил, ведя ли, воль набат?


   Луна да спецназ. Я в сене. Связан. Цеп саданул.


Луна да спецназ.
 Я в сене на раз.
  Заране не связан.
   Цеп саданул.

На закус указан
лукаво в акул.

* * *

Не дал хотя – в себе ношу.
     Тлел туш о небе, свято хладен.
Не дар тоски как икс отраден.
У шока нити накошу.
Я б если в сене свил себя,
я б юл узор, грозу любя,
навёл. Пожара раж оплёван.
Но вот – огнём имён готов он.
Но сено – лом. О лоне сон.
Но лики лун – улики лон.


   Уныл, хотя в саду, Иуда, свято хлыну


Уныл, хотя в саду Иудином –
шантаж, азарт.
Устал. И прав. Отмечен он.
Но казни – в вареве.
Раввин – закон.
Но нечем.
Товар, Пилат, с утра зажат.
На шмон иду, Иуда. Свято хлыну.


   Шансом соколам мигал. Благ им мало. Космос – наш!


Шансом соколам мигал,
благом опыта будя.
Яду быта помогал.
Благ им мало.
Космос - наш!


   Я о бодром. Одном-едином. Он и демон до мордобоя.


Я – о бодром.
Одолев, одолеть ли себя?
И лежу, кататоник.
И напитки древнее.
Та задача дурна.
Жанр – удача.
Да затеен вердикт.
И паники нота.
Так ужели я бес?
Иль тело довело до мордобоя?


   Лак резонансен – магам не сна, но зеркал


Не сна, но зеркального мира дымка.
Так пир к стенам боком, а задом – около.
Соло комода.
Замок обманет скрипка.
Так мы дарим огонь.
Лак резонансен.

Лак резонансен.
Я единичен.
Монтаж сонно сжат.
Но мне чин идея –
не сна, но зеркал.


   У гор одуло по полу дорогу


У гор одуло по полу дорогу.
Убор густел зари. Разлет сугробу.
Он, нежа лбы, рога горы, блаженно
Он елок-лапок окопал колено.

Отер гор плесы, в ивы сел прогрето.
У тела бал юлил, — юла, балету
Учусь: лавинок тащат кони — вальс учу,
У чрева пади казаки да па верчу.

У нот-опор добит и бодро потону,
Унят я и на скат так сани я тяну.

И… Чу! Беда! Верхи во вихре, в аде бучи.
Ух рев вверху!
Лавищи вал!
И, чур, куда я? Ад у кручи.
Да вот я, Отче же! Что, я-то, в ад?!

А лавина взывала, вызванивала,
Ясени, клен, елки неся.
И на сани, на сани, на сани
Я сел, оком околеся.

И гоню, ученик, и не чую ноги
Я по скатам, а сонно, сама так сопя
И голя там холма, там лохматя логи,
Ярости лава валит соря.

Лед у горы сыро гудел.
Лавина свалила в сани вал,
Лесом ушла в увал. Шум осел,
Лазя в ухабах увязал…

Оно лилово, воли лоно —
И разум оком у зари.
Он нежен, сонен оснеженно.
И ворковала во крови:

«Я омашу до лета тело», —
душа моя.
Горнит охотин рог,
И кваша лед, с низин, с дела, —
шавки.
Бор густ, и желт лежит сугроб.

1979


   Я сменял год. Оглянемся.


Я сменял год. Оглянемся.
Не лета, чем аз замечателен.
Не лета…
Лежу…
Глянец я,
бес,
себя ценя,
лгу желателен.

* * *

Я – тени лун.
И минет Лета.
Тел тени минули?
Нет, я.


   Се бензовоз небес


Луна. Баргузин
вниз небо тянул.
Унято бензин
внизу грабанул.


   Вопите храму, зари черновики! Вон речи – разум архетипов.

Вопите храму!
Зари черновики.
Мело, плело до Рождества.
На вкатах рапорт уносило.
Венец. Но квазиведом идол.
Пир плыл, пир плавал.
Приплыл приплод. И моде виза.
В конце неволи сон.
… Утро. Пархат акванавт, сед.
Жор одолел полемики.
Вон речи – разум архетипов!


   Меры долларов халява завяла. Хворал лодырем.


Меры долларов халява.
Злато мере право.
Трудом аскеты вили шнур.
Врун шил. И вытек самодур.
Товар перемотал. Завял.
А хворал лодырем.


   Кожи в дереве смолим. В милом севере движок.

Кожи в дереве смолим.
В мир гони-ка мясом сок.
Космос – яма, киногрим.
В милом севере движок.


   Моду Парижа леди-босс обидела жира пудом

Костёр, пылая, арку тела жарил.
У парижан обрублен
метраж.
И ропот, жар. И толпы.
Типун – и выли стоики, не чуя игр.
А тела ром украден на жаре.
Венера, а не Марс
витала, но взывал
столетне бубен тел
от славы звона лат.
И в сраме на арене – вера Жанне д’Арк.
Умора. Летаргия.
Ученики от силы вин упиты. Плоти раж.
Топор и жар.
Темнел Бурбона жир.
А пули ража лет у края алы.
Прёт сок.



   Тени ртов оно, колено, в звоне локонов отринет


О, не локти! Дуги тела. Налети – гудит колено.
Тени ртов оно, колено, в звоне локонов отринет.
И не ты там – соки тела. Залети – косматы тени.
И нелепо жанром тени минет мор на жопе лени.


   Диавол – ангел: тема. Ну, бабу на метле гнало в Аид.

Диавол – ангелов оплот.
Немыто худ,
иди в тираж коту жаровен.
Тут ада лабухи в учёт идут.
Он сети, латы
пытал и плёл. Пилаты
пытали тесноту. Дитё, чувиху бала.
Да, тут не вора жуток жарит вид.
И духоты ментол по воле гнало.
В Аид.



   Мореплаватель репетиторов, свороти теперь лета вал пером


Мореплаватель
репетиторов
воротил кураж:
бабу катером.
В море так у баб:
жар у клиторов.
Вороти теперь
лета вал пером.


   Гор одиноко тени. Нет окон и дорог.


Намутили-налили.
Нам-то мокро?
Нет. Мы ловки. Мокнет –
тоска ли, молоко.
Колом вор окно кокнет.
С гор одиноко тени.
Крему света хворо.
К садам, измором –
зима.
Да, скоро.
В хате в сумерки – нет окон.
И дорог стен кокон.
Коров молоко колом
и лак с оттенком. И кволым
тенорком отманили лани ли туман?


   Я стёрт обоями. А имя оботрётся.

Я стёр собор отарою овец.
Но ковыли стоят, сменив орбиту в ропоте.
Не то порвут и брови.
Не мстя от силы,
в оконце вою.
Оратор обо.рётся.

     * * *

Я стёр побои. Тарантеллы пламень,
ногою леденя, я не делю огонь.
Не мал пыл лет –
на рати обопрётся.

     * * *

Я стёрто болен. Еле зенками кручу.
Да сопли психики от сна.
Ты, псих, испытан. Стоик их испил.
По саду чурки. Мак не зеленел.
Оботрётся?

     * * *

Я стёрт, о боги! Феникс – он божок.
Те недоноски – не фонтан, а клан.
И факела кулак, следов орда – куда?
Лиф на виду свидания. А я –
и над, и в суд, и в анфиладу кадров.
Одел скалу калека.
Финал – канат.
Но Феникс – он оденет кож обноски.
Не фиг! Оботрётся.



   Нет, я о ревности Лилит. Сон вероятен.


Нет, я о ревности.
Психоз? А многим – воля.
В ночи билет.
Охота мы де Саду.
Куда седым!? А то –
хотел и бич он вяло.
Вмиг он Мазох. И спит.
Сон вероятен.


   Тут с арены дна банды не растут

Тут с арены тать лузера унёс.
Вор пужал базар. Тускло вил ярмо.
Дилер тешит мир. Голым сито влил.
Вот и смыло грим.Тише трели домр.
Я ли, волк, с утра заблажу про всё?
Ну а результаты не растут.

     * * *

Тут с арены дна – лгуны.
Вынул ноту блога – лгут.
Чту глагол, бутон луны.
Выну гланды. Не растут.


   Е.ёна нищета! Но, нате, щи на небе.

Е.ёна нищета!
Хватился, а что там?
Оратор в теле манит.
Еду детина мелет.
В рот аромат от чая слит.
А в хате щи на нёбе.

Е.ёна нищета!
Ни дачи, ни машин.
И круче, плотски моден
мне домик, стол,
печурки ниша, мини-чад.
И нате, щи на нёбе.

Е.ёна нищета!
Хватило б нам ракет.
От супа нрав томителен вовне.
Летим. Отвар на пустоте.
Карман болит.
А в хате щи на нёбе.


   Я лез. Неволя. Мяло вензеля.

Балы, балы.
Безумие.
Бесовок лот – себя дари.
И гон, и куры. Треп.
Уроним тип и канем.
Их изуми!
Я лез. Не в доме девы.
Блохи тихи.
Я был умен как сын. И чаял.
О венце.
Нева мутна там.
Балкон. Я лез.
Невы тек шум.
Виват! Стоят у штудий –
обвиты, сыты, мыты.
Сыт – и в бой.
Идут шутя, отставив
мушкеты, вензеля.
Но клаб, ма тант!
Ума венец. Неволя. А чины!
Скакнем, улыбя их, и тихо лбы ведем.
Од вензеля. И муз их имена.
Кипит минор. Уперты руки, ноги.
И рад я бестолково –
себе и музе.
Была?.. Была б...


   Нетопыри, ужи – как я. А я, как и жуиры, потен.


Нетопыри. Тромбоз атак.
Азарт у сотен.
Как индивид? Никак.
Не то с утра закат…
А зоб мортиры потен…

* * *

Нетопыри да змеи. В керамзит!
У арок сыро.
Подонкам смак, но до поры
скор аутизм.
А реквием задиры потен.

* * *

Нетопыри. Мук вдох.
Вонища. Тянем –
корыто.
Ты сед, гусар.
Киногенично кончи. Не гони красу,
где сыто.
Ты, рок, меня тащи.
Но вход в кумиры потен.

* * *

Нетопыри таскали кирки.
Икры декором яд и плотен.
Вне толп идя, мороке дырки.
И крик и лак сатиры потен.

* * *

Нетопыри.
Трав курим наркоту да нишу студим.
А ниши нам идут.
Суши надуто кран.
Мир у квартиры потен.

* * *

Нетопыри кессона злы.
Билет оплаты протомил.
Гуано. Лапы влипли в ил.
Пил. Выпало на угли.
Мотор пытал, потел.
И был занос секиры потен.

* * *

Нетопыри!
Трос вытянем, ища те нити.
Тих опиум, а дно-то липнет.
Охота в сад. Да сват охотен.
Пилот – он даму и похитит.
И не тащи меня ты
в сортиры, потен.

* * *

Нетопыри! Пари,
ребята-бунтари?
Приматов клир.
Ему-то и киот умерил квот. А мир –
пират. Ну, батя,
бери рапиры, потен.

* * *

Нетопыри, кафтан афер.
Гиен со взором антилоп.
Оно мотками – зло, занозами.
Заноза – зона зим,
а зона зол – зима.
Кто монополит – на мороз!
Во сне, игре –
фанат, факиры, потен.

* * *

Нетопыри с семенем.
Боа на голое тело.
Вопил я немало.
Плаксив, искал пол.
А меняли по воле теолога.
На обмене, мессиры, потен.

* * *

Нетопыри миров тощи.
Нытики на подиумах. У жилищ –
омыты мощи
лижу хаму.
И до паники ты нищ.
Отвори миры, потен.

* * *

Нетопыри. Поклажа зла.
Жор дури, паника шелков.
Еду зараз я ем.
Змеевиками маки веем,
змея заразу девок.
Лешак и на пиру дрожал.
Зажал копиры, потен.

* * *

Нетопыри,
лукав учитель, но говнюк.
И рамок нет сему.
Но танец суетен, и голо номер тает.
А на театре монологи
не те у сцен. А тон уместен.
Комарик юн, в огонь лети.
Чувак у лиры потен.

* * *

Я и нетопыри.
Парилку топим.
И ледяного пара ждём.
Как был, гараж удачи.
И шок сортира пенного.
Бывал соскок со славы.
Бог, он не парит роскоши.
И чад у жара глыб.
Как мёд, жара. Погоня.
Делим и пот. У клира
пиры потения.


   Не выну, а засажу, тощ от ужаса, заунывен.

Не выну, а задвину.
Витому рту о пресности сонет.
Семантик олово – не сонного погон.
Но сено волокит на месте носит сон.
Сер поутру мотив у нив.
Да заунывен.


   Нам отпел кулис антракт карт насилу клептоман

Нам отпел колоколен металл.
А глава летописна морями.
От элит умотав, он и вниз не бежал.
Копани-ка руду. Дива ниши лиши.
На виду дураки. На поклаже бензин.
Виновато мутил это имя романс.
И потела Валгалла. Темнел
около клептоман.

* * *

Нам отпел кот.
Дуб осел, околел.
Тени, твари, тромбы, дыбы.
Рак озими за нити тянет
речушки рикш у чертенят.
И тина зим из ока рыбы.
Дыб мортира в тине.
Тлело колесо,
будто клептоман.

* * *

Нам отпел кулис антракт
карты робости туман.
Намутит соборы тракт
карт насилу, клептоман.

* * *

Иль тему смазал графоман?
Знак накатил – плети, мол, петли.
Себя бесил теплом. И тел плита – канкан.
Знамо, фар глазам суметь ли?


   В огне лепечут весело о лесе в туче пеленгов


В огне лепечут верески,
и топок колебательно
качание инача,
конь лета – бело к копоти
и к сере в туче пеленгов.



   Тирадой окружу – тужуркой одарит


Яволь! Тирадой окружу товар.
Бонжур, антре. Фасон, рукав.
А снам округи – фотоленты буден.
И вин еду.
Быт – не лото фигур.
Коман са ва?
Курнос, а ферт наружно. Браво!
Тужуркой одарить, ловя…


   Теловерчением зуди в виду змеи не чрево лет


Мотиву – сон.
Вина вагон.
Ибер, гяур.
И вальс, и лес.
И дико – топи.
Так уху запад узаконил,
как руки тел, звон чар мотиву.
Теловерчением змеи
не чрево лет увито. Мрачно
взлети курка клинок.
А зуда пазух укати поток.
Иди, селись. Лавируя, греби.
Но гавани – в носу витом.


   Ясли лет снам утрачены. Ныне чар туман стелился.

От чина муз армада стен во сна шатре чинила вору шмон.
От ветра мок яд у змеи.
Недуги я сличал в вине.
Ловил же в ясли лет сна мутного прилив.
И нити нив, и лир погон.
Туман стелился, вежливо ленив.
Влачился. И гудением зудя, комар тевтоном шуровал.
И ни черта шансов нет садам разума. Ничто.


   Но и дорога лбов во благо, Родион


Меняя имя, не суди. Иду сенями я. Я нем.
И тесен вид. И вне сети.
И трепа звон, но взаперти.
И тупо пики по пути.
И толповече во плоти
метнет осколок сотен тем.
Так им я – не судим. Иду сенями. Кат.


   Вот не мал герани бал. Слабина регламентов

Вот не мал Гераклу член.
И с маршрута мрази мрут.
Шанс на штурм. Из арматур
шрам синел чулка регламентов.

* * *

Вот не мал герани дортуар.
И матросу мило в сене.
Попаду куда? По пене –
с воли мусор. Там и раут,
родина регламентов.

* * *

Вот не мал, герои, бред.
И лахудре дилер дев
влепит семя.
Место – рот.
Семя мести пел в ведре
лидер духа.
Лидер биорегламентов.

* * *

Вот не мал герметика кусок.
Аки тир кумир зенита мил.
Курим фимиам и зло.
Мол, зима и миф –
миру климат.
И не зрим у критика косу,
как и тем регламентов.

* * *

Вот не мал гербария киот.
Стол побед у стен, и бак –
реагентом жарок.
Босс собкора – жмот, не гаер.
Кабинет – судеб оплот.
Стоик я и раб регламентов.

* * *

Вот не мал Гермес – велик.
Ан, тенями мелок.
Ан, и море – пища тени.
Нет на киле влаги. В доле
дело двигал великан.
Тени не тащи пером – и наколем имя.
Нет на киле всем регламентов.

* * *

Вот не мал гериатра замок.
Не в корте утро парламентов.
Вот не мал рапортует рок
венком азарта и регламентов.

* * *

Вот не мал германец опытом.
Роботы по туче, мордобои.
Рта бензин от Сити.
Стон из неба – трио.
Бодро мечут опыт обормоты
по ценам регламентов.

* * *

Вот не мал герундия уход.
Вот не мал гиганта милки ход.
Вдох – и климат наг. Игла ментов.
До .уя и дну регламентов.

* * *

Вот не мал Герцен.
Жив он, соколок-сокол.
А живому и мало колокола.
Зреть бы задаче веча,
да зыбь терзало колоколами умов.
И жалок осколок основ
и жнец регламентов.

* * *

Вот не мал Геродот.
Киники не чудаки.
Цари – му.аки.
Цинику – цикута, лук.
И от скук – стоику латук.
И цукини цикад у мира цикад.
Ученики – никто до регламентов.


   Я и надзор. И миг отречения. До гена. А негодяи – не чертоги мироздания.


По сути, не зима себе.
Ну никому не до меня!
И не чертоги мироздания.
И не претензия, на мир пеняя,
до гения невзрачного генома
слепила галсы нот, сияя.
А нет суда – паду стеная я, и стоны
слагал и пел сам он,
его гончар, звеня и негодяя
не приманя из нетерпения.
И надзор и миг отречения.
Немоден ум окину небесами.
Зенит усоп.



   А троп сна ртуть лукаво нова культу транспорта


Троп сна ртуть.
Лам сан стёрт.
Осени меня ты, ветер,
акватории рот. А в карете –
вытянем, и не сотрёт
сна смальту транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лук от Эрота роняем,
сокола жалко маня.
Единолично, тугими махами
миг утончил он. Идея намокла.
Жалок, осмеян оратор.
Это культу транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Ледащий я, но голубой.
О, нити по трети лосин. Архетип у колен.
Метало подолы. Рыло до пола темнело. Купите.
Храни солитер. Топи тиной обуло.
Гоняй, ища дельту, транспорт.

* * *

Троп сна ртути – дна брюки.
Депутату – педикюр.
Бандиту – транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Ла-Маншу дно гавани дорого.
Ты, сука, куда?
Занавес – опере. Нам –
вуду в манере посева.
На заду, как у сытого родина, –
вагон душ.
На Мальту транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Локти реваншем свело.
Команда с азартом смотра засад
нам, околев, смешна.
Верит кольту транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лупи глазом рот.
Туг лгал флаг.
Лгут тормоза.
Лги пульту, транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лекари мруть.
Лукав орды путь.
Тел толпе тепло тлеть.
Тупы дрова культур мира.
Кельту – транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лаки кедрового масла.
Типа нотки лесов осели.
Кто напитал? Само?
Говор деки.
К альту транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лаз – абреку наказ.
А куму-казаку – указ.
А кум у казака – нукер,
базальту транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лов антилоп.
Мотопилот у троп.
Скорого, горок спорт, утоли.
Потом полит
на вольту транспорт.

* * *

Троп сна ртуть.
Лоб илоту умей е.ануть.
Ледащ и обух убоища.
Дельту набей ему.
Утоли боль ту, транспорт.


   Я стиля пассами верчу наган у чрев. И масса пялится.

Я стиля плазма, данница раскола.
Жена разлуки, трасса мод.
И, дев одев, он вытворил меня.
Ты, вымеришь ли, мот, сантимы дани лаком?
Окалина дымит, на сто миль шире.
Мы вытянем ли ров?
Ты внове доведи до масс артикул.
Заране жалок сарацин.
На дам зал пялится.

* * *

Я стиля плаху откачу, лопату заменив.
Внакат строфою оплачу.
В закат я путы быта мчу,
таща туч маты быту пятака.
Звучал. Пою. Офорт. Стакан.
В вине мазута получа,
кто ухал, пялится.

* * *

Я стиля подиум.
Они – оплот стиля.
Прежде не мы ли
силы булатом ум озарили?
Булат со дна титан достал,
убил и разом умотал.
Убыли силы.
Менеджер пялит стол по-иному.
И допялится.

* * *

Я стиля пуп.
О жанр имиджа!
Нам Богом сотканы сто лет.
И кумиров оговор.
И муки тел от Сына.
Кто смог, обмана жди.
Мир на жопу пялится.

* * *

Я стиля пенис, осени сосуд.
Жены в узоре роз, увы, не жду.
Соси не соси – не пялится.

* * *

Я стиля правота.
Но, летаргия,
от сени тел лети,
не стоя игр.
А тело на товар пялится.

* * *

Я стиля правил обувал гантели.
Жабо, духи в рукав.
Учил и шопинги фортуны
в уборе роб.
Увы, нутро фигни пошили чуваку.
Рви, худоба, жилет!
На главу – боливар пялится.

* * *

Я стиля панама.
На палец я
ума напущу панаму.
Я цел, а панама напялится.

* * *

Я стиля панихида. Рак
с амуром у миров.
Ты мониторов стиля пандус к арфам.
Им от напитка такт и пантомима.
Фрак суд напялит – свороти.
Но мы творим умору.
Маскарад их и напялится.

* * *

Я стиля панику ранимому сиропами зилоту дал.
Хотел игру и медлил демон. Сев,
он варежку ругал.
Фаланги гнал.
А флаг у рук же. Равновес.
Но медлил демиург.
И, лето, хлад утоли.
Зима, пори с умом –
и на руки напялится.

* * *

Я стиля похититель.
Не совладев, товар по ткани буден унесу.
Кванты безумия? Ничуть.
Лукаво тога нот в тона готова культу,
чиня и музе быт на вкусе.
Ну не дубина –
кто прав отведал в осень лет
и тихо пялится?!


   Нищ роман души. Нищий, ищи нишу дна морщин.


Нищ роман души.
Нищ и гон машин.
К нишам ног ищи
нишу дна морщин.


   Мы не народ, и били дев. Сведи либидо раненым.

Мы не народ, и били дев судеб.
Вручали ледяного пса –
низам, учителям, иконам бога.
Не жира для, не мир у драк имея,
немым умам и маму мы меняем…
Икар, дури менял. Дари же, наг,
обманок имя.
Лети, чумаз.
И нас погоня
делила. Чур! в беду сведи
либидо раненым.


  Фиксировал закон инока зла вор и скиф

Бабло, косули, сан и сон.
Барон фиксировал закон.
Имел, шалун, икону.
Нора богов – она гола.
Налево душу довела
налога нового барону.
Но кинула шлем инока.
Зла вор и скиф, но раб.
Носи насилу, сокол, баб.


  Шантрапа, но бог он. Мент немного, Бонапарт наш.

Шантрапа, но бог он.
Много милоты.
Тога на жокее – кожа наготы.
То ли мог он много,
Бонапарт наш?..


   В опере чресла. Злаки и кал. Зал сер черепов.


В опере чресла злаковы.
Мир пылок, шаток.
Иволг узилища тут.
Ум – симулянтом ушам.
У шума шум отнял ум.
И смуту тащил из углов.
Икота школы – примы вокал.
Зал сер черепов.


   Улисса пир. Пенелопа, не жди. Вид же на поле – не припас силу.

В Итаку! Недогон.
Витал по вазам сон.
Движения хитон.
Витка венец. Вагон.
Вино в зените. Стон
от сети, не звонив.
Нога в цене – в актив.
Но тих я и не жив,
дно смазав, оплатив.
Но годен, укатив.

* * *

У чинар бард и спел.
Киль торопит сон.
Верили чепухе про меня.
Йес-с, идол о гениях.
И не женихи тихи.
Тих и не жених я.
И не гол. Одиссей я.
Не морпех у печи ли ревности?
Пороть ли?
Клепсидра брани, чу!

* * *

Улисса пир.
Пенелопа, не жди.
Вон женихам орд наука.
Колет она ли себя?
Око Пенелопа на поле непокоя бесила.
Но тело, как у Андромахи, нежно.
Вид же на поле – не припас силу.

* * *

Мир и мир Пенелоп.
Итаке – репутация.
Воланы тел, иксами – маски Леты.
На лов яиц! Ату!
Перекати-поле.
Непримирим…


   Уж я в смуте,в силе. День недели,свет,ум свяжу.

Он не мал, понедельник.
Яме суток сынок.
А за ним – жанры дня.
Место лебедя ран.
Влетел в ночи бог.
Он неценного бич.
Он влетел.
В наряде бел –
от семян, дыр. Нажми
на законы скоту.
Семя кинь Леде, но пламенно.

Яиц нет. Опишу.
Дела в товар кидало.
Кошкин рот в овале улыбок.
А к сотам улея ню идём.
Откупори, слепень!
Лети на контур крови.
Соси, соси, соси!
Вор крут.
Но канитель не пел сиропу,
кто мёд июня ел.
Ума тоска кобылу ела.
Во вторник – шоколад, икра.
В отвале –
души потенция.

У вод не лакал я мадер.
Сопя, еле-еле
товар я доверил.
Венчались. Не лезли. Потели.
О да! Ну да, в мире вода.
Дебаркадер. Среда.
Краб – еда.
Доверим в аду
надои. Лето.
Пил зелень силач.
Не в лире водяра.
В отеле елея
по средам я лакал ендову.

Кумыса четверги.
В игре, в течении единого –
двоит апатии перо.
Гвалт одинок. Сирене рта
худого духа тренер искони дотла.
В горе пиита патио.
Вдогон – идеи. И не четверги
в игре.
В те часы мук.

Он. Атакую! Он.
Идей он уловил поток.
Сиди, уди.
Но нам – куда?
Звал гиацинт Японии?
Надзор ли мил роз Дании?
Но пятница. Игла в заду.
К Манон! Иду!
И диско-топливо луной
единою укатано.

Бережки невысоко пологи.
Сор по Волге. Лови – не лови.
Даму – за руки. Там –
верзила на левом утоп.
Ноет на правом астеник.
Тени в долине.
По лесу – тише.
Ты не пикни. Суббота в селе.
Сев, а нота-то навеселе.
Сват об бусинки пены
тешит ус.
Ело-пенило. Двинет-кинет.
Самовар-пантеон, пот умов.
Ел анализ ревматику разум.
А диво лениво.
Легло - вопроси!
Голо. Покосы.
Веник жереб.

Еле день надень, неделя едова.
Не скуп я и не сер.
К совета данностям спокоен, мил.
Я – мопс.
Я рта небес поколебал сто врат.
Сигал, фанатик, со скита на флаг.
И стар вот.
Слабел. Окоп себе натряс.
Помяли мне окоп.
Смят сон на дате воскресения.
Пук сена в одеяле. День –
не дань неделе.


   А ну, аскеты, втопчем меч. Пот вытек. Сауна.

А ну, аскеты,
втопчем анкеты.
В зал глянем.
У меня течь.
Лажу ли жечь?
Лажу по живому.
Тени. Локти. Руки.
Нет ума – и миф отчитан знати,
что фимиам у тени курит.
Коли нет умов – и жопу жальче.
Жилу жальче тянем у менял.
Глаз вытек на меч.
Пот вытек.
Сауна.


   Как-то, в лето – хворобы выборов хотел. Вот как.


Накал побед у стад.
Нам мишура – не плоть дубин.
Мечи миров до выборов храним.
А договор – у слуг. А карма лет – иного
погони тела. Мрака гул. Сурово
годами нар хворобы водворим.
И чем-нибудь толпе нарушим
мандат судеб, оплакан.


   Вот наиравен, озверев, я вере в зоне вариантов

Вот, на латыни вера – в куб, в итог.
Я тику мира, заболев,
вот наиравен, озверев, –
венком еретика, раба.
Тик самодуров, сипота –
на вере духов.
Доплаты плёвы, ров суров,
но ведомы дела.
Денницу пактов вознеся,
мандат судив, опутал праздно.
Фантом, как ясенем, увит у стен
и в данности намаза
заманит сон, надвинет сути,
в уме неся, как мот, на фонд зарплату.
По виду стад нам ясен зов.
Вот капуцин недале. Дым одев,
он вору своры вёл.
Пытал подвох у дерева на топи свору.
Дома скита – барак и теремок –
не в вере: в зоне вариантов.
Вело базар и муки тягот
и в букваре вины талантов.


   Плазмоид имён влетел. В нём – идиом залп.

Плазмоид имён
в ауре быта,
в зиянии яня и иня
из ваты беру.
А в нём – идиом залп.


   Я рано, финн, руинами замучен. И не чума – зима. Ни урн, ни фонаря.

У нор тянуло к вере взор.
Ум хлынул к сути.
Вор крут, но кончи. Голо.
Могила тел. По мызам
учил мод ученик уроки.
Душа в конце – не век же.
Не допит сок.
Иду я рано, финн, руинами зимы.
Дыми, зима. Ни урн, ни фонаря.
У дикости по денежке венец,
но квашу дико. Руки
не чудом ли чумазым оплетали?
Гомологично контур крови тускл, уныл.
Хмур, озверев, колун я трону.


   Ничто в ничто у отчин, вотчин


Ничто в ничто у отчин, вотчин –
ничто внесет. И тесен вот чин
хулой у хана. На х.й, олух!
Холоп смотал за златом. Сполох,
пожар и плевел пира жоп.
По лохмам – ум. Умам холоп,
вознес он сень. Несносен зов.
Вор, висельник, кинь лес – и в ров!
Велик, о Русь, сурок и лев.
Вер переплав. Вал, перепрев,
несет ничто, у отчин тесен.
Не сепети. Дадите песен –
и мир, примата мир, прими.
И молви: мир им. И вломи.


   Ум – он зароптал. И плёл Пилат по-разному.


Ум – он зароптал и пал.
Едка креста казни доля.
Отстоен он – суд.
На панику лба катал и Пилат свинец дум.
Латиняне – не няни. Талмуд – цени.
Встали Пилата каблуки на пандус.
Но не отстоял один.
Закат сер.
Как дела, Пилат?
По-разному.


   Ума разлад и колебания латал я и набело кидал за раму

Наморщи нос обидой,
как лет лежанкой.
Окопа дам и жанров.
Но я стёр жанры.
До дна морали
пашу души поля
в имениях усадеб духа.
Вон, сон ума!
Разлад и колебания латал я
и набело кидал за раму…
Но снова худ. Беда.
Сух я, и нем, и вяло
пишу. Душа пила.
Роман до дыр нажрётся.
Он вор нажима да покой окна.
Желтел, как йод, и босо нищ роман.


   Лепи кирпич – он к ночи прикипел


Лепи кирпич – он контур кончит
на ноте блеска. Тешит,
меня вонзив у тентов, тень.
Ликёр пузат, и ну как ясен вере?
Трап времени лгунам-богам убрав,
товары душ и прав товар попутав,
вонзал, горя я яро, глаз, но в вату.
Поправ отвар, пишу. Дыра – в отвар
Бумаг обману, глине мер в партере,
внеся, как унитаз, упрёк.
Иль нет!
Вот нету виз, но вянем тише.
Так сел бетон, антично крут.
Но к ночи прикипел.




   Утро – в косы. Сок во рту.


Утро – в косы. Сор высок.
Утолим химер. Потом –
отражение, шажок,
кожа шеи. Нежа ртом,
отопрем их милоту.
Косы в росы. Сок во рту.


   Тени не метим – и темени нет


Тени не место у корпуса.
Псом, котом именно телу калымь.
Тело звонче.
Выну ли дар?
Тетиве ль лет я есть лук?
Нежу невинности диво.
Но лоно видит сон.
Ниве нужен культ, сеятель, лев.
И тетради луны вечно в золе тьмы.
Лак у лет – он не мимо.
Токмо спасу-проку от семени нет.




   Раб мая, латал я амбар

Ужу балеты тел у мая.
Я не меняла. Мудро вижу.
Иду себе. То духи лавок,
сирен «Тойот» и гама «Нокий».
Еще вали халявы вору.
Следы на край идут с дороги.
Дела, заботы, телекс мечешь.
Но ты раб мая. Арка края,
амбары – тоньше, чем скелеты.
То база, лед и город студий.
Арканы дел суровы. Вяла,
хила вещей икона. Маги
«Тойот» не рисковали. Худо –
тебе. Суди уж, и –
вор думал.
Я, не меняя амулеты,
тела бужу.


   Вещи, дума, культ, услады. Выдал суть Лука Мудищев.


Вещи, дума, культ, услады.
Выдам опыт – раса чище.
Вещи – часа. Рты – помады.
Выдал суть Лука Мудищев.


   Лил дилер пар, апрели длил


Как-то в нашем веке
подарили голод.
Голо, день недодан –
вон он, юмор года.
Небо тени мыли.
Мыто небо тени –
мыто небом. Оду
заведи-ка ты нам
боли ради, лира.
Пар апрели дули.
Бомж мобилу тырил.
И лажали лиры.
Ту ли бомж мобилу,
дилер пара, парил
и дарил обманы?
Так и дева зудом
обе ноты минет.
Обе ноты милы.
Минет обе – надо?
Гром Юнонов – надо?
День недолог? Долог?
Или рад опеке?
Вмешан. Вот как.


   Мол, в марте сом осетрам влом


Колокол гудел.
Ила молодым осетрам!
В марте вопил шакал.
Болел.
Облака шли по ветрам.
В марте сомы доломали
лед углоколок.


   И шорох, мечты по утрам. Ум 8-му марту, опыт – чем хороши?


Не телу раж. Лета.
Март. Опешен. И лежу, нежа.
В уме шорох, мечты по утрам.
Ум, 8-му марту опыт чем хорош?
Ему важен ужели не шепот рам?
А тел жар улетен?..


   Март у опор яро по утрам


Март у опор яро по утрам
лед звонко в окно вздел.
Наг рощи, нищ орган,
ледолому веря, реву, – молодел.

Нем, ал, пламен
  комок
вис, арку зари разукрасив,
и лето пил ходко. Туч чуток –
дохли, потели,
летев и толпяся.
Плоти ветел
и лип
торопко сок пор отпили.
Колок
 и
нежен
 лес ив висел.
И лепет той оттепели, лепет той оттепели,
лед олохматя, там холодел.

И тут, – разинул у низа ртути
лапища зим и защипал
  мороз. Узором
опутал, шла тупо
лава бонзой, озноба вал.

И в те ветви, в те ветви
  пали
колкие феи – клоки лап.
И лазя, сок осязали.
А липа, а липа – пила, пила.

Но лед одел. Он
 тело колет,
  пилит.
Сок в кости лип
зло полз –
 не сок, но еж уже:
он косен,
 колок.
Тут –
  и липу пили,
Лед ел
 ее,
  еж ел – еда на дележе.

Вере дерев,
  надежде –
лед же дан:
Тени же все свежи,
нет
 на реке ран.

В
марте ветрам
ох и лафа!
  Лихо
 мело полем.
Наг рощи, нищ орган –
и древ тихи тверди,
и лоз омыты мозоли.


1979





   Ял Арве – философ, и миф о соли февраля


Ял Арве – философ,
и мило сутен он.
И лоском именит.
Дитя ворон и сов –
и тем томим.
А СМИ, назвав, зазвав,
за ним самим,
отметив оси, норовят
идти не мимо – к соли.
Но нету соли – миф
о соли февраля.


   Митрополит, стило портим!


Митрополит, ев скоромное, бесов во себе теша, перепив, о себе не радел.
Совет ища, тихо сопел у себя – неделями мог.
Об ада часе бредя, тощал.
Петит ища, записывал, стоя еле:
— То ад е.учий, арена сует у нас сану, Теус, а не рай.
И, чу, беда от елея, от славы сипа.
Защитите плащ от ядер беса, чада, Богом имя леденя бесу.
Лепо сохи тащите вослед арене бесов – и перепашете бесов.
Во себе он, морок. Светило портим.


   Имя равняя январями

Гола зима.
Тела.
В мороз валеты тела в гоне.
Жар.
Ветра завидев, городи дела.
Ну, жарки кони –
догола!
Иди, кто скор.
Увидев ноги,
иду, заботя пульс я.
Январи –
насели на дороги,
на лес и на дома.
Забот кору гони,
кури.
Ты без ума.
И не твое: дивана нет, стены-то...
Нагороди дела, зима.
Курю,
равняя январю
руками заледи дорог.
А ноты нет. Стена на видео в тени.
А музе быт и рук и ног –
урок.
То – база, мода.
Ни села, ни города, ни леса, ни...
Равняясь, лупят оба.
Зуди и гон веди в урок.
Сотки диалог, одинок.
И кражу наледи дорог
веди в азарте, в раже ног.
Валеты тела – взором.
Валетами – залог.


   Мажу мира фасад – о-го-го! Вон и Нового Года сафари мужам.


Не дивно мы ли мир бодрим и разим?
Ах, у полян, говорим, хоровод.
Учите, дети, кто сын себе?
Нынче, вон, видите, дым из недр.
О, как я мал! Пиит на монете.
Ревизором, зима, веди.
Мажу мира фасад – о-го-го!
Вон и Нового Года сафари мужам.
И девам – изморози веретено.
Мантии пламя – как орден зимы.
Дети! Дивно вечны, небесны.
Сотките, дети, чудо-ворох миров огня
лопухами зари.
Мир добр, и милым он виден.


   Отче наш, удиви. Душа – нечто?


Отче наш, удиви.
Ждем.
Я еси тело, пиров Твоих улов,
иже щенок аз.
О Тебе-то, небеси не прося ли, сон зову?
Ничтожен, мал, ухожу ли?
Психовал, ан, в огне пылав.
И глодал зла долги.
Валы пен, говна лав ох испил.
Ужо хула мне ж.
Отчину возносил я.
Сор, пени – себе.
Но Тебе-то закон.
Еще жив олух Иов.
Твори полет
и сея мед,
живи,
душа Нечто.


   И сор – пир. Бак еды – тебе. Ты декабри проси.


Во декабре, в тени, кто манит нас?
Еда.
Дал хлеба бы, да долог тени морок.
Сени мороз уделал,
петли не мазав, делав лепет.
А в декабре – зимы десант.
И чуму недолог шанс.
Руки город – на гроб.
Иго попутно лун.
И кто декабрем умрет?
О, зимы! Дымы, дымы.
Дым изотерм умер.
Ба! кед откинул он. Тупо погиб.
Орган дорог и курс наш голоден.
Умучит нас еды мизер.
Бак едва тепел,
вал едва заменил тепла
лед узором.
И нескоро минет голода дыба,
бел хлада десант,
и нам откинет верба кедов.


   Ведя игру, рихтовку рук – вот хирургия дев


Вогнал фасон я в облик. Вот хирурги!
У девки лба комок обилен.
И свес. И носа флаг у рта.
На фланги гнал фанат.
Ругал фасон и, сев, синел.
И боком ока блик.
Веду игру рихтовки лбов я, носа, флангов.


   О лесе верб я, о ноябре – весело


Вот разума пустоты, пот и семя.
Окоп у тени. Бар как дар.
Но дарит ум он музе. Буду сыт?
Супы, да снова голод?
А лес-то –
нищ, нежно гол.
И рад узором верб я.
Он волен метром, юмор.
Темнело в ноябре.
В мороз ударило.
Гон женщин от села
до лога. Вон
сады пусты.
Суду безумному тирад он рад,
как раб. И нету
покоя. Месит опыт
от супа муза ртов.

Тирада – даром.
Юноша нечто нес о осени.
Не видя сладу, видя телик.
Вот нем уж я.
Высок он, юмор дум.
О лесе верб я,
о ноябре весело-мудром. Юно косы
вяжу ментовки лет.
Я диву дался. Дивен
и несоосен Отче наш.
Он юмор ада дарит.


   На парусе небес себе несу рапан


На парусе небес –
Селена-барабан.
На барабане лес.
Себе несу рапан.

Селена-барабан
Накат слила небес.
Себе налил стакан
На барабане лес.



   Еле свербят ковыли, милы в октябре в селе


Мох мимолетен и вор он имен.
Млад коростель на лету.
Молод и я – мал, пленен.
Горе во клетке не жрет.
Стерпит утрату. Дубы –
долом, а лес инда нем.
Их имена. На коне.
Выпил. Водяра лила.
Мухи летали. Стакан
выну, ликеру дам.
Он как мастика руке.
Ладили косы в овин,
верили саге пиров и
дар тут усвоили чар.
Музы милы в октябре.
В сале тылы. То тылы
тела свербят. Ковыли
мызу мрачили. Овсу
тут рад и вор и Пегас.
Или ревниво высок,
или далек у ракит,
сам – как номад. У реки
луны внакат. Сила тел
их умалила. Рядов
липы венок, а на нем –
их имена. Дни села
молоды будут. А ртути
прет стерженек. Тел ковер
огнен. Ел пламя и дол.
Омут, елань, лет сорок...
Дал мне минор. О вине –
телом и мхом.


   Нем иероглифов куб


Нем иероглифов куб.
Ладно и черно он нем.
Именем иго, рода
тел перепутав. Хотя
доводы плоти в аду,
тело пудово толпы.
Договор – фатум. Смоги.
Город – могила вратам.
Годы мотали плоты.
Плоти миров не лепи –
нем иероглифов куб.
Липок и черен закон.
Тупо, попутно казне,
речи копил буквофил.
Горе имен и пелен –
вор ими толпы толпил.
Атомы догмата рвал
игом дорог, игом смут.
Афро. Во годы плотов
оду полету дави.
Толпы доводят охват
у переплета дорог.
Именем именно он
речи он дал, буквофил,
горе имен.


   И чо тяте в сентябре? В сене раж, а на жаре – не свербят, не светят очи.

У нивы дол питал
прогалинам урон.
В воде, мадере – чад.
Зал коз, ума тоска.
Унять леча кота,
надуть несмеян ворон
во говоре могли
бедой и негодяи.
Не лета тип у мух –
яиц нет, не свербят.
Не свят я в сентябре.
В сентенциях уму
питателен и яд.
О гений, о дебил,
гомерово говно.
Ровняем: сень – туда,
на то – качель тяну.
А к сотам узок лаз.
Да череда медов
в нору манила гор.
Плати: плоды – вину.


   Забыл гигант еду богов


Луна. Кино. Стена. Кого?..
Катил день на день, лип отвар.
Компот, сироп, от бед устав,
хотел. Кошмар дари луна.
Титан, варнак, и лев, и маг –
он пил и ел. Звала – желал.
Забыл гигант еду богов.
И жрав, тощал. Полил о плащ
отвар живого. Будет наг.
И глыба зла лежала в зле.
И лип ногами великан.
Равна титану лира драм.
Шок лет, охват судеб, топор.
И – стоп! Мокра в топильне дань.
Не дли такого. Канет сон.
И канул.


   У джиу-джитсу гвалт. Утл август. И жду, и жду...


Сей и городи. Икару дыры
дарим, а не верим. Вот и свора.
Вот и фото факту: шар им утл –
августу, балету. Я учу
идучи дорогу джиу-джитсу.
Гвалта пик, чело, колечки патл.
Август...
И жду, и жду...
Городи, чуди, учуя у
тела бутсу. Гвалт – у мира. Шутка.
Фото фитоваров. Сито в мире.
Вена мира. Дыры, дураки
и дороги. Йес...


   О Шопене - чисто культурно


Я ему:
«Икс во себе – ща вот не тереби.
Не лети на мне.
Телу коряво нонче.
Вот не пошалим-то в унисоны вам.»
А тот:
«Тише. Тянем ноту тенорком.»
Тенор-то тенор. Командор!
А мамзели не тешит.
Он-то полезен, мил отечески.
Лев звуку. Забот вол.
Еды не ел, копил пособие, бес, и курв не жал бедно.
А пил натур-вино, но в откат от шика.
Так и доселе – бард у халата вон, себя нежа.
Вот Шопен мне пошто важен?..
Я бесновата, лахудра, белесо дика...
Так и што?
Так то вон они врут. Ан, липа!
Он-де, блажен, в руки себе ибо сопли поклеены.
Делов-то: базуку взвел – и к сече.
То ли мне зело потно?..
Тише тени лез...
Мама-родна, мокро!
Не то тронет!
Мокро!
Не тут он меня тешит-то! – там.
А!.. выноси!.. Ну вот, мил...
...А Шопен-то? - вечно нов, ярок, улетен, манителен.
И берет, енто, ваще бесовски.
Умея.


   Мелю и мелем июлем


Накал!
По-иному – и повода нет.
Селена таскала в зените
два тела в отеле.
Но тело – не тело,
и лило
милым июлем.
И луг и фигули отеля –
июлю.
Июли.
Палили пилюли.
Пилюли пилила,
пилю и юлю.
И я лето, и луг, и фигули мелю.
И мы ли молили о лете?
Но лето – не лето.
Валета
в детине звала к сатане...

Лестен адов опиум.
Он и оплакан.


   Культя мешала швее в шалаше мять лук


Шалаш.
И лука кули.
И швея, лук у куля евши.
Уж и вонь лука. Кульно, вижу!
Но рук – урон.
Укурил и лапой ели бедро вор-дебил ей опалил и руку.
Культя мешала швее в шалаше мять лук.
Ах, и так ведь девка тиха.
И не лопотала-то по лени.
О да, ноне, евши, не ломати тамо лени швее. Но – надо.
О да, надо:
мять лук культям,
и мять лук культями.
Как иначе, лень не леча? Никак.


* * *

На жокее вша.
На шалаш, улан!
Ал у шалаша
на швее кожан.


* * *

У жокеев шили швеи.
Хилы блудом, моду чтили.
Сутки древности претили.
Терпит сон, вердикт усилит
чудом моду. Лбы лихие
вшили швее кожу.


* * *

Мокрица – за лес, и видели липу.
Лик туши да рвоту швее.
Сира факира пиля, мяли парик.
А фарисеев шутов ради шутки лупили.
Леди висела за цирком.


* * *

Мимо дев – швее калым.
Мы водяру – рядовым.
Мы лакеев – шведом им.

И швее – ни-ни, не евши.
И швед – одевши. Швед – одевши!


* * *

Мила швее мзда.
Сад зудом маним.
И нам – мод узда.
Сад змеев. Шалим.


* * *

Веды нам – о роке.
Вето року, вето!
Рок у Виев. Шумен
омута фужер.
Умеряя шорох,
даме он запел.
Я не пел хореев.
Шансы сна – швее.
Рохле пеня лепа,
зноем ад хорош.
Я ярем урежу.
Фатум он. Ему
швеи в укороте.
В укороте век.
О романы дев!


* * *

У рвения-то, вижу, мены тон.
И черт сводил шаля.
Не мена душ, а мена душечек –
у рвения и духа.
Душа, меня мани, юна, веди!
Холоп, стило!
Готов уж я.
Высок он, юмор. Дни лицеев, школы. Буен я.
Не убыло! К швее!
Цилиндром юно косы
вяжу.
Вот оголит сполох, и дева ню.
И нам я не машу.
Да, худ и я. И не в руке чешу.
Да, не машу!
Да, не менял, а шли до встречи.
Но ты не муж.
И вот я.
И не вру.


* * *

Я – Рим.
Я – Мерв.
У карт евреев шпик я.
Единовер евреев. И немел, Пилат.
У пантеона знати – турок.
Атилла, галл.
И так ору – титан заноет.
Напутали племен.
И веер вере – вон!
Идея кип – швее.
Рвет раку время.
Миря.


* * *

Жил. Еду хотел. Пищу.
Вижу руку на хвосте.
Ед основа – кулики.
Голод метил закрома.
Киев. Шухер. Голо. Грех.
У швеи каморка – злит.
Ем. До логики лукав,
он содеет сов хану.
Куру живу щиплет.
Охудели ж…


* * *

Маг я дур.
Тепло толпе.
Трудно.
Лето прохиндеев.
Шили радуге банты.
Поколесили дурооси.
Соорудили село копыт.
На бегу дарили швее дни.
Хор потел.
Он дур тепло – толпе, трудягам.


* * *

И чо нам ад?
Вор эпохи спондеев шалил.
Усопла швея до гениев.
Шут у швеи негодяев шал.
Посулила швее дно психопэров
дама ночи.


* * *

Розариев шикарности радеет.
А зло зело.
Вопрос, скорее, в шансе трав.
Сам рак имеем змеем!
И карма свар тесна швее.
Рок ссор по воле зол затее дарит сон:
рак и швеи разор.


* * *

Х.р геев шансонетка вылижет.
Евросекс отведав, арбалеты надраит.
И нет вам за гроши ни ниш удач у луча души, ни ниш оргазма.
В тени тиар даны тела браваде.
В тоске сорвете жилы.
В акте нос.
На швее грех.


* * *

Дебил, амуров кто ломил по сути луки.
Дари швее шансон – не речи.
Не то, пират, суди, вопи, ломи, моли,
по виду – стар и потен.
И черен нос.
На шее вши.
Радикулит.
Усоп ли, мол?
От кворума ли бед?


* * *

Я ел.
Едва ли сыт я евши.
Е.у швею ли в Анапе – лень.
Лежу ли сутенером в море – нету сил.
Ужель нелепа на Вилюе в шубе и швея?
Ты, сила, в деле? Я?


* * *

Хам у швеи.
Хитин, дрожа, мужал.
Коптил элит этил элит умы.
Мутил элит этил элит поклажу.
Мажор.
Дни тихие в шумах.


* * *

Имя и не дари.
Имя и не ломи.
Мачо не беси, дева.
Звон у дев – ведьме сила.
Швее молот – раб мачо.
Но пеки теремок, Торквемада,
даме в кротком еретике
по ночам Бартоломеев.
Шали. Семь дев, ведунов
заведи себе ночами.
Молениями и радениями.


* * *

Так-то! В море код.
Море света, хвори свора.
Срок, ударя мимо лет.
Мы лихие вшили шеи.
Хил мандат с умом у стад.
Нам лихие шили швеи.
Хилым телом им я рад.
У корсаров сиро в хате.
В сером доке – ром в откат.



   Меню и ню, и юн июнем

     --- 1 ---

Меню и ню имеем.
Залазя в секс, отвянем.
А не жена меня
в тоске связала змеем.
И юн июнем.

     --- 2 ---

Я ню.
И он. И кончит
нагим.
Не видите – дети?
В руке шар, а бубен опашут.
А лет одежонку сменят.
Свату подобен июнь.
Липу – на пильню, и небо допутав,
стянем сукно же до тела.
Туша по небу – барашек.
Урвите, дети, дивен миг.
Антично кино июня.

     --- 3 ---

А ноги – к шару дынь.
Ловите дыни, дети роз, арен.
Они, кого кино небес манит,
усопнут. Локоны дарим
июню. Им
и рады. Но колтун,
по сути, – нам, себе.
Но никого кино не разорит.
Едины дети.
Вольны, дурашки гона.

     --- 4 ---

Адам и Ева.
Аве им ада.


   Наган

Наган. И дол охоте дан.
Руда на облаке. Маня,
руно, плыви, томя меня.
Руно, кипи! Кантино гор
проникнет свеже в стенки нор,
прогонит накипи конур.
Я нем, я мот – и выл, понур.
Я намекал... Боа на дур
надето. Холод и наган.


   У дур паникер. У реки, на пруду.

У дуба – заката атака. Забуду
у дуба лахудру, бурду, халабуду.
У дуба ли воля? Лови лабуду
у дур, паникер. У реки, на пруду.